<<
>>

Глава 1. Предмет диалектической логики

Современное человечество осуществляет познание мира посредством целого ряда наук, причем каждая из наук исследует какую-либо сторону или часть действительности, т.е. имеет свой предмет исследования.

Например, одна из древнейших наук - математика, всегда изучала и изучает количественные отношения, а объектом исследования биологии является животный и растительный мир. Можно сказать, следовательно, что одна наука от другой отличается объектом исследования, своим предметом. Если подходить к определению предмета любой науки с таких позиций, то достаточно лишь выявить область объективной действительности, на которую направлена деятельность интересующей нас науки. Однако такое понимание является недостаточным, и на самом деле определение предмета науки - сложная теоретическая проблема, которая постоянно порождает логико-гносеологические трудности.

В исследовании предмета науки следует выделить два уровня: уровень представления и уровень понятия. Когда предмет рассматривается на уровне представления, то, как это было показано выше, никаких особых трудностей не возникает. Вся проблема здесь сводится к более или менее четкому выделению объекта реальности, а также к процедуре определения (дефиниции) данной отрасли знания.

Однако задача научного исследования предмета науки отнюдь не исчерпывается умением отличать одну науку от другой, составлять дефиниции предмета их исследования. Научное исследование предмета науки предполагает раскрытие сущности предмета науки, формулирование понятия, адекватного этой сущности, что невозможно сделать без осмысления сущности самой науки, выявления ее всеобщих определений, без глубокой разработки внутренней взаимосвязи ее понятий и категорий. Следовательно, выработать теоретическое понятие о предмете науки не менее сложно, чем познать существенное

содержание самой науки, как нельзя понять предмет науки, не проследив историю ее развития, не уяснив ее реальной функции в современной культуре.

Вот почему всестороннее решение проблемы определения предмета той или иной науки предполагает последовательное применение содержательной диалектики.

Анализ истории философии и науки убеждает в сложности проблемы определения предмета науки или философии: дискуссии по этому вопросу ведутся на протяжении веков.

На первый взгляд, может показаться, что трудность определения предмета той или иной науки обусловлена диффузностью, недостаточной зрелостью самой науки, коль скоро о ее предмете так долго спорят. Однако дискуссии ведутся о предмете не только философии, географии или геологии, спорят о предмете даже такой развитой (по общему мнению) науки, как математика. С начала XX века в математических кругах постоянно возникают дискуссии о предмете математики. Известное определение ее как науки о количественных отношениях не удовлетворяет современных исследователей, они решительно утверждают, что математика наряду с количественными определениями предметов изучает и их качественные определенности, например математические структуры и др.

Таким образом, теоретические дискуссии о предмете науки связаны не столько с ее (науки) незрелостью, сколько с фактором развития, с историчностью предмета науки. В самом деле, с развитием человеческой практи­ки, познания развивается наука, изменяется ее реальная функция в культуре и, следовательно, ее предмет. И если в ходе исторического развития общества, с изменением разделения труда философия и наука заново осмысливают свой предмет и в какой-то мере пересматривают его, то это свидетельствует, скорее, об их зрелости, развитости, но никак не наоборот. Только на зрелой ступени развития философия и наука внимательно, по-новому относятся к своему предмету, происходит переход от представления о предмете науки к выработке теоретического понятия, в форме которого познаются и осмысливаются более

глубокие, сущностные отношения и философии, и науки к своему предмету. Если на уровне представления предмет науки выступает как нечто внешнее по отношению к самой науке, то на уровне теоретического понятия такое внешнее отношение снимается, раскрываются внутренние, сущностные связи науки и ее предмета.

Что же изучает диалектическая, содержательная логика? Что есть предмет диалектической логики?

Поскольку диалектическая логика все же является логикой, постольку самый общий ответ сводится к тому, что диалектическая логика есть учение о мышлении. Но в истории науки существует, по крайней мере, несколько логик: традиционная формальная логика, математическая логика, аксиоматическая логика, диалектическая логика и каждая из них называет себя учением о мышлении. В этой ситуации вполне уместен вопрос: какая же из логик является подлинным учением о мышлении, какую из них можно назвать философской логикой, т. е. философским учением о мышлении?

В настоящее время на этот вопрос существуют диаметрально противоположные ответы. Одни ученые подлинной наукой о мышлении считают формальную логику, ее современный вариант - математическую логику, что же касается диалектической логики, то она, по их мнению, может быть названа логикой только в переносном, фигуральном смысле. Другие же ученые, напротив, убеждены, что только диалектическая логика является подлинной логикой, истинным учением о мышлении, поскольку именно она исследует всеобщие, универсальные законы формирования и развития человеческого мышления.

Чтобы решить этот спор, необходимо, видимо, обра­титься к самому понятию мышления и тщательно проана­лизировать проблему о том, какая логика и с какой стороны исследует мышление.

Для начала возьмем формальную логику, которая понимает мышление как некую субъективную деятельность, совершаемую в голове человека посредством слов, терминов, суждений и умозаключений. Формальная логика концентрирует свое внимание на языковом бытии

мышления. Согласно этой логике, мыслить - значит рассуждать, размышлять и выражать мысль в правильной словесной форме. Отсюда - преувеличенное внимание к законам языкового рассуждения и превращенным формам мышления, каковыми являются суждение, умозаключение, доказательство и др. Поэтому названная логика почти не занимается универсальными определениями мышления, ее не интересуют категории, идеи и т.

п.

Основатели формальной логики (и прежде всего Аристотель) выработали ее основные законы (тождества, противоречия, исключенного третьего) в результате ана­лиза рассуждения, размышления, т. е. процесса языкового развития мышления. Создание данной логики, открытие и обоснование ее законов в свое время имели громадное значение для развития философии, особенно для борьбы с софистикой и устранения субъективных противоречий в мышлении.

Современная формальная логика - математическая логика также занимает достойное место в культуре как средство исследования процессов мышления. Так Б. Рассел исходил из положения, что логика и математика в принципе однородны; как простейшие законы логики, так и сложные теоремы математики выводимы из небольшого набора элементарных идей. Математика, согласно его мысли, - это по сути та же логика, только более зрелая и развитая. Аналитическую концепцию логики, выросшую из философии математики, отличает крайний номинализм. Логика здесь отождествляется с синтаксисом, с правилами осмысленной расстановки слов. Всякое понятие, выходящее за рамки простого именования единичного объекта, рассматривалось как ничему в действительности не соответствующее[I].

Но исчерпывается ли изучение проблемы мышления формально-логическим исследованием? Правомерно ли сведение мышления только к его языковому бытию? Исчерпывается ли содержание понятия «мышление» (мыслить) тем, что зафиксировано посредством слова? Традиционная логика отвечала на этот вопрос всегда

однозначно. Она, как было сказано, полностью отождествля­ет мышление со словесным размышлением и потому не признает другой логики, кроме формальной, и других законов мышления, кроме формально-логических.

С иной философской программой выступил Гегель, выдвинув свое понимание проблемы мышления, а, следовательно, и логики. Не отрицая того факта, что мышление может существовать и в словесном, языковом выражении, немецкий диалектик решительно отверг как неправомерные попытки отождествлять мышление с его языковым бытием.

Гегель утверждал, что языковое бытие мышления: рассуждение, размышление, сочинение книг и ведение споров - является только стороной мышления, одним из способов его реализации.

Согласно Гегелю, мышление - это саморазвивающийся творческий процесс, основа всякого созидания и творчества. Оно реально существует и проявляется не в одних лишь размышлениях и книгах, а во всех результатах человеческой духовно-практической деятельности. Ибо человек мыслит не только тогда, когда размышляет, либо излагает устно или письменно свои мысли, но и тогда, когда созидает предметное тело культуры. Более того, о реальном мышлении человека и человечества можно правильно судить не столько по его словесным размышлениям, книгам, сколько по реальным делам.

Мышление и его законы проявляются, прежде всего, в уровне развития промышленности и транспортных средств, в строительстве величественных пирамид и удоб­ных для жизни городов, в симфониях и скульптурах и т.п. Следовательно, рассуждал великий философ, законы мышления, всеобщие условия его существования надо искать не посредством анализа языковых проявлений мышления, как это делала традиционная формальная логика; процесс исторического развития коллективного мышления можно проследить лишь путем изучения всей совокупности материальной и духовной культуры человечества.

Гегель был убежден, что достаточно перевести трактовку мышления в другую плоскость и рассмотреть мышление широко - как объективно творческий процесс, как единство

объективного и субъективного, чтобы легко обнаружилась ограниченность формальной логики и ее законов. И в самом деле: формальная логика, ее законы имеют смысл и значение лишь в том случае, если под мышлением понимается только субъективная деятельность, языковой аспект, языковое бытие мышления. Иными словами, традиционная логика применима при рассмотрении словесных споров и размышлений людей, когда на основании фор­мально-логических законов (тождества, противоречия, исключенного третьего) можно анализировать процесс размышления, рассуждения и таким образом выявлять логические ошибки, возникающие в нашем мышлении в результате нечеткого и неточного употребления терминов и словесных представлений.

Однако если мышление понимается как единство объ­ективного и субъективного, как всеобщее условие твор­ческого созидания предметов материальной и духовной культуры, то для понимания такого мышления, для по­стижения его содержания законы формальной логики мало что дают, впрочем, от них и требовать этого нельзя, поскольку они не являются законами творческой и со­зидательной деятельности.

В свое время еще Кант, стремясь осмыслить процесс формирования научно-теоретического, всеобщего и творческого знания, обратил внимание на ограниченность традиционной логики, способной только регулировать процесс формирования аналитических суждений. Для обоснования же возможности научно-теоретического знания (синтетического априорного суждения), по Канту, необходима более высокая, трансцендентальная логика. Что же касается природы мышления, Кант традиционно трактовал его как субъективную психологическую деятельность.

Гегель пошел значительно дальше Канта, истолковав мышление как имманентно творческий процесс. Отсюда объяснимо его несколько пренебрежительное отноше­ние к формальной логике и ее законам, которые и в са­мом деле совершенно недостаточны при истолковании мышления как всеобщего основания формирования мате­

риальной и духовной культуры. Для осмысления этого целостного процесса Гегелю понадобились действительно универсальные законы мышления и бытия - логические категории, которые он понимал как всеобщие принципы и ступени саморазвития абсолютного духа, идеи. Только логические категории в их систематическом единстве дают возможность понять и осмыслить всеобщие условия формирования и развития творческого объективного мышления. Но при этом нельзя забывать, что Гегель трактовал мышление как истинную реальность, единство объективного и субъективного, как тождество мышления и бытия, а категории - как ступени саморазвития абсолютного мышления. Логику же немецкий диалектик трактовал как учение о чистом мышлении, как систему чистых сущностей, т. е. категорий. Поэтому в гегелевской логике сначала рассматриваются сами всеобщие определения мышления (категории) и только потом, в разделе субъективной логики, анализируются конечные, превращенные формы (суждение, умозаключение и т. п.). В результате такого анализа немецкий диалектик в своей логике смог дать учение о целостном мышлении как живом, конкретном и развивающемся процессе, в чем заключается несомненное достоинство гегелевской логики.

Однако, столь же несомненная ущербность гегелевского учения в целом и логики в частности обусловлена тем, что философ трактовал мышление идеалистически, как некую самостоятельную субстанциальную реальность, которая в своем имманентном и творческом развитии якобы порождает и природу, и общество. Поскольку Гегель пренебрег реальным субъектом мышления и созидания, а вернее, не знал его, постольку, будучи объективным идеалистом, он искал источник возникновения категорий, форм мышления не в реальных общественных отношениях, а в движении «чистого разума», в саморазвитии так называемого абсолютного духа. Маркс указал на это заблуждение великого диалектика: «Раз мы упускаем из виду историческое развитие производственных отношений, для которых категории служат лишь теоретическим выражением, раз мы желаем видеть в этих категориях

лишь идеи, самопроизвольные мысли, независимые от действительных отношений, то мы волей-неволей должны искать происхождение этих мыслей в движении чистого разума»[II].

Идеалистические пороки гегелевского понимания мышления были критически преодолены в диалектико­материалистической философии, в ней также были развиты и позитивные моменты гегелевской логики. Содержательная логика трактует мышление не как субстанциональную реальность, а как форму предметно­практической деятельности общественного человека. Согласно ей, если в предметной деятельности всеобщие формы развития природы как бы воссоздаются реально во всеобщих формах развития материальных общественных отношений, то в мышлении они воссоздаются идеально. В диалектико-материалистической концепции мышления фундаментальное значение имеет принцип отражения. Диалектическая логика, развивая позитивные моменты гегелевской концепции мышления, считает неправомер­ным сведение мышления к его языковому бытию, обос­новывает с материалистических позиций трактовку мышления как идеальной формы предметного преобразо­вания общественным человеком природы и своих же об­щественных отношений.

Если Гегель, руководствуясь идеалистическим пониманием принципа тождества бытия и мышления, рассматривал мышление как подлинный субъект деятельности, то в диалектической, содержательной логике оно трактуется как идеальная форма предметной деятельности. Согласно диалектической, содержательной логике мышление не является самостоятельной реаль­ностью и потому не может иметь особых законов парал­лельно с законами бытия, но в своем развитии подчиня­ется всеобщим законам развития природы, общества и человеческой познавательной деятельности. Диалектико­материалистическая логика, следовательно, исходит из идеи диалектического тождества универсальных законов бытия и мышления, тождества, понимаемого материалистически.

Это означает, что мышление, идеальное, являясь формой материального, в своем развитии подчиняется тем же всеобщим законам, которым подчиняется развитие самой материальной действительности. Поскольку в категориях отражаются всеобщие законы бытия, постольку они имеют первостепенное значение и в логике, в исследовании процесса мышления, всеобщих условий формирования теоретического знания.

В диалектической логике учение о категориях, в которых отражаются всеобщие законы природы, общества и человеческого мышления, имеет фундамен­тальное значение, поскольку мышление здесь понимается не как субъективная деятельность индивидов, не как оперирование представлениями, но как идеальная форма всей практической предметной деятельности общества, общественного человека. В этой связи выработанное в ходе общественно-исторического движения мышление должно выходить за узкие рамки законов формальной логики и руководствоваться всеобщими законами, определяющими бытие и природы и общества; именно эти законы зафиксированы в логических категориях мышления.

Стало быть, о категориях мышления можно сказать, что они суть отражения всеобщих определенностей объ­ективной реальности, практически освоенные в активной деятельности общества; либо так: категории мышления суть кристаллизованные формы исторического опыта человечества, которые зафиксированы в мышлении и яв­ляются орудиями познавательной деятельности. Катего­рии мышления представляют собой как бы остановленные идеальные формы предметной деятельности по освоению содержания предметного мира, конечные формы бесконечно развивающегося познания.

Таким образом, категории - это всеобщие формы отражения бытия, формы духовного освоения универса­льных способов изменения предметов природы в про­цессе практической деятельности человека, и потому они функционируют как всеобщие принципы формирова­ния научно-теоретического знания. Иными словами, все­общие законы формирования научно-теоретического зна­

ния, категории, отражая форму предметно-практического изменения человеком природы, в то же время выступают как логическое воспроизведение универсальных законов бытия.

По этой причине диалектическая логика не является учением о внешних, субъективных формах мышления, она есть учение о целостном мышлении, о мышлении как идеальной форме всей природной, общественной действительности. «Логика есть учение не о внешних формах мышления, а о законах развития «всех материальных, природных и духовных вещей», т. е. развития всего конкретного содержания мира и познания его, т. е. итог, сумма, вывод истории познания мира»1.

В приведенном определении четко выявляется отличие диалектической логики от формальной, ясно обнаруживает­ся, что предмет диалектической логики не совпадает с предметом формальной логики, что две эти логики изу­чают проблему мышления с различных сторон. А коли так, то неправомерно рассматривать формальную логику как низшую по отношению к логике диалектической, поскольку термины «низшее» и «высшее» могут характеризовать предметы или явления, совпадающие по всем показателям, кроме качества, уровня развития. Выявление уровней формальной и диалектической логики по отношению друг к другу имело бы смысл, если они изучали мышление в одном и том же аспекте, но в действительности общим для обеих логик является только термин «мышление», само же мышление как продукт исторического развития человечества может быть рассмотрено в различных аспектах[3][4].

Формальная логика, как отмечалось выше, изучает мышление в его языковом аспекте, исследует законы функционирования субъективной деятельности в сфере языкового общения; она изучает законы, принципы и правила рассуждения, размышления, а также правила выведения одних знаний из других. Формальная логика, в особенности современная математическая логика, достигла больших успехов в исследовании языкового аспекта мышления и по праву является важной составной частью культуры; она имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение. Потому даже в смысле уровня ее собственного развития она отнюдь не является низшей.

Диалектическая же, содержательная логика по своим целям, методам и функциям является принципиально другой логикой, поскольку она исходит из совершенно другого понимания мышления. Диалектическая логика не отрицает значения рассуждения, размышления, но для нее это, хотя и весьма важный, все-таки только один из аспектов реаль­ного мышления. Действительное же мышление, согласно содержательной логике, есть не просто некая субъективная деятельность, происходящая в голове некоего индивида, оно есть общественно выработанная идеальная форма всей человеческой практической и предметно-преобразующей деятельности.

Применительно к индивиду это происходит так: если в реальной деятельности он активно изменяет предметы природы, самого себя и творит предметы, необходимые ему, то в мышлении то же самое он производит идеально. Мыслить поэтому означает формировать, творить предметный мир идеально, в форме понятий. Но подчеркнем, мышление не является достоянием отдельного индивида, оно выработано всем человечеством в процессе его долгого общественно­исторического движения. Отдельный же человек в своей жизнедеятельности только осваивает и присваивает себе общественную деятельность, культуру и мышление об­щества, поэтому мышление отдельного человека выступает как индивидуализированное общественное мышление.

Результаты мышления проявляются не только в языковых формах, но прежде всего в реальных, практических

делах общественного человека. И здесь важно помнить, что человеческая деятельность с самого начала является целесообразной деятельностью, что означает, что, прежде чем изменять предметы природы, реально производить предметы своих потребностей, человек создает форму будущих предметов в голове идеально. Подчеркивая данную специфическую особенность человеческой деятельности, К. Маркс писал: «Паук совершает операции, напоминающие операции ткача, и пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей-архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении человека, т. е. идеально. Человек не только изменяет форму того, что дано природой; в том, что дано природой, он осуществляет вместе с тем и свою сознательную цель, которая как закон определяет способ и характер его действий и которой он должен подчинять свою волю»[V].

Что касается логических категорий, то они были основа­тельно рассмотрены Гегелем в его учении о целостном мышлении. В отличие от традиционных логиков великий немецкий диалектик внимательно изучил не только такие формы языкового бытия мышления, как суждения и умозаключения, но вслед за Аристотелем и Кантом глубоко исследовал именно категории мышления, начиная с категории бытия и заканчивая более сложными. Гегель рассмотрел сначала внутреннюю взаимосвязь универсальных категорий, а затем (в разделе субъективной логики) проанализировал взаимосвязь и субординацию форм суждений и умозаключений.

В диалектико-материалистической логике исследование категорий мышления также начинается с выявления их внутренней взаимосвязи, после чего анализируются историческое становление категорий, формы их реализации в суждениях и умозаключениях и т. п.

Важно подчеркнуть, что диалектическая логика

исследует эти преобразованные формы (суждения и умозаключения) не столько со стороны структуры, фор­мальной правильности, последовательности, сколько со стороны их внутренней взаимосвязи и отражения в них всеобщих законов природы, общества и мышления, т. е. диалектико-материалистическая логика раскрывает их функции в формировании и развитии научно-теоретиче­ского знания. Если традиционная логика описывает и классифицирует суждения и умозаключения, анализиру­ет условия их правильности в структуре рассуждения, то диалектическая логика раскрывает их категориальную природу, выявляет их реальную функцию в контексте целостного человеческого мышления.

Диалектическая логика, таким образом, является теоретической наукой, поскольку не ограничивается описанием форм мышления, а исследует целостную при­роду мышления, вникает во внутреннюю взаимосвязь логических категорий, выявляет их связь с преобразо­ванными формами мышления и, наконец, анализирует развитие и субординацию суждений и умозаключений. Такой метод позволяет раскрыть целостную природу мышления, создает возможность выработать теорию мышления на основе предметной деятельности человека и его включенности в реальные исторически развивающиеся общественные отношения.

Образцом использования диалектико-логического спо­соба исследования является «Капитал» Маркса, в котором раскрываются внутренние связи экономических категорий. Как известно, Маркс сначала исследовал всеобщие условия формирования капиталистической экономики, затем выявил и обосновал сущность капитализма и раскрыл ее связь с превращенными формами (прибылью, процентом, рентой и т. п.). При этом философ глубоко вскрывал и основательно разрешал те противоречия, которые неизбежно возникают в ходе теоретического познания капиталистических экономических отношений. Оценивая всеобщее значение метода «Капитала» Маркса, В.И. Ленин в «Философских тетрадях» писал: «Таков же должен быть метод изложения (respective изучения) диалектики вообще (ибо диалектика

буржуазного общества у Маркса есть лишь частный случай диалектики)»1.

Диалектико-материалистическая логика является универсальной логикой целостного мышления, ибо толь­ко она в процессе анализа проблемы мышления всесто­ронне применяет логические и методологические принци­пы диалектики. В ходе теоретического воспроизведения целостного мышления она анализирует его сущность, а именно всеобщие определения (категории) независимо и раньше по сравнению с преобразованными формами (суждением, умозаключением). Иными словами, сначала рассматривается понятие мышления, раскрываются взаимосвязь и субординация логических категорий, в ко­торых отражается сущность (всеобщие законы) природы, общества и человеческого мышления, затем выявляется связь содержательных (универсальных) определений мысли (категорий) с формами их реализации в языковой форме, т. е. с суждениями и умозаключениями. Если в ходе этой теоретической деятельности возникают противоречия, то диалектическая логика тщательно их изучает и разрешает.

Только в результате такой логической и теоретической деятельности диалектическая логика имеет возможность воспроизвести мышление как живое целое, рассмотреть его в развитии и органической целостности, т. е. создать действительную теорию мышления, которая является не просто совокупностью понятий, суждений, умозаключений, но есть развитие, расчленение всеобщих определений, их внутренняя связь с конечными и преобразованными формами.

Диалектико-логическое рассмотрение мышления тем и отличается от традиционного исследования логических форм, что анализирует не те или иные стороны, аспекты мышления, а целостную природу мышления в контексте человеческой предметной деятельности. Только при та­ком способе исследования создается возможность познать всеобщие определения, закономерности мышления, их тождество, единство с универсальными законами бытия.

Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.29. С.318.

Диалектическая логика исходит из принципа отражения, из идеи единства законов бытия и мышления. Из чего следует: 1) целостное мышление как идеальная форма предметной деятельности не имеет особых специфических закономерностей; 2) всеобщие законы бытия одновременно суть всеобщие законы мышления; 3) всеобщие же определения мышления (категории) суть всеобщие законы отражения объективного в субъективном. Вне такой трактовки невозможно познать, правильно теоретически выразить природу категорий мышления. «Так называемая объективная диалектика царит во всей природе, а так называемая субъективная диалектика, диалектическое мышление, есть только отражение господствующего во всей природе движения путем противоположностей, которые и обусловливают жизнь природы своей постоянной борьбой и своим конечным переходом друг в друга, resp.* в более высокие формы»1.

Поскольку мышление есть идеальная форма предметной деятельности общественного человека, идеальный способ движения по форме вещей, постольку объективный мир и мышление подчинены одним и тем же универсальным законам. Поэтому в диалектической логике нет и не может быть иных всеобщих законов, кроме всеобщих законов самой материалистической диалектики, которая есть наука о всеобщих законах природы, общества и человеческого мышления. Отсюда: диалектическая логика не является еще одной логикой наряду с другими (формальной логикой, аксиоматической логикой и т. п.); по своей сути она есть та же диалектика, но обращенная к исследованию всеобщих законов формирования и развития человеческого мышления.

<< | >>
Источник: АБДИЛЬДИН Жабайхан. СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ/Абдильдин Ж.. Т. 11: Логика об универсальных формах и методах мышления — — Алматы. «Хантадірі»,2016. - 380. 2016

Еще по теме Глава 1. Предмет диалектической логики:

  1. 1. ПРЕДМЕТ И ЗНАЧЕНИЕ ЛОГИКИ В СИСТЕМЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ
  2. Лекция пятая Диалектические моменты развития. Восток и Запад. Циклическое линейное время. Диалектическое противоречие. Бесконечность у Гегеля. Гегелевская система. Рефлексия—трансцендирование. Абстрактное и конкретное. Отрицание отрицания
  3. Логика — наука о мышлении, ее предметом, являются законы и формы, приемы и операции мышления, с помощью которых человек позна­ет окружающий его мир.
  4. 3.9. Диалектическое познание.
  5. Лекция шестая Обсуждение некоторых следствий диалектического отрицания. Пример конвергенции. Гегель об истине
  6. 3. Диалектический опыт и искусство вопрошающего мышления как ос­новной «метод» герменевтического познания
  7. Предмет и объект исследования.
  8. § 1. Предмет аксиологии
  9. Предмет герменевтики и ее когнитивные границы
  10. Асмус Валентин Фердинандович. Лекции по истории логики: Авиценна, Бэкон, Гоббс, Декарт, Паскаль / Под ред. и со вступ, ст. Б. В. Бирюкова. Изд. стереотип. M.: Издательство ЛКИ,2017. — 238 с. (Из истории логики XX века.), 2017
  11. ПРЕДМЕТ И СТРУКТУРА ЭМПИРИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ
  12. Техника и технологии - предмет этики
  13. Легитимность войны НАТО против Сербии в марте 1999 г. стала предметом широкого обсуждения.
  14. Лекция первая О целях и особенностях цикла лекций-очерков. О предмете разговора. Первичная ориентировка в пространстве и времени
  15. В.К. Астафьев. ЗАКОНЫ МЫШЛЕНИЯ В ФОРМАЛЬНОЙ И ДИАЛЕНТИЧЕСКОЙ ЛОГИКЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЬВОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА - 1968, 1968
  16. 63. ВИДЫ АНАЛОГИИ. АНАЛОГИЯ ПРЕДМЕТОВ И АНАЛОГИЯ ОТНОШЕНИЙ
  17. §3. О трансцендентальной логике
  18. Деконструкция логики - логика деконструкции?
  19. §2. Об общей (формальной) логике
  20. §1. Логико-философские основания трансцендентальной диалектики