<<
>>

§ 2. Субъект познания

В процессе познания необходимо выделить роль субъектив­ного фактора, т.е. те компоненты знания, которые невыводи- мы из объекта познания, но которые могут быть объяснены особенностями познающего субъекта.

Некоторые мыслители прошлого были склонны абсолютизировать роль субъекта в познании. Например, И. Кант утверждал, что наше знание складывается из того, что мы воспринимаем посредством впечатлений, и из того, что наша познавательная способность дает от себя самой. При этом Кант понимает субъективность познания как такую способность, благодаря которой не субъект, познавая, открывает объективные законы, а, напро­тив, объект становится познаваемым по законам субъекта. Свою точку зрения Кант сравнивает со способом мышления, аналогичным гипотезе Коперника. (Напомню, что Коперник перевернул привычное видение мироздания, рассчитав мате­матически, что не Солнце вращается вокруг Земли, а, напро­тив, Земля вращается вокруг Солнца).

В познании субъект и объект противостоят друг другу как постигающее и постигаемое. В процессе познания объект включается в опыт субъекта, отображается в нем. Объект не­зависим от субъекта, так как его существование не опреде­ляется только тем, что в данный момент он является пред­метом познавательной деятельности человека. Но и субъект относительно независим от объекта, поскольку его деятель­

ность активна, осмысленна и произвольна (в смысле свобо­ды его воли относительно выбора объекта познания и стра­тегии его осуществления). Поэтому в объекте всегда остает­ся нечто непознанное субъектом, а результат познания отмечен субъективными способностями познающего.

Поскольку познание возможно лишь на основе уже име­ющегося знания, постольку субъектом познания является че­ловечество в целом. Поэтому и продукты познания обнаружи­вают свою зависимость от родовых характеристик человека, его познавательных способностей, а также тех структур сознания, которые обусловливают формы познавательной деятельности, сохранение и трансляцию знаний последующим поколениям.

К числу неустранимых атрибутов знания, обусловленных че­ловеческой природой, относятся вера, убеждения, понимание, установка, этические аспекты и познавательные традиции. Их влияние обнаруживается во всех видах знания.

Вера предполагает, во-первых, способность признавать адекватность своих чувственных образов вещам и явлениям, а во-вторых, признавать в качестве истинных и не требую­щих обоснования те знания, которые получили выражение в письменных или устных высказываниях. Различают раци­ональную и иррациональную веру. Последняя является не­обходимым условием религиозного постижения ее объекта.

Убеждения — качественная характеристика знания, вклю­чающая твердую уверенность в его истинности, на основе ко­торой формируются потребности и ценностные ориентации личности. Убеждения являются регулятором сознания и по­ведения личности, они побуждают ее действовать в соответ­ствии с обусловленными ими ценностными ориентациями. В процессе познания убеждения играют положительную роль, поскольку позволяют исследователю защищать открытые им факты или концептуальные схемы, пробивать им дорогу. Но убеждения могут быть и консервативной силой, препятству­ющей становлению нового знания.

Установка — готовность, предрасположенность субъек­та к восприятию будущих событий и совершению опреде­ленных действий по отношению к ним. Она является осно­

вой его целесообразной активности. В познании установка дает о себе знать в выборе предпочтений относительно объек­та познания, способов познания и характера интерпретации полученного эмпирического или теоретического знания.

Познавательные традиции. Традиции — элементы соци­ального и культурного наследия, сохраняющиеся и переда­ющиеся от поколения к поколению. Познавательные тради­ции складываются исторически и могут иметь различные проявления: предпочтения в выборе объекта, способов по­знания, отношение к инновациям, место науки и ученого в социальной иерархии и т.д.

В процесс познания включены все духовные способно­сти человека: воля и фантазия, сознательное и бессознатель­ное, интуиция и мышление, чувства и разум.

В «Краткой фи­лософской энциклопедии» (М., 1994. С. 349) познание определяется как «усвоение чувственного содержания пере­живаемого, или испытываемого, положения вещей, состо­яний, процессов с целью нахождения истины». В этом оп­ределении, как видим, выделяется прежде всего чувственное

познание.

Чувственное познание

Чувственное познание осуществляется в не­посредственном взаимодействии человека с внешним миром. Его результатом являются

наглядные образы вещей и процессов, доступных для их вос­приятия органами чувств. Простейшая исходная форма чув­ственного познания — ощущения. Они — единственный источ­ник знаний человека, обеспечивающих его непосредственную связь с миром. В XIX в. было экспериментально доказано, что свойственная конкретным органам чувств специфическая ре­акция вызывается любым стимулом — как специфическим, так и неспецифическим. Так, луч света либо механический или электрический раздражитель глаза вызывают одну и ту же ре­акцию — ощущение света. Получается, что источником ин­формации о мире являются свойства органов чувств или моз­га, а не свойства объекта. Последующее развитие науки показало несостоятельность этой точки зрения, вошедшей в

историю как «физиологический идеализм». Действительно, образ ощущений формируется в зависимости от органов чувств. Но строение органов чувств соответствует физическим характеристикам объекта восприятия, представляет собой спе­цифическую модель внешних воздействий, и именно тех, ко­торые жизненно важны для человека как живого существа. Однако между свойствами внешнего мира и ощущениями не существует тождества. Есть ощущения, являющиеся прямым порождением физико-химических свойств природы (обоня­ние, вкус). Существуют ощущения, косвенно свидетельству­ющие о физико-химических свойствах воспринимаемых объектов. (Например, ощущение белого цвета — результат вза­имодействия органа зрения и всех волн спектра света, а ощу­щение синего — результат разложения луча и выделения одной из его волн).

Названные свойства ощущений позволили английскому философу Нового времени Джону Локку выделить первичные и вторичные качества.

Под первыми он понимал такие чув­ственные образы, которые возникают непосредственно под влиянием внешнего мира и принципиально не отличаются от него. Под вторыми — чувственные образы, являющиеся результатом активности органов чувств и отличающиеся от свойств воспринимаемого предмета. Подчеркнем, что кон­цепция первичных и вторичных качеств не только проясни­ла некоторые аспекты познавательного процесса, но и со­здала дополнительные гносеологические проблемы. Суть проблемы состоит в том, что в локковском понимании не существует первичных качеств, существуют только вторич­ные качества, и это убедительно доказал Джордж Беркли. Он подчеркивал, что и объем, и форма предметов (качества, ко­торые Локк считал первичными) не даются в наших ощуще­ниях в их истинном виде: стол, который мы видим под оп­ределенным ракурсом, не имеет форму прямоугольника, а имеет форму неправильного четырехугольника. Его размер больше, если мы воспринимаем стол с близкого расстояния, и меньше — если мы воспринимаем его с далекого расстоя­ния. Это показывает, что образы ощущений в принципе не­

отделимы от особенностей человеческой чувственности, не­сут на себе печать субъективных способностей человека.

Ощущения — продукт взаимодействия человека и приро­ды и генетически, и процессуально. Об этом свидетельству­ют, в частности, пороги ощущений: нижний порог — мини­мальное воздействие, воспринимаемое органами чувств; верхний порог — максимальное воздействие, лежащее на грани болевых ощущений; дифференциальный порог — спо­собность установить минимальные различия воспринимае­мых воздействий.

На основе ощущений строятся восприятия, т.е. целост­ные чувственные образы, возникающие при непосредствен­ном взаимодействии органов чувств человека с внешним миром. Восприятие целостно и осмысленно. «Глаз «видит» даже отсутствующие детали, если они по смыслу подходят к общей картине, а если какие-либо детали не имеют смыс­ла, он их не видит»,— так характеризует эту особенность восприятия современный английский ученый и философ М.

Полани (В кн.: Личностное знание. На пути к посткри­тической философии. М., 1975. С. 201). В восприятии син­тезируются разнообразные ощущения и сознание, основан­ное на вовлечении нового впечатления в систему уже имеющихся знаний. Поэтому психологическим механизмом восприятия является распознавание образов. Это предпола­гает наличие некоторых знаний, чувственного опыта, а так­же перцептивного научения, т.е. формирования навыков организации разрозненных впечатлений в некое единство.

Установлено, например, что восприятие контурных рисун­ков знакомых предметов или даже их фотографий оказывается весьма затруднительным для представителей племен с низким уровнем развития. Антропологи убедились в условности и слож­ности того класса знаков, которые возникают в процессе раз­вития живописи или фотографии. Контурный рисунок собаки на белой бумаге вызывают ассоциации, весьма сильно отлича­ющиеся от тех, которые возникают при зрительном восприятии реальной собаки. То, что для цивилизованного человека совер­шенно недвусмысленно представляется лошадью, представите­

лю племени банту может показаться чем-то таинственным. Это говорит о том, что формирование способности восприятия обусловлено не только генетически, естественным развитием человека как живого существа, но и социально. Так, практичес­кая деятельность приводит к преимущественному совершен­ствованию тех видов восприятия, которые ее обслуживают. Ткач различает до десяти оттенков черного цвета, а музыкант улав­ливает тончайшие нюансы звучаний. Увеличение разрешающей способности восприятия имеет также техническое обеспечение. Благодаря открытиям в науке и технике создается возможность улавливать чрезвычайно удаленные геологические колебания, фиксировать изменения температуры тела в 0,0001 градуса, об­наруживать присутствие человека на расстоянии 0,5 км только благодаря излучаемому им теплу, а электронный микроскоп способен увеличить изображение предмета в 2 млн. раз, что по­зволяет наблюдать некоторые молекулы.

Представление — чувственно-наглядный образ, свобод­но сохраняемый в памяти и произвольно (или непроизволь­но) воспроизводимый в сознании.

Сохраняя своеобразие индивидуального опыта, представления тем не менее содер­жат в себе момент обобщения. Это позволило немецкому философу Гегелю (1770—1831) усматривать в представлении границу между созерцанием и мышлением.

Таким образом, чувственное познание, обеспечивая связь сознания человека с внешним миром и являясь единственным источником наших знаний о мире, создает необходимые пред­посылки получения знания. Можно ли на этом основании ут­верждать, что оно является безошибочным, самодостаточным и способно составить базис всех других видов знания?

В истории философии существовал взгляд на чувствен­ное знание как на главную форму достоверного знания. Сен­суализм стремился вывести все содержание знания из пока­заний органов чувств. Следствием такой концепции явилось недоверие к теоретическому знанию и в конечном счете к познанию вообще. Неслучайно виднейший представитель этого направления Джон Локк (1632—1704) вынужден был признать, что уму присуща спонтанная сила, не зависящая от

опыта. Действительно, роль чувственного знания, несмот­ря на его значимость в познавательном процессе, не может быть абсолютизирована по следующим причинам. Во-пер­вых, оно является осмысленным и, следовательно, не может быть обособлено от рационального. Во-вторых, оно может быть ошибочным (возможные ошибки восприятия установ­лены и объяснены психологией) и, следовательно, не может рассматриваться в качестве базисного. В любом случае чув­ственное познание необходимо дополняется и получает свое завершение в рациональном.

Рациональное Рациональное познание покоится на спо-

познание собности логического мышления. Оно

включает в себя два типа логического мышления — рассудок и разум. Рассудок — тип логического мышления, который оперирует данными опыта в пределах сложившихся знаний в строгом соответствии с установлен­ными правилами. Рассудку присуща жесткая определенность, строгость утверждений, тенденция к упрощению, формали­зации, схематизму. Рассудок приводит знания в систему и способствует приспособлению человека к стандартным усло­виям, в особенности при решении утилитарных задач. Ему свойственна негибкость, категоричность, неспособность выйти за рамки четко определенной задачи.

Разум производит знания более глубокого и обобщенного характера. Он схватывает объект в единстве противоположно­стей, ему свойственна гибкость, он обеспечивает получение нетривиальных, нестандартных, творческих решений. Разум способен анализировать не только данные чувственного опы­та, но и подвергать суду критики собственные решения. Основ­ное отличие разума — выход за пределы, ограниченные позна­вательной задачей, внеутилитарность и новизна результатов. Важно, однако, подчеркнуть, что рассудок дополняет разум, выполняя рутинную нетворческую работу мышления.

Рациональное познание наиболее полно выражено в мыш­лении. Мышление — процесс познавательной деятельности, для которого характерны создание обобщенных, опосредованных

образов действительности. Оно опосредовано чувственным познанием и опирается на опыт (в том числе и осмысленный ранее). Благодаря мышлению человек отвлекается от конкрет­ного многообразия явлений и выявляет присущие им общие и существенные признаки. Оно осуществляется в теснейшей связи с языком, выполняющим функцию инструмента мыш­ления, и речью, в которой мысль воплощается. Основные фор­мы мышления — понятие, суждение, умозаключение.

Понятие — узловая форма мышления, отражающая кон­кретно-всеобщую природу или «общий тип» определенного рода явлений, синоним понимания сути дела. В понятии мыслятся предметы, свойства и отношения между ними в их общих существенных признаках. Понятие — исходный мо­мент движения мысли, создающий «стартовые условия» все­го мыслительного процесса. Формированием обогащенного, развернутого, развитого понятия завершается мыслительный процесс, обобщив ряд суждений и умозаключений.

Суждение — форма мышления, в которой отражается связь между предметом и его признаком, между предметами или факт их существования. Грамматически суждение выражается в по­вествовательном предложении. Его особенностью являет­ся то, что суждение имеет истинностное значение, т. е. как бы претендует на установление истины. Однако в суждении может быть выражена и истина, и заблуждение; и правда, и ложь.

Умозаключение — логическая форма выводного знания, состоящая в переходе от некоторых исходных суждений к новому знанию, вытекающему из этих суждений, являющих­ся его основанием.

Роль рационального познания абсолютизировал раци­онализм. Его представители (Декарт, Лейбниц, Гегель и др.) утверждали, что всеобщие истины невыводимы из содержа­ния чувственного опыта, а могут быть почерпнуты только из мышления. Несостоятельность такой односторонней оценки отмечали многие мыслители. Например, Кант подчеркивал, что ни одну из познавательных способностей человека нельзя преувеличивать, так как без чувственности предмет не был бы нам дан, а без рассудка ни один нельзя было бы мыслить.

Личностное В познании есть момент узнавания (рас-

знание познавания образов) и открытие неизве­

стного. Познание как бы распадается на воспроизводство и укрепление старого знания (узнавание) и производство нового. Распознавание предполагает иден­тификацию познаваемого объекта с предшествующим опы­том, а установление различий между ними создает предпо­сылки приращения знания. Отсюда — роль личностного знания в познавательном процессе. В истории философии его значение долгое время не исследовалось. Традиционно считалось, что объективность результатов познания требу­ет абстрагирования от личностных моментов. Современная гносеология учитывает роль личностного знания, психологи­ческих факторов и механизмов его производства. Английский ученый и философ Майкл Полани (1891-1976) посвятил одну из своих работ преодолению ложного идеала деперсонифициро- ванного знания как якобы единственно объективного. Его кон­цепция неявного знания строилась на предположении, что су­ществуют два вида знания: одно знание концентрируется на понимании предмета как целостности, которая не зависит от нас и наших потребностей; другое знание исходит из представ­ления о том, какой цели исследуемый объект служит в составе той целостности, частью которой является сам познающий субъект. Второй вид знания Полани определял как неявное. Именно неявное, скрытое знание является основанием логи­ческих форм познания, утверждал Полани. Названные два вида знания — центральное, или явное, и периферическое, или неявное, находятся в отношениях дополнительности. Эмпири­ческий базис неявного знания составляют неосознанные вос­приятия и ощущения. Благодаря тому, что информация, по­лучаемая через органы чувств, значительно богаче той, что проходит через сознание, человек знает больше, чем может сказать. Неявное знание личностно и любой термин науки на­гружен неявным знанием, имеет не только объективное зна­чение, но и личностный смысл. Полани подчеркивал, что, «бу­дучи человеческими существами, мы неизбежно вынуждены смотреть на Вселенную из того центра, что находится внутри

нас, и говорить о ней в терминах человеческого языка, сфор­мированного насущными потребностями человеческого об­щения. Всякая попытка полностью исключить человеческую перспективу из нашей картины мира неминуемо ведет к бес­смыслице». {Полани М. Личностное знание. На пути к пост­критической философии. М., 1985. С. 20.)

В качестве личностных факторов, формирующих позна­вательный образ, Полани называет личностную избиратель­ность и индивидуальные особенности восприятия. Суще­ственное место занимает и эмоциональная составляющая процесса познания: «Личностная причастность познающего субъекта тому процессу познания, которому он вверяет себя, осуществляется в порыве страсти... Поэтому попытка элими­нировать человеческую перспективу из нашей картины мира ведет не к объективности, а к абсурду». (Там же. С. 299).

Исследование познавательных возможностей человека опрокинуло традиционную точку зрения и на отношение между чувственным образом и объектом. Философы руко­водствовались представлением, что мир и его образ в нашем сознании тождественны. С развитием философской мысли и накоплением знаний все более актуальным становился вопрос о границах познавательных возможностей человека: что человек знает и что он может знать о мире. Это вопрос об отношении между осознаваемым и осознанным. В Новое время вопрос о познавательных способностях человека за­нял центральное положение в теории познания. Например, Фрэнсис Бэкон указывает на врожденные особенности чело­веческого восприятия действительности как на причины, препятствующие адекватному познанию природы. Он назы­вал их «идолами», которые делают человеческий разум по­добным кривому зеркалу, смешивающему собственную при­роду и природу вещей. Бэкон отмечает также плохое или неправильное использование слов, которое приводит людей к смятению и вызывает споры, создавая помехи познанию.

Значительное влияние на исследование субъекта позна­ния оказали труды Локка. Его последователи — Беркли (1685—1754), Юм (1711 — 1776) абсолютизировали субъектив­

ный момент в познании. Критика познавательных способ­ностей человека, с одной стороны, стимулировала исследо­вания в области психологии восприятий, ощущений, мыш­ления, а с другой — была основанием многообразных форм гносеологического скептицизма. Например, английский философ Д. Юм утверждал, что человек не может выйти за пределы своего чувственного опыта и, значит, не может оце­нить результаты познания, определить их истинность или ложность. Разделяя названные взгляды, И. Кант исследовал познавательные способности человека и обосновывал зави­симость результатов познания от человека как субъекта по­знания. Образ мира, складывающийся в нашем сознании, соответствует формам восприятия и мышления, свойствен­ным человеку. Они имеют доопытное (априорное) проис­хождение и способны лишь сообщать нам о существовании ноуменального мира. (Под ноуменальным миром Кант по­нимает предельные основания бытия). Именно в отношении решения метафизических (т.е. общефилософских) вопро­сов Кант выражает свой скептицизм. Ведь в этом случае мы стремимся постичь непостижимость, утверждает Кант. В XX в. идеи Канта были критически переосмыслены в одном из влиятельных философских течений — феноменологии. Вслед за Кантом, различавшим явление предмета в созна­нии и его сущность, виднейший представитель этого на­правления Гуссерль раскрыл особенности познавательных способностей человека в понятиях «феномен», «интенцио­нальность», «интерсубъективность» и других. Понятие «фе­номен» означает явление предмета в сознании. Феномен не тождественен сущности, поэтому познание предполагает переход от явления к сущности. Гуссерль полагает, что по­стижение сущности возможно в силу интенциональности человеческого сознания, т.е. направленности сознания на объект. Интенциональность есть «чистая» структура созна­ния, свободная от индивидуальных, национальных или ра­совых характеристик. Это своеобразный мост, соединяю­щий субъект и объект. При этом объект нашего сознания обладает некоторой постоянной бытийной значимостью, в

то время как модусы нашего сознания изменчивы, транс­формируя и смыслы того объекта, на который оно направ­лено. Тем не менее многообразие наших переживаний це­лостно, едино и «самотождественно», поскольку всякое сознание есть сознание моего Я. Таким образом, возмож­ность познания и в значительной мере его результаты поко­ятся на способности человека к непосредственному созер­цанию. Познав эти акты сознания, мы познаем и мир. По существу Гуссерль абсолютизировал роль рефлексии как единственно возможного пути эффективного познания.

Подведем итоги. Анализ познавательных способностей человека показывает зависимость результатов познания от строения и возможностей органов чувств человека и его мышления. Образ мира неотделим от субъекта. Он всегда есть мир в его человеческом, антропоморфном облике, со­размерен человеку. Не случайно для философии вопрос об отношении человека к миру выступает как отношение двух равных величин. Исторически сменяющиеся знания о мире отражают эволюцию человечества, в то время как мир оста­ется относительно неизменным.

Современная наука раскрывает реальную связь ощуще­ний и восприятий человека с объектом познания. Возникшая сравнительно недавно эволюционная эпистемология показыва­ет: наши познавательные возможности основываются на врожденном аппарате отражения мира, формирование кото­рого совпадает с возникновением жизни. Способность полу­чать и накапливать информацию присуща всем живым суще­ствам. Все известные науке живые существа снабжены системой доопытных, врожденных познавательных структур, которые развивались в процессе эволюции всего живого, в том числе и в ходе родовой истории человечества. Поэтому субъективные структуры познания соответствуют реальнос­ти, хотя бы частично согласуются с объектом, так как они были выработаны в ходе эволюции и обеспечивали возмож­ность выживания человека как живого существа. Следова­тельно, и ответ на вопрос, обладает ли человек необходимы­ми способностями к познанию, может быть утвердительным.

<< | >>
Источник: Бучило Н.Ф., Чумаков А.Н.. Философия: Учебное пособие. — М.: ПЕР СЭ,2001. - 447 с.. 2001

Еще по теме § 2. Субъект познания:

  1. VII.1. Субъект и объект познания
  2. 1. Познание как предмет философии: единство субъекта и объекта, многообразие форм
  3. § 5. Субъект и объект
  4. Субъект и объект
  5. ГЛАВА 16. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, СУБЪЕКТ, ОБЪЕКТ
  6. 2.1 Проблема познания в классической и неклассической теории познания. Понятие рациональности и ее исторические типы
  7. 1. Человечество как субъект истории
  8. YII.2. Этапы процесса познания. Формы чувственного и рационального познания
  9. Тема 12. Движущие силы и субъекты исторического процесса
  10. Познание как процесс отражения объективного мира сознанием человека представляет собой единство чувственного и рационально­го познания.
  11. § 3. Производительные силы и производственные отношения как факторы развития общественного субъекта труда
  12. Предпосылки познания. Чувственный уровень познания
  13. Теперь хочется привлечь внимание читателя к «неразберихе», I царящей в психологии с терминами «деятельность» и «субъект». I
  14. Лекция четырнадцатая Работа С. Л. Рубинштейна «Человек и мир» как пример выхода к философским основаниям психологии. O понятиях «субъект», «объект»
  15. § 3. Личность как движущая сила общественной жизни, как субъект истории
  16. Лекция одиннадцатая Продолжение размышления об антропогенезе. Неолитическая революция и вырождение отношения «Человек—Мир» в отношение «Субъект—Объект»
  17. Лекция девятая Новоевропейское общество как фаза филогенеза личности. Субъект-объектное отношение. Предметная деятельность. Новоевропейский рационализм. Материализм и идеализм. Общественное разделение труда