<<
>>

Современность, история и будущее человечества. Глобальные проблемы.

Наше время и ложный объективизм

Сейчас стало чуть ли не правилом хорошего тона ругать наше время, говорить о его тяжестях и т. д. и т. п. В основном ругают те, кому за 50-60 лет.

Здесь мы сталкиваемся с феноменом ложного объективизма. Этот феномен возникает в ситуации, когда человек, ориентируясь на объект, объективную реальность, ста­рается вытравить из своего сознания всё субъективное, как бы вычесть себя из реальности. Такая позиция приводит к тому, что человек перестает учитывать свою особенность-субъективность при рассмотрении объекта и это приводит к ситуации самообмана, лож­ного объективизма. Ему кажется, что он объективно оценивает вещи. А на поверку сплошь и рядом неза-

метно для себя вносит в эту оценку свои субъективные черты, пристрастия, поскольку не учитывает их и, со­ответственно, не корректирует свою оценку. В итоге вместо настоящего объективизма мы видим субъекти­визм, рядящийся в тогу объективизма, ложный, мни­мый объективизм.

Возьмем такой весьма распространенный и где-то даже обыденный пример ложного объективизма: брюзжание стариков по поводу испорченности ны­нешней молодежи, по поводу плохого нынешнего вре­мени и, напротив, восхваление ими времени своей мо­лодости. При этом они часто уверяют себя и других в том, что объективно оценивают то и другое время. Старики обычно забывают, что в молодости они были полны энергии, положительных эмоций, всё им каза­лось лучше и что в их старческом состоянии нет уже бьющей через край энергии, чувства большей частью притупились, остыли и господствуют болезненные ощущения, вызванные естественным ходом инволю­ции, одряхления. Отсюда старики склонны преувели­чивать хорошесть времени их молодости и плохость настоящего времени. Поскольку инволюция (обратное развитие) начинается где-то после 25-и лет, в ситуации стариков могут оказаться и 40-летние и 50-летние...

Теперь возьмем пример исследователя, оцениваю­щего наше время.

Исследователь, в отличие от брюз­жащего старика, старается быть максимально объек­тивным, анализирует массу фактов, взвешивает всё “за” и “против” и только тогда делает выводы, оцени­вает. Если, однако, он не учитывает своей субъектив­ности, то при оценке сложных явлений, таких как “на­ше время”, он сплошь и рядом будет тенденциозно анализировать и оценивать факты. Если этому иссле­дователю за 40 или 50 лет, то он будет свои негатив­ные эмоции проецировать на нынешнее время и это время у него будет таким же безрадостным, как его собственная теперешняя жизнь. Если бы этот исследо­

ватель взял на себя труд опросить 20-и — 30-летних молодых людей, то он большей частью встретил бы положительную или спокойную реакцию на нынешнее время. И в самом деле, как иначе молодым людям оце­нивать свое время! Они же в другом не жили. Иссле­дователь, кстати, если он не хочет оказаться в ситуа­ции ложного объективизма, должен учитывать не только свою субъективность, но и субъективность, субъективные ощущения этих молодых людей и во­обще других, по возможности, многих людей.

Как мне представляется, исследователь, анализи­рующий и оценивающий “наше время”, не может де­лать какие-либо научные выводы, претендующие на однозначную истинность. Ведь феномен “нашего вре­мени” настолько сложен, что любой научный метод- путь будет давать лишь упрощенную и потому одно­стороннюю картину происходящего в нём. Возможна лишь философская оценка нашего времени. А она по определению не претендует на безусловную истин­ность и безусловную объективность, беспристраст­ность. Да, конечно, “не надо мерить температуру об­щества, ставив градусник себе под мышки”. Но не на­до забывать и о том, что “человек — мера всех вещей”. И других мер не существует.

В принципе, всегда находятся люди, которые руга­ют свое время, современную им эпоху, цивилизацию. Сколько было всяких уничтожающих характеристик, данных известными людьми своему времени (и в древности, и в новое время, и в ХХ веке)! Шекспир ус­тами Гамлета говорил: «распалась связь времен».

Наш А. С. Пушкин характеризовал свое время как «жесто­кий век» (стихотворение «Памятник»). Кинорежиссер Андрей Тарковский утверждал: «современная цивили­зация зашла в тупик» (из фильма о нем). И т. д., и т. п. Можно привести сотни-тысячи подобных высказыва­ний. О чем это говорит? О том, что, как правило, не

время плохое, а люди, настроенные пессимистически по разным обстоятельствам, думают и высказываются о своем времени плохо, т. е. спешат с негативными обобщениями, буквально совершают логическую ошибку поспешного обобщения.

Мне лично больше по душе слова русского фило­софа И.А. Ильина: «Никогда не жалуйся на время, ибо для того ты и родился, чтобы сделать его луч­ше».

Глобальные проблемы. Глобализм и антиглобализм

Современное человечество нуждается не только в порядке на отдельных национально-исторических тер­риториях, но и в порядке во всемирном масштабе. От­сюда стремление к глобализму, к созданию всемирных институтов, устанавливающих общий порядок жизни человечества.

Одновременно с этим стремлением всё больше дает о себе знать и прямо противоположное стремление — к антиглобализму. В принципе, перетягивание каната между глобалистами и антиглобалистами — это нор­мальное «качание маятника», динамическое равнове­сие сторонников порядка и беспорядка во всемирном масштабе.

Стремление к глобализму порождено возникнове­нием глобальных проблем, глобализацией ряда про­цессов, происходящих на Земле. Глобализация — это и появление транснациональных корпораций, дейст­вующих в большинстве стран мира, и становление всемирного рынка финансов, товаров, услуг, и разви­тие транснациональных СМИ, интернета, и возникно­вение угрозы самоуничтожения человечества в резуль­тате термоядерной войны, и некоторые экологические проблемы, приобретающие глобальный характер.

С другой стороны, антиглобалисты выступают про­тив стандартизации-унификации жизни на Земле, ко­торую они связывают с диктатом экономически разви­

тых стран, прежде всего США.

Экогуманизм

1. Почему экогуманизм? Не может быть чисто эко­логической проблематики без человека.

Экология и гуманизм неразделимы — как два магдебургских по­лушария. Вспомним: эко в переводе на русский язык — дом. Спрашивается, дом кого? Человека!

2. Подчеркиваю, экологическая проблематика — не только:

1) охрана окружающей среды (это в сущности ка­кая-то негативная, в духе запретительства или запре­тительного импульса, работа), но и:

2) любовно-уважительное отношение к животным и растениям, вообще к живой природе,

3) посильное воссоздание утраченных элементов природы,

4) улучшение-совершенствование культурной сре­ды, второй природы, созданной трудом человека.

В последнем случае обращает на себя внимание проблема жизни-проживания в многоэтажных домах. Человечество в ХХ веке избрало отнюдь не лучший вариант решения жилищной проблемы, построив мно­гоэтажные города. Многоэтажный город — это воис­тину черная дыра человечества как биологического вида. Сокращение рождаемости, депопуляция в значи­тельной мере обусловлены проживанием людей в мно­гоэтажных домах. Квартира в таком доме подобна клетке для зверей в зоопарке; она отнюдь не способст­вует воспроизводству человека как живого существа. В этих квартирах мы удаляемся от матери-природы физически, биологически, умственно и теряем силу как Антей, оторванный от Земли.

Отчего мы, городские жители, загрязняем окру­жающую среду? Оттого, что у нас нет культуры поло­жительного общения с природой. Первую природу мы

видим большей частью через призму второй природы (через асфальт, стены домов, плохой воздух и т. п.). А последняя — часто — весьма бедная, убогая, прими­тивная. Получая негативный заряд от общения со вто­рой природой, неуважительно обращаясь с ней, мы пе­реносим этот негативный заряд, неуважительное от­ношение и на первую природу. Мы бросаем окурок в подъезде, на асфальт тротуара и начинаем то же самое делать в лесу, в поле. Мы миримся с тем, что вокруг нашей квартиры грязь, убогость и начинаем гадить везде, в том числе на природе.

3. Выступая за охрану окружающей среды, за зеле­ный мир, я в то же время выступаю против крайностей экологизма, когда забота об Эко (Доме) затмевает или отодвигает на задний план заботу о Человеке, о его развитии и совершенствовании.

К сожалению, такие люди появились. Их все чаще называют экологиче­скими алармистами и экстремистами. Защита ими Природы выливается в стремление остановить Про­гресс и даже в стремление «Назад к природе», жить примитивной жизнью человека прошлых эпох.

Человечество на рубеже веков

1. ХХ век — самый интенсивный, самый событий­ный век в истории человечества. Еще более интенсив­ным, богатым событиями будет наступивший XXI век.

2. ХХ век — время мировых войн-конфликтов, воз­никновения, подъема и краха тоталитарных режимов, гигантского научно-технического прогресса, револю­ции в производстве и потреблении, крушения коло­ниализма, колониальных империй, нового взлета ху­дожественной культуры.

3. Если считать критерием исторического прогресса прогресс в деле свободы[69], то ХХ век, несомненно, —

это век прогресса. Самый главный шаг человечества по пути прогресса — выход в космос. И этот выход со­стоялся в ХХ веке. Фактом выхода в космос человече­ство решило задачу, превосходящую всё, что могла сделать живая природа на Земле. Ни один живой орга­низм, ни одно живое существо самостоятельно, сво­бодно не могут и не могли выйти в космос. Это оказа­лось под силу только человеку. Человек, таким обра­зом, окончательно вырос из штанишек биологического становления.

4. ХХ век оказался переломным в истории челове­чества и в истории живой природы на Земле. Было создано термоядерное оружие, применение которого в больших масштабах может привести к гибели челове­чества и высших форм жизни на Земле. Речь идет о ядерной зиме, которая может наступить в результате широкомасштабной термоядерной войны.

К началу 80-х годов прошлого века учеными США и нашей страны независимо друг от друга было установлено путем изучения компьютерных моделей, что накопленных в мире ядерных зарядов достаточно для полного уничтоже­ния жизни на Земле. Будучи взорваны, они помимо прямого поражающего воздействия, поднимут в воздух несметное количество пыли, дыма и пепла, которые на многие месяцы плотной пеленой окутают нашу планету, закрыв ее от сол­нечных лучей.

Это вызовет резкое снижение температуры атмосферы и поверхности Земли и приведет к ее оледене - нию.

Впервые возникла реальная возможность-угроза быстрого самоуничтожения человечества и уничтоже­ния высших форм жизни в результате термоядерной войны.

5. В ХХ1 веке не произойдет ничего экстраорди­нарного. Человечество не погибнет, но и не решит всех своих проблем.

6. ХХ1 век будет, несомненно, веком дальнейше­го мощного прогресса в деле свободы.

Это, во-первых, будет век первых поселений людей в космосе.

Во-вторых: будет, наконец, решена задача создания управляемой термоядерной реакции. Энергетически человечество перестанет зависеть от традиционных полезных ископаемых и в значительной степени станет независимым от Солнца как источника энергии.

В-третьих, будет решена в основном задача обес­печения экологической безопасности. Человечество научится отслеживать и устранять отрицательные эко­логические последствия своей деятельности.

В-четвертых, существенно вырастет число госу­дарств с демократической формой правления. Если в XIX веке таких государств насчитывалось единицы, а к концу ХХ века их стало десятки, то в ХХ1 веке их станет большинство. К концу XXI века подавляющее большинство конфликтов между людьми и их группа­ми-сообществами будет разрешаться правовым путем. Роль Организации объединенных наций и подобных ей международных организаций в жизни человечества значительно вырастет.

В-пятых, будет идти дальнейшая гуманизация жизни общества.

В частности, благодаря информационно­компьютерной революции отдельный человек будет более независим от властных структур, от государства, от общества и в то же время будет иметь возможность устанавливать контакт со все большим количеством людей, с обществом.

Будет продолжаться смягчение нравов. Это прежде всего — гуманизация пенитенциарной системы (мест заключения), отмена смертной казни вообще, даже за особо тяжкие преступления. Человек, идущий на убийство по злому умыслу, будет рассматриваться как людоед, психически больной со всеми вытекающими последствиями (принудительное лечение вместо тю­ремной изоляции от общества).

В-шестых, будет продолжаться сексуальная рево­люция. Формы отношений между мужчинами и жен­

щинами будут более многообразными и гибкими. Сек­суальная невинность и неопытность молодых людей не будут больше рассматриваться как положительно зна­чимые условия при вступлении в брак. Секс станет, наконец, элементом культуры (обучения, образования и т. п.), окончательно отделится от деторождения.

В-седьмых, в XXI веке люди найдут принципиаль­ное решение проблемы наркомании. Сначала эта про­блема будет обостряться и к середине века достигнет апогея. Затем общими усилиями ученых, политиков, педагогов, врачей будет найден общий подход к ее решению.

В-восьмых, будет решена проблема борьбы со СПИДом.

В-девятых, будет продолжаться научно­

техническая революция.

7. В ХХ1 веке далеко не всё будет так безоблач­но.

Вполне возможно применение ядерного или иного оружия массового уничтожения и гибель из-за этого сотен тысяч и даже миллионов, десятков миллионов людей. Применение ядерного оружия скорее всего бу­дет иметь место (1) в конфликтах типа конфликта ме­жду Индией и Пакистаном, и (2) в террористических актах отдельных людей и небольших террористиче­ских групп.

Вообще проблема борьбы с терроризмом в самых разных его проявлениях будет одной из основных про­блем человечества в XXI веке.

Вполне возможны кровавые войны и гибель в их огне миллионов (десятков и даже сотен) людей. В этом плане XXI век будет ненамного лучше ХХ века.

Наиболее вероятны кровавые войны в результате межнациональных, межэтнических и межрелигиозных конфликтов.

Опасность исламского фундаментализма будет на­растать в начале XXI века. К середине века возможно

ослабление его влияния. Это станет возможным благо­даря демократическим переменам в Иране, Ливии... Иран ждет то же самое, что и СССР в 1991 году. Ис­ламский режим в конечном счете рухнет.

Вполне возможны экологические катастрофы типа Чернобыля. Земля-матушка в конце XXI века будет напоминать лоскутное одеяло из опасных и безопас­ных зон жизни. Человечество не сразу научится от­слеживать и устранять отрицательные последствия своей деятельности. Плата за это — гигантские зара­женные территории, сравнимые с размерами неболь­ших государств.

Вероятность наступления ядерной зимы и гибели земного человечества хотя и очень мала, но всё же су­ществует. Учитывая эту вероятность, люди должны как можно быстрее решить задачу создания автоном­ных поселений в космосе (на околоземной орбите, на Луне, на Марсе и т. д.).

8. Предвидя опасности, которые ожидают челове­чество в XXI веке, нужно уже сейчас думать над тем, как их минимизировать или устранить.

Человечество на рубеже тысячелетий

Теперь о том, что было и что будет в МАСШТАБЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИИ.

1. Возрастание численности людей. В 3-м тысяче­летии численность всех людей возрастет на много по­рядков, в основном за счет внеземной части человече­ства.

2. В первом тысячелетии люди еще не знали преде­лов Земли, не знали друг о друге (Америка, Австралия, частично Африка и Евразия практически ничего не знали друг о друге).

Во втором тысячелетии люди узнали пределы Зем­ли, узнали друг о друге, стали взаимодействовать друг с другом.

В третьем тысячелетии люди создадут космиче­скую цивилизацию, освоят околосолнечное простран­ство и с большой долей вероятности начнут осваивать галактическое пространство. Может быть даже они выйдут за пределы галактики и будут осваивать про­странство Метагалактики.

Если во втором тысячелетии люди ничего не знают о существовании внеземных цивилизаций, а лишь предполагают, что таковые существуют, то в третьем тысячелетии, безусловно, будут установлены контакты с внеземными цивилизациями.

3. В третьем тысячелетии сильно изменится биоло­гический тип человека. Будет идти, с одной стороны, процесс дивергенции, расхождения генетических ти­пов людей вследствие увеличения разнообразия усло­вий их космической жизни, а, с другой, процесс кон­вергенции, схождения генетических типов вследствие естественного или искусственного смешения типов.

4. В 3-ем тысячелетии люди увеличат продолжи­тельность своей жизни как минимум, на порядок.

5. Вполне возможно создание небиологического и/или смешанного (биотехнического) типа человека.

6. В 3-м тысячелетии люди освоят околосветовые скорости, а может быть и сверхсветовые.

В чем состоит исторический прогресс?

Критерий исторического прогресса: прогресс в деле свободы. Конкретно это выступает в виде усиления- дублирования естественных биологических органов: органов чувств, действия и движения, психики-мозга и т. п.

Прогресс в скорости и в возможностях передви­жения: приручение лошади, изобретение колеса, ко­лесной повозки, лодки, парусного корабля, паровоза, железной дороги, парохода, автомобиля, самолета, вертолета, космической ракеты, космического корабля.

Прогресс в возможностях действия: овладение ог­нем (генерирование тепла, приготовление пищи, изме­нение формы материала), изобретение стрелы и других метательных снарядов, изобретение пороха, машин и механизмов (водяной и ветряной мельниц, ткацкого станка, самопрядки и т. д.), паровой машины, электро­генератора, электродвигателя, динамита, атомной бом­бы, атомного реактора.

Прогресс в возможностях физического развития: возникновение и развитие физической культуры и спорта.

Прогресс в возможностях профилактики болезней и их лечения: возникновение и развитие медицины, в частности, изобретение антибиотиков, пересадка серд­ца и других органов.

Прогресс в способах добывания пищи и добывания- выращивания различных материалов для одежды и т. д.: охота с применением орудий, скотоводство, зем­леделие, современное сельское хозяйство.

Прогресс в возможностях получения информации: зрительной: изобретение очков, телескопа, микроско­па, подзорной трубы, бинокля; внечувственной: ульт­развука, радиолокации, радиотелескопов.

Прогресс в возможностях сохранения и передачи информации: изобретение членораздельной речи, письменности, переход от иероглифической к буквен­ной письменности, изобретение глиняных плиток, бу­маги, книгопечатания, телеграфа, телефона, радио, ки­но, телевидения, проигрывателей, магнитофонов, ксе­рокопирования, видеотехники.

Прогресс в возможностях сохранения, передачи и переработки информации: изобретение ЭВМ, персо­нального компьютера, интернета.

Прогресс в возможностях эмоционального обще­ния: развитие искусства и художественной литерату­ры.

Прогресс в возможностях познавательной дея­

тельности и общения: возникновение и развитие нау­ки.

Прогресс в возможностях интеллектуальной дея­тельности и общения: развитие философии.

Периодизация человеческой истории

Человеческую историю можно разделить на четыре больших периода:

1) первобытный период: присваивающе-

производящий;

2) аграрно-ремесленно-торговый (начиная с неоли­тической революции до конца XVIII в.);

3) машинно-информационный (с конца XVIII века — с момента изобретения паровой машины — до при­мерно середины-конца XXI века);

4) космический.

Первобытный период — присваивающе- производящий период. Это не только эпоха присваи­вающей деятельности, иначе первобытные люди ничем не отличались бы от животных. Особенностью перво­бытных людей по сравнению с высшими животными было то, что они присваивали себе природные богат­ства с помощью изготавливаемых ими различных ору­дий деятельности : огня, рубила, топора, ножа, лука, копья, сети и т. д.

Первобытные формы объединения людей еще близки к стадам-стаям животных: это семьи, общины, роды, племена, племенные союзы. Если семьи и общи­ны во многом напоминают семьи-стаи-стада высших животных, то роды, племена и племенные союзы — это уже чисто человеческие объединения. Они основа­ны не только на родстве, общности происхождения, но и на общности языка. Язык, членораздельная речь — мощное орудие общения людей, их взаимодействия в разных видах деятельности.

В первобытном обществе можно выделить два

больших периода:

1) присваивающе-орудийный, доогненный

2) огнеделательный (последние примерно 500 ты­сяч лет, по некоторым данным — 1 миллион лет).

Отделение человека от животных началось на при- сваивающе-орудийной стадии. Именно орудийная дея­тельность способствовала революционным изменени­ям в биологии предчеловека, значительно увеличила удельный вес головного мозга, стала основой для сле­дующих революций в становлении человека.

Овладение огнем — первая революция в истории собственно человечества. Оно резко увеличивает про­изводительность человеческого труда, увеличивает до­суг, усиливает общение людей и тем самым расширяет возможности развития членораздельной речи.

Овладение и пользование огнем — главный фактор изменения антропологического типа человека, прежде всего относительное-абсолютное уменьшение челюст­ной части и относительное-абсолютное увеличение объема мозга. Благодаря огню человек лишился воло­сяного покрова. Труд сам по себе этого сделать не мог (ведь есть некоторые виды животных, которые нахо­дятся в состоянии трудоподобной активности, напри­мер, бобры, белки, птицы, и тем не менее они имеют густой покров). Постоянный обогрев с помощью огня позволил людям селиться в местах с холодной зимой. Искусственно был создан перепад температур: у до­машнего очага тепло-комфортно, а за пределами дома холодно. Выходя из дома люди стали одеваться, сна­чала в звериные шкуры, а затем изготавливая ткани и тканевую одежду. Искусственный покров в виде одеж­ды и привел в конце концов к потере естественного волосяного покрова. Физический труд сыграл здесь не пусковую роль, а роль ускорителя-катализатора про­цесса.

Пользование огнем развивает ловкость, манипуля­ционные способности человеческой руки, способству­

ет развитию орудийной деятельности. Ведь огонь — нечто весьма переменчивое, капризное, опасное. Чело­век должен быть ловким, уметь работать руками и всем телом, чтобы поддерживать огонь, держать его в определенных рамках и добиваться от него нужного эффекта. По поводу орудийной деятельности следует сказать особо. Ничто так не принуждает человека по­стоянно пользоваться орудиями, как огонь. Ведь го­лыми руками его не возьмешь. Нужно держать в руке палку, рогатку или что-нибудь подобное, чтобы под­держивать и использовать огонь. Нужно заготавливать для огня хворост, что-то вроде дров. Значит, надо ма­нипулировать руками, ломать-рубить прутья, ветки, стволы. Даже охота на животных с использованием дубинок, рогаток и метательных орудий не так универ- сальна-постоянна как пользование огнем. Огнем учат­ся пользоваться все, от мала до велика, и мужчины, и женщины, и взрослые и дети. Далее, для приготовле­ния мясной пищи на огне человек вынужден учиться разделывать туши убитых животных, а для разделыва­ния он волей-неволей осваивает режущие и рубящие инструменты (нож и т. п.).

Благодаря владению огнем человек значительно расширил свои представления о свойствах различных предметов.

Утверждение Ф. Энгельса о том, что труд создал че­ловека, является неверным. Это утверждение базируется на марксистской апологии людей из низших слоев общества, занимающихся разными видами физического труда — ре­месленниками, крестьянами, рабочими. Марксисты назы­вают их трудящимися и противопоставляют их “парази- там”-эксплуататорам. Вспомните: труд и капитал, “трудо­вой народ”, серп и молот, плехановскую группу “Освобож­дение труда”. Эта апология труда сослужила дурную услугу Ф. Энгельсу в исследовании проблем происхождения чело­века. Как в отношении современных ему социальных про­блем преобладал упрощенный, классовый подход, так и в отношении проблем происхождения человека Ф. Энгельс допустил упрощенчество. Труд сам по себе не мог создать человека. Посмотрите, как трудятся бобры, белки, птицы,

заботящиеся о потомстве. Они же не стали разумными су­ществами.

Труд — это деятельность, которая не прямо, а лишь косвенно, опосредованно служит удовлетворению потреб­ностей. Непосредственный прием пищи не является трудом. А вот поиск пищи, создание ее запасов (как у белок) и т. п. является трудом. Бобры возводят плотины и поддерживают их в хорошем состоянии. Это весьма опосредованная дея­тельность, лишь создающая условия для удовлетворения потребностей. Даже труд с использованием тех или иных орудий не является фактором становления человека, его прогрессивного восхождения к вершинам культуры. При­митивные сообщества аборигенов в Австралии до прихода европейцев занимались орудийной деятельностью, изготов­лением орудий и тем не менее жили на одном уровне куль­туры многие тысячи, десятки тысяч лет, практически не прогрессируя. Сам по себе труд не только не может быть причиной-фактором происхождения человека, но и не мо­жет быть причиной-фактором дальнейшего исторического развития-становления человека к вершинам материальной и духовной культуры. Для того, чтобы человек стал челове­ком и все время поднимался-становился, он должен тво­рить, быть творческим существом. Именно творчество (по­знание и изобретение) превратило обезьяну в человека и подняло его на небывалую высоту. Творчество находится в сложных отношениях с трудом. Труд может быть вне твор­чества, быть рутинной репродуктивной деятельностью. С другой стороны, если труд и входит в творческую деятель - ность, то лишь как элемент (как одна из “частей”), а не как главный фактор. Труд необходим для творчества, но недос­таточен. Творчество возникает в результате синтеза труда и вдохновения, т. е. труда и антитруда. Иными словами, в творчестве обязательно должен быть элемент, прямо проти­воположный труду.

Вообще скукой веет от утверждения, что труд создал человека. Неужели всем человеческим в себе мы обязаны только труду? Неужели на свет мы рождены для того, что­бы потеть, потеть и потеть? И разве первобытный человек только трудился? Разве он не отдыхал, не развлекался, не веселился? Разве эта нетрудовая сторона жизни не развива­ла его?

Второй большой период человеческой истории, следующий за первобытным — это аграрно- ремесленно-торговый период (начиная с неолитиче­ской революции, примерно от 9-6 тысячелетия до н. э., и до конца XVIII века). Совершается переход от пре­

имущественно присваивающих форм деятельности, когда человек в основном присваивал готовые продук­ты природы (животных, растения, полезные ископае­мые), к сельскохозяйственному производству (ското­водству и земледелию), ремесленничеству, промыш­ленности, торговле.

Возникает разделение труда: между скотоводством, земледелием, ремесленной деятельностью, торговлей, государственно-политической и жреческо-религиозной деятельностью, между физическим и умственным тру­дом, между инженерной, научной, художественной, философской деятельностью.

Формы объединения людей приобретают характер территориальных — возникают и развиваются госу­дарства. На смену родам, племенам и племенным сою­зам приходят народности и нации с их своеобразными обычаями, традициями, материальной и духовной культурой. Устная речь дополняется письменной. Письменность развивается от иероглифической к бук­венной, от рукописной к книгопечатанию.

Третий большой период истории можно оха­рактеризовать как машинно-информационный: с конца XVIII века (с момента изобретения паровой ма­шины) до примерно середины-конца XXI века, когда появятся первые поселения людей в космосе. Люди объединяются не только в отдельные государства, но и в межгосударственные союзы, в мировое сообщество наций.

Основной особенностью третьего периода является необыкновенное усиление всех человеческих способ­ностей: прежде всего физических, благодаря машин­ной технике, и умственных, благодаря информацион­ной технике.

Машинная техника этого периода отличается от орудий труда, простых машин и механизмов предше­ствующего периода тем, что ее силовые, энергетиче­ские параметры не лимитируются мускульной силой

человека, животных (быка, лошади, осла) или силой падающей воды и ветра. Напротив, от десятилетия к десятилетию они растут в очень высокой прогрессии — от силы пара к ядерной энергии. Подъемная сила двигателей космических ракет равна уже тысячам и десяткам тысяч лошадиных сил.

Информационная техника — не только письмен­ность, полиграфия, почтовая связь, но и электрический телеграф, телефон, радио, граммзапись, магнитофон, телевидение, видео- аудиотехника, ЭВМ, компьютер­ная техника. Эти информационные средства значи­тельно усиливают психические и умственные способ­ности человека на всех стадиях информационного процесса (получения, сохранения, переработки и пере­дачи информации).

Машинная техника и информационные средства — эти материальные усилители человеческих способно­стей — являются, с одной стороны, результатом разви­тия человека, его творческих способностей, таланта, гения, а, с другой, сами необыкновенно развивают его, все его способности.

Третий период — эпоха становления массового об­разования и обучения, массовой физической культуры и спорта. Постепенно люди переходят в своем боль­шинстве от растительно-рутинной жизни, освященной веками и тысячелетиями сельского труда, к жизне- творчеству: научному, художественному, изобрета­тельскому, управленческому, философскому...

Четвертый большой период — космический. На­чало эмбрионального развития космической цивилиза­ции (в недрах машинно-информационного общества) можно датировать 1957-1961 годами, когда был выве­ден на орбиту первый искусственный спутник Земли и состоялся первый полет человека в космос.

Ближайшее будущее человечества — космическая цивилизация. Человек сначала будет осваивать около­земное пространство, затем околосолнечное и далее —

галактическое пространство. Он значительно изменит­ся как живое существо, приобретет самые разные био­логические формы. Часть космического человечества (а может быть и всё человечество) откажется от живо­рождения и будет выращивать потомство в искусст­венных биологических условиях.

Освоение космического пространства будет сопро­вождаться дальнейшим прогрессом науки, техники, искусства и других форм культуры.

На смену общей судьбе человечества как земного сообщества живых существ придет множественное со­существование космических цивилизаций, где-то объ­единенных, где-то только взаимодействующих друг с другом, а где-то изолированных друг от друга. На сме­ну конвергенции культур, народов, земного человече­ства придет дивергенция космического человечества. Следствием этого будет то, что темпы развития- становления разных космических цивилизаций будут весьма различными.

Эволюция и революция в человеческом обществе

Выше, в разделе «Философская картина мира» бы­ли рассмотрены такие предельно широкие понятия, как становление, развитие, эволюция, революция. Зона действия обозначаемых этими понятиями процессов, безусловно, выходит за рамки человеческой истории. Тем не менее, стоит поразмышлять над их категори­альным статусом применительно к ней. Ведь они как меридианы и параллели позволяют определить на­правление исторического процесса, возможные пути- дороги на длительную перспективу.

Человеческая история — продолжение истории живой природы и в качестве такового она не хуже и не лучше последней. Как и в истории живой природы, в ней есть место для эволюций и революций. Она —

арена эволюционных и революционных процессов.

В последние два-три века в связи с известными ис­торическими событиями, процессами понятия эволю­ции и революции стали предметом ожесточенных спо­ров и дискуссий. К ним, как ни к каким другим поня­тиям, применим тезис Т. Гоббса: если бы геометриче­ские аксиомы задевали интересы людей, то они, на­верное опровергались бы. Консервативно настроенные люди вообще против любых изменений: и революци­онных, и эволюционных. Умеренные эволюционисты за постепенные изменения-преобразования, за рефор­мы, но против революций. Революционеры, конечно, за революционный путь преобразования общества, хо­тя они не отвергают и путь реформ (но только не вме­сто революции, а после нее). И, наконец, ультрарево­люционеры-ультрарадикалы за перманентную, непре­рывную революцию и против эволюционных измене­ний-преобразований. Крайние взгляды, нужно, безус­ловно, отсечь как абиотические, противоестественные, антигуманные. Умеренные взгляды с той и другой стороны заслуживают того, чтобы относиться к ним серьезно. Сторонники социальной эволюции утвер­ждают, что для общества как большой массы, стати­стического ансамбля людей наиболее естественны, со­размерны медленные, постепенные изменения. Сто­ронники социальной революции утверждают, что об­щество подобно живому организму имеет устойчивую форму, организацию, которую можно изменить лишь скачком, т. е. что переход от одного способа организа­ции общества к другому невозможен эволюционным путем. Те и другие правы по-своему. Каждый из них видит общество с одной стороны. Эволюционисты слишком большое значение придают содержанию, считают, что его изменением можно добиться всего, а форму предлагают не трогать, не изменять. Револю­ционеры, напротив, преувеличивают значение формы (вернее, не формы, а ее изменения), считают, что от

изменения формы зависит все, а содержание — этакое приложение к форме, которое автоматически меняется вслед за ее изменением. Эволюционисты «молятся» на старое, потому что оно старое. Революционеры «мо­лятся» на новое, потому что оно новое.

Революция без эволюции — социальное потрясе­ние, катастрофа. Эволюция без революции — соци­альный застой, болото, медленная смерть.

Сторонники эволюции и революции должны осознать, что для общества в равной степени важны революция и эволюция, и договориться друг с другом. Ожесточение спо­ров, войн белых и красных должно уйти в прошлое. При­верженцы старого пусть знают, что новое рано или поздно придет на смену старому или потеснит его; с ним лучше разбираться спокойно, по-человечески, без крови и насилия, лучше договариваться, а не драться. Сторонники нового пусть знают, что насилие над старым, торопливость, забе­гание вперед может обернуться поражением нового. Опыт Октябрьского переворота в России показывает также, что новое не всегда является действительно новым, т. е. подни­мающим жизнь общества на более высокую ступень ста­новления. Это «новое» может быть движением в сторону или даже движением назад (как в случае, например, с ис­ламской «революцией» в Иране)! Октябрьский переворот не был по-настоящему революцией1. Ведь даже согласно Мар­ксу революции — локомотивы истории2. А результаты и последствия Октябрьского переворота не таковы. Комму­нистическая Россия все время плелась в хвосте мирового прогресса, была фактически, за малым исключением, пара­зитом мирового прогресса. Знаменитый лозунг 30-ых годов «Догоним и перегоним!» так и не был реализован. Да, Ок­тябрьский переворот привел к серьезным изменениям в жизни России. Но были ли эти изменения восхождением от низшего к высшему? Нет, конечно.

Оказывается, не все, что люди называют револю­цией, на самом деле является революцией. Общест­венные потрясения и государственные перевороты са­ми по себе не являются революциями. Революция — такое изменение формы общества (общественного

“Великая Октябрьская революция” —идеологический миф.

См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 7. С. 86.

строя), которое ведет к переходу от низшего к высше­му. Всякое другое употребление слова «революция» является осознанным или неосознанным искажением его смысла, политической спекуляцией или наивной демагогией.

Оценить тот или иной общественный процесс как революцию можно скорее всего лишь ретроспективно, задним числом, по прошествии определенного, доста­точно длительного времени. (Выше я говорил, что ре­волюция имеет смысл революции лишь в логической связке с эволюцией. Она должна быть подготовлена эволюцией и проверена, испытана на прочность эво­люцией же.)

<< | >>
Источник: Балашов Л.Е.. Философия: Учебник. 3-е изд., с исправлениями и допол­нениями — М.,2009. — с. 664.. 2009

Еще по теме Современность, история и будущее человечества. Глобальные проблемы.:

  1. Человечество перед лицом глобальных проблем. Проблемы и перспективы современной цивилизации
  2. Человечество перед лицом глобальных проблем. Проблемы и перспективы современной цивилизации
  3. тема 17. Глобальные проблемы современности
  4. § 2. Глобальные проблемы современности
  5. Тема 16. Общественный прогресс и глобальные проблемы современности
  6. Природа и общество. Глобальные проблемы современности
  7. § 5. Философия и будущее человечества
  8. Проблема познания: история и современность
  9. § 1. Проблема морального фактора в политике: история и современность
  10. § 1. Проблема морального фактора в экономике: история и современность
  11. 1. Человечество как субъект истории
  12. Цивилизационный подход к истории человечества
  13. ГЛОБАЛЬНЫЙ КРИЗИС СОВРЕМЕННОСТИ И РОССИЯ (философические заметки)
  14. Глобальные проблемы. Угрозы и надежды наших дней
  15. Y.5. Философия истории марксизма и современные «индустриальные» и «постиндустриальные» концепции развития общества
  16. Глава 9 Философия и глобальные проблемы целостного мира (Философия глобалистики)
  17. СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ
  18. Проблемы научной рациональности в современной «философии науки»