<<
>>

Глава 5. Понятие в диалектической логике.

В диалектической логике понятие трактуется как такая развитая форма мысли, в которой отражается сущность предметов и явлений. В этой связи возникает вполне реальный вопрос: что нужно понимать под сущностью? Этот вопрос вполне закономерен, ибо все зависит от понимания сущности.

Если под сущностью понимать абстрактно-общий признак предметов, то по своей природе представление мало отличается от теоретического понятия. Поэтому очень часто в логике правило образования представления выдавалось за принципы формирования понятия.

В отличие от такого рассмотрения в диалектической логике исходят из вполне определенного и четкого понимания сущности. Здесь под сущностью предмета понимают не общий признак, а внутреннюю взаимосвязь, внутреннее взаимоотношение целого. Потому под понятием понимается не общее представление, а такая мысль, которая отражает то, что делает данное явление данным явлением.

Природа данного явления определяется сущностью. Она по своей природе не есть просто общее, а является такой особой формой, в которой объединены все другие определения предмета. Понятие есть та логическая форма, в которой теоретически воспроизводится это объективное конкретное. Его нельзя отождествлять с каким-либо эмпирическим признаком (наглядным носителем), оно существует только через связь, как единство многообразного.

В истории философии заслуга Платона и Аристотеля состоит в том, что они концентрировали свое внимание на природе целого, стремились выявить всеобщее определения предмета, хотя интерпретировали его идеалистически. При всех недостатках такая постановка проблемы имела громадное значение в истории познания, в развитии метода познания действительности, ибо она нацеливала познание

не на общее, не на субстрат, а ставила вопрос о всеобщих определениях целого.

На новом уровне проблему понятия, конкретности понятия разработал Гегель, который рассматривал понятие как единство многообразного, как конкретную тотальность определений.

Гегелевская концепция понятия принципиально выходила за пределы традиционного представления о понятии, хотя первоначальные идеи, зародыш такого понимания содержится уже в кантовской транцендетальной логике.

Согласно рассудочной логике, отмечал Гегель, «я обладаю понятиями точно так же, как я обладаю какими- либо внешними свойствами», всякое многообразие находится вне понятий, которым присуща лишь форма абстрактной всеобщности. Синтетическое суждение apriori,напротив, представляют собой форму конкретного, синтетического знания, в котором предпринята попытка рассмотреть многообразие в некотором единстве. «Этот первоначальный синтез апперцепции, - писал ученый, - есть один из глубочайших принципов спекулятивного изложения (Entwichlug),он содержит начало истинного понимания природы понятия...

Гегель, правда, трактовал понятие с позиции объективного идеализма. В его понимании синтетичность, конкретность являются внутренними определениями самого понятия, которые приобретены в ходе его саморазвития. Отсюда не реальность и тем более не эмпирическое многообразие является основой понятия, а само понятие, движение мысли порождают действительность, составляют животворную душу всего действительного мира.

Впротивоположностьвсякомуидеализму-субъективному и объективному - в диалектико-материалистической логике принципиально признается конкретность, целостность объективной реальности. Не человеческий разум вносит в объективный материальный мир форму, идею, внутреннюю организованность, а сама материя формируется. Понятия же являются лишь отражением этой реальности.

Гегель Г.В.Ф. Наука логики. Т.3. М., 1972. С.23.

Конкретность понятия, мышления является только формой объективной конкретности и тотальности. Правда, объективная конкретность воспроизводится мышлением не сразу, а только в ходе диалектического движения мышления от абстрактного к конкретному. Внутренним стержнем такого теоретического движения является принцип противоречия.

Объктивно-конкретное в действительности не существует наглядно, его невозможно свести к какой- нибудь эмпирической определенности.

Конкретное поэтому есть форма взаимосвязи многообразного, их единство. Следовательно, конкретное выступает как закон этого многообразного. Конкретным понятием, отражающим это единство многообразного, может быть не слово, не термин, не общее представление, а такая мысль, в которой схватываются в синтезе многочисленные определения объективного конкретного.

Объективно-конкретное как единство многообразного - содержательно и противоречиво. Оно существует и может существовать только как противоречивое, как тождество противоположностей. Если объективно-конкретное есть связь, синтез противоположных определений предмета, то этот синтез возможен только через противоположность. Без противоположности нет единства, а без единства нет противоположности.

Что-либо можно рассматривать противоположным только в рамках какой-нибудь целостности. Абсолютно разные вещи, не имеющие ничего общего, не могут быть также противоположными и, наоборот. Абсолютно одинаковые вещи в свою очередь не могут быть единым и не образуют внутреннюю целостность. Так, например, никто не отрицает, что семья по своей природе целостна и конкретна. Она, как еще отмечал Ф. Энгельс, состоит из единства противоположностей. То же самое можно сказать о государстве. Любое общество и государство может существовать только тогда, когда в нем есть разделение труда. Только объединение этого различного дает общество, целостность, внутренние связи социальных явлений.

Конкретное понятие отражает конкретную дейст­вительность. Если объективная конкретность противоре­чива, то мышление, отражающее эту конкретность, тоже должно быть противоречивым. Дело в том, что конкретную действительность адекватно отражает не та мысль, в которой схватывается абстрактно-общее, какой либо признак предмета, а такая мысль, в которой охватывается именно форма связи, синтез многообразного.

Мысль способна познать синтез многообразного только в том случае, когда она сама есть синтез многочисленных определений. Внутренним стержнем такой синтетической мысли опять-таки является закон тождества противоположностей.

На самом деле, то понятие, которое образовано посредством абстракции от особенного и специфического в предметах и явлениях, действительно исключает противоречие, ибо, обнаружив противоречие, оно старается дальше продолжить процесс абстрагирования и отвлечения. По другому дело обстоит с конкретным понятием. Самым первейшим условием его образования является не отвлечение от особенного и специфического, а стремление схватить через них то, что является их связью, конкретной тотальностью.

Такое понятие с самого начала является внутренне противоречивым. При этом такое противоречие существует не в разных отношениях, а в одних и тех же отношениях. Принципиальное допущение принципа противоречия является условием такого понятия. Если отрицать принцип противоречия в мышлении, то невозможно понять образование конкретного знания.

Если понятие определить как форму мысли, в которой отражается сущность, внутренние связи предмета, то обычные абстракции (термины) ни в коей мере не могут считаться понятием. Дело в том, что в этих абстракциях схватываются лишь отдельные стороны предмета. В диалектической логике четко доказано, что сущность не есть любое общее, а, следовательно, любая абстракция, в которой схватывается общее, не есть понятие. Понятие есть мысль, которая схватывает те связи, ту особую форму организации предмета, которая делает данный предмет 1 195 і-----------------------------------------------------

данным предметом. Сама связь не может существовать без того, что входит в связь. Поэтому такое понятие образуется не путем абстрагирования, а через синтез абстрактных определений предмета с его конкретными, т. е. через тождество противоположностей.

Каждая целостность и конкретность есть единство многих определений, многих связей. При анализе этих связей, сцеплений различного выявляются различные отношения и уровни. Рассмотрим два отношения. 1) Связи внутри целого имеют различный характер. Поэтому противоречие, составляющее сущность данного конкретного целого, также проявляется в различных формах: разность, различие, противоположность, противоречие.

Если эти отношения связи выступают внутри одного и того же целого, то сами целостности выступают на различных уровнях. Например, механическая целостность, физическая и химическая, а далее органическая и социальная целостность. Хотя ни одна целостность не существует без принципа тождества противоположностей, все же в различных системах целостностей господствуют различные ступени диалектического принципа противоречия. Если в органических и социальных системах господствуют развитые ступени закона тождества противоположностей и поэтому в этих областях легко доказать универсальное значение данного закона, то в механической и физической системе господствуют менее развитые формы принципа противоречия. Поэтому иногда создается иллюзия, что в науках, изучающих эти системы, возможно обойтись без диалектического способа мышления.

Длянаучногопознанияитеоретическоговоспроизведения объекта наиболее существенное значение имеют не отдельные суждения, термины, выводы, а целостное теоретическое представление о действительности, т. е. конкретное понятие об объекте. Познать объективную материальную действительность - это, значит, действовать на нее и теоретически выразить объект в логике понятий.

Конкретное понятие - это, прежде всего та форма теоретической деятельности, в которой отражается объективная истина. По своей логической структуре оно 1 196

есть совокупность многочисленных определений, которые внутри себя расчленены и взаимосвязаны. Развитие теоретической деятельности, научного познания ставит перед логикой вполне определенные вопросы: какова внутренняя структура, имманентное содержание этих понятий и как они возникают? С какими специфическими теоретическими и логическими методами и законами сообразуется наше теоретическое мышление при воспроизведении материального объекта?

Старая традиционная логика не могла ответить на эти вопросы, так как она не ставит вопроса о теоретическом, содержательном воспроизведении объекта. Поэтому она не рассматривала таких понятий, в форме которых выражаются всеобщие отношения, внутренние связи действительности.

Формальная логика, как уже было отмечено, рассматривает различные формы мышления в отрыве от содержания, в ее рамках вполне возможно определить, что понятие отражает сущность, но сущность формальная логика понимает по-своему. Понятие она рассматривает как выражение общего, как содержание термина. Для формальной логики сущностью является то или иное свойство, существенно общее для данного класса явлений.

Но все дело в том, что подразумевается под существенным свойством предмета. Сказать, что сущность есть существенно общее для данного класса явлений, чрезвычайно обще, кроме того, подобная трактовка содержит ряд недостатков. Суть в том, что в таком случае сущность понимается не как внутренние связи, не как всеобщее основание, а выделяется путем эмпирического сравнения представителей данного класса явлений. Для выявления же такого общего не требуется никакого специфического логического метода, здесь можно обойтись эмпирическим сравнением, индукцией, эмпирическим анализом. Однако подобное рассмотрение вопроса постоянно упирается в серьезные трудности, свидетельствующие о недостаточности и ограниченности формальной логики.

Это можно проследить, например, анализируя понятие «человек». Если при анализе этого понятия ограничиваться требованием необходимости выделения существенно ------- 1 197 і

общего средствами формальной логики, то в самом лучшем случае можно дойти до определения человека, как существа мыслящего. Действительно, способность к мысли есть самое общее и существенное свойство человеческого индивидуума. С точки зрения старой, эмпирической логики определение человека как существа, производящего орудие труда, недопустимо, так как для эмпирического обобщения посредством простого сравнения, индукции и эмпирического анализа определенность человека как производителя орудий труда не есть общая определенность человеческого рода, а является лишь особой формой жизнедеятельности людей, занятых в сфере материального производства.

Когда отдельные представители формальной логики в настоящее время ссылаются на марксовское определение человека как оправдание формально-логических принципов, то они допускают непоследовательность в своих суждениях. Некоторые из них спешат оговориться, что имеется в виду способность всех людей производить орудия труда. При этом они заменяют подлинно научное, содержательное определение Маркса ненаучным определением.

Диалектико-материалистическая логика рассматривает объект исследования как внутри себя связанное целое в его объективных связях и отношениях. С этой точки зрения для выработки научного понятия «человек» исследуется реальный субъект - общественные взаимоотношения людей. В результате аналитической деятельности выделяются такие отличительные черты человека, как его способность к труду, абстрактному мышлению, словесному общению, его общественность. Однако простое перечисление этих признаков не дает подлинной определенности человека, в лучшем случае оно будет эмпирическим описанием.

Подлинная определенность человека раскроется лишь в результате теоретического рассмотрения вопроса, когда мы из всех определенностей человека выделим такую его определенность, которая по своей природе является сущностью, основой всех иных определенностей человека. Такой определенностью является способность к производству орудий труда. Все другие способности 198

человека, как человека, зависят от его трудовой деятельности. Поэтому определение человека, как животного, производящего орудия труда и способного к абстрактному мышлению, с теоретической точки зрения несостоятельно, оно является эклектическим, так как эти признаки здесь лишь перечисляются посредством союза «и», но отсутствует выделение и познание связи этих определенностей.

Диалектическая логика имеет большое значение и применение, в частности, в биологии. Как известно, организм находится в неразрывной связи с окружающими внешними условиями. Но всякое условие среды не является необходимым для того или иного вида. Реакция организма на внешнюю среду определяется внутренней структурой данного организма. Организм есть по существу самовоспроизводящая система, которая постоянно вступает в обмен веществ со средой. Всеобщим условием существования органического является обмен веществ. Определенный вид есть определенный тип обмена веществ. Чтобы понять специфические особенности органического, например, природу раздражимости, размножения, наследственности, необходимо понимание природы обмена веществ - всеобщего условия, основания органического. Но в акте приспособления обмен веществ выступает как результат раздражимости, обмен веществ реализуется в акте раздражимости.

Здесь уместна аналогия с категорией товара в «Капитале» Маркса. Товар действительно является элементарной клеточкой капитализма, его всеобщим отношением. Дело в том, что все отношения при капитализме опосредствуются как товарные отношения. В другой общественной системе (например, в феодальной или рабовладельческой) товар является особым, конкретным отношением. Поэтому, если предметом исследования являются не капиталистические, а феодальные отношения, то мы не сможем понять феодальную общественно-экономическую формацию, исходя из категории товара. Напротив, в феодальных общественных отношениях сам товар нуждается в объяснении. Роль всеобщего начала товар выполняет лишь при капитализме, 1 199 і

т. е. товар является всеобщим условием капитализма. Но реально, фактически товар становится всеобщим условием лишь в результате капитализма, т. е. причина реализует себя лишь в действии, в результате действия.

Подобным образом обстоит дело и с обменом веществ в органических системах. Мы не поймем ни раздражимости, ни природы размножения, ни природы наследственности, предварительно не осмыслив природу обмена веществ. Спецификой органического и его всеобщим основанием является лишь обмен веществ. Как сама себя воспроизводящая система она постоянно превращает внешние условия во внутреннее условие своего существования. Вот почему обмен веществ является всеобщим условием биологического, спецификой биологического, через которое возможно понять все другие свойства органического.

В биологической системе имеет место специфический обмен веществ. Так, например, в неорганической природе (например, кристаллы) он вовсе не является необходимым, внутренним условием. Специфика биологического состоит в том, что обмен веществ является для него внутренним, всеобщим, необходимым условием существования.

Возвращаясь к понятию человека, употребление орудий труда, например, палки наблюдается порой и у животных (обезьяны), но это не специфично для их деятельности, а носит как бы случайный внешний характер. Производство орудий труда является всеобщим условием для человека, так как оно субстанционально вытекает из условий социальной жизни.

Таким образом, для выработки понятия о предмете, для выражения его закономерных связей, предмет прежде всего должен быть рассмотрен целостно, конкретно. Чтобы понять предмет нужно исследовать не просто его части, не ограничиваться количественно-общим данной группы, класса явлений, а надо рассматривать его прежде всего целостно. В объективной действительности каждая группа явлений имеет специфические, внутренне присущие ей закономерности. Поэтому для понимания каждой определенной системы следует отделить ее от всякой 200

другой системы, поскольку относительно каждой реальной, целостной системы имеет место множество внешних для нее связей, по существу не являющимися внутренними условиями ее существования.

В процессе выделения такой целостной системы возникают, однако, известные трудности. Дело в том, что целое, конкретное воспроизводится мышлением, логически усваивается лишь в результате познания. Поэтому оно выступает как результат определенной мыслительной, познавательной деятельности. Гегель впал в иллюзию, по выражению Маркса, когда считал, что конкретное целое находится объективно, реально, вследствие чего оно нам дано сначала в чувственном созерцании. Но первоначально целое выступает как нерасчлененное и хаотическое целое. Таким образом, до конкретного, целостного понимания объекта в мышлении мы должны иметь представление о целом.

Следовательно, целое как реальное целое уже выделяется в представлении, а затем происходит анализ этого целого и воспроизведение его в логике мышления.

Формальная логика не ставит перед собой такой задачи. Согласно традиционной логике, для выработки понятия необходимо выделить путем анализа и обобщения то общее, которое присуще данному классу явлений. Для формальной логики понятие есть отражение только количественно­общего данной совокупности явлений.

Согласно же диалектической логике понятие выражает не количественно-общее, а всеобщее, которое принципиально невозможно выработать посредством индукции и сравнения. Такое конкретно-всеобщее можно выработать только тогда и в том случае, когда объект рассматривается как конкретная, внутренне связанная система, причем происходит отвлечение от привходящих, внешних сторон предмета.

Но при этом возникает вопрос: каким образом происходит выделение такого целостного объекта? Не кажется ли справедливым, что целое нам дано уже в чувственном созерцании?

Действительно, в своем исследовании Маркс начинает с целостного рассмотрения предмета. Но это целое не есть результат теоретического познания, оно есть результат практического выделения предмета. Практика выступает здесь как исходный пункт выделения исследуемого целостного объекта. Чтобы определить, например, что такое стакан, мы должны на основе практики определить, для чего данный предмет нам нужен. Когда предмет определен таким образом, мы имеем определенное представление о целом, которое обусловлено от других целых и, кроме того, отделено от всех привходящих, внешних условий.

Данная логика действует в любой теоретической деятельности: и в создании теории относительности, в обосновании понятия человека, понятия вида и т.д.

Таким образом, чтобы вскрыть всеобщее, внутреннее предметов и явлений, предмет должен быть рассмотрен целостно. Основой выделения целостного объекта является практика.

По существу, познание, теоретическое воспроизведение предмета начинается тогда, когда предмет выделен как целостный объект. Эмпиризм не видит роли практики, в процессе которой активно выделяется объект, а ограничивается познанием окружающей действительности, данной в чувственном опыте.

Прежняя философия не могла объяснить, каким образом происходит первоначальное выделение целого, т. е. того целого с которого начинается теоретическое воспроизведение предмета, которое по своей природе является чувственным и имеет понятийную форму. Здесь возникает проблема: если по своей характеристике первоначальное целое, подвергаемое анализу, является чувственным, то каким образом в логическое познание предмета привносятся нелогические моменты? И другой вопрос. Если первоначальное целое с самого начала является понятием, то выходит, что понятие предмета мы уже имеем, а дальнейшее развитие мысли по существу есть топтание на месте.

Все эти трудности успешно разрешаются, «снимаются» в диалектической логике. Дело в том, что, согласно

202

содержательной логике, основой выделения целого является практическая деятельность людей, которая имеет не только характер теоретической всеобщности, но и непосредственной действительности.

Вэтомвопросеимеетсядвааспекта: выделениецелостного объекта происходит в общественной сфере и в развитии. Эту мысль рационально развил Маркс в «Капитале» в связи с понятием стоимости. Он отмечал, что еще Аристотелю было известно, что между товарами есть нечто общее. Но греческий философ не мог выработать понятия стоимости, так как неразвитость человеческого труда в то время обусловливала неразвитость их связей. Аристотель как представитель рабовладельческого общества не мог сделать вывод о равенстве всех видов труда. Впоследствии же идея равенства всех видов труда приобретает в общественной сфере прочность предрассудка. Это одна сторона вопроса.

Другая сторона состоит в том, что эмпирическая стадия развития науки и познания подготавливает выделение первоначального абстрактного общего. Традиционная логика на основе сравнения, индукции и т. д. уже выработала и выделила представление о человеке вообще, она даже указала существенные признаки человека. Заслуга диалектической логики заключается в том, что она, посредством нового методологического подхода, открыла всеобщее в человеке, образовала подлинно научное понятие человека. Всеобщее отношение человека не есть абстрактно-общее, а такое всеобщее, от которого зависят все другие человеческие отношения.

В конкретном понятии общее и единичное находятся в диалектическом единстве. Следует отметить, что данное определение является важным диалектическим основанием.

Абстрактно-общее формальной логики образуется посредством отбрасывания особенного и единичного в предметах и явлениях. Поэтому в аристотелевской логике действует закон обратного отношения объема и содержания, имеет место абстрактное противопоставление общего особенному и единичному. Притом, общее, особенное и единичное рассматривается ею как различные виды понятий. В отличие от абстрактно-общего понятия конкретно­ сеобщее не абстрактно противопоставляется единичному и особенному, а является сущностью последнего. Оно образуется не путем отбрасывания единичного и особенного, а посредством раскрытия их сущности.

С точки зрения диалектической логики общее, особенное и единичное представляют собой единое понятие. Как причинность и следствие выступают в качестве аспектов одного и того же понятия, так и общее, особенное и единичное суть моменты конкретного всеобщего. Конкретное понятие не есть просто общее, противостоящее единичному и особенному, голая и абстрактная общность, а такое всеобщее, которое в самом себе, в своем развитии содержит свое другое, т. е. единичное и особенное.

В связи с этим возникает вопрос, действительно ли «все» богатство единичного и особенного воплощается в конкретном понятии. Этот вопрос возникает оттого, что упускается из виду понятие «богатство» предмета. Между тем, конкретное рассмотрение снимает метафизическое противопоставление «все» или «не все». Конкретное понятие постольку выражает «все богатство», поскольку оно выражает сущность предмета.

Понимание различия общего и истинно всеобщего Гегель находит еще в «Общественном договоре» Руссо. Там говорится, что «законы государства должны иметь своим источником всеобщую волю (Volent’e generate’),но они вовсе не обязательно должны быть потому волей всех (Volent’e de tous)»1.Действительно, воля всех есть абстрактно-общее, количественно общее, в котором еще отсутствует истинная всеобщность в смысле закона. Всеобщая же воля, истинно всеобщее не является количественным, она выражает закон единичностей, берет общее и единичное в диалектическом единстве.

Диалектико-материалистическая логическая концепция о конкретном понятии как единстве общего, особенного и единичного существенно отличается от гегелевского понимания данного вопроса. Как неоднократно отмечалось выше, для гегелевской логики характерна идея саморазвития мысли (понятие «в своем развитии» переходит в особенное

1Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.1. М., 1974. С.347.

и единичное) совершенно чуждая материалистической логике. В диалектико-материалистической логике понятие трактуется как «не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней». Здесь особенное и единичное содержится вовсе не в понятии, как это казалось Гегелю, а в тех реальных отношениях, которые объективно являются всеобщими отношениями объекта, из которых вытекает и объясняется природа конкретного.

В «Капитале» Маркс подвергает глубочайшему анализу не понятие товара, не из него выводится все богатство и определенности капитализма, а анализируется «самое массовидное», миллиарды раз встречающееся отношение реального буржуазного общества. Таким отношением является обмен товаров. Товарное отношение не только понятие, оно есть объективно реальное отношение, всеобщее условие капитализма. Товар исторически существовал раньше капитализма, но он становится всеобщим отношением лишь при капитализме, когда и рабочая сила становится товаром. Вот почему Маркс начинает анализ капитализма с анализа товара, который является «клеточкой» капитализма, и обнаруживает, раскрывает в этой простейшей конкретности противоречия капитализма. «Анализ вскрывает, - пишет В.И. Ленин, - в этом простейшем явлении (в этой «клеточке» буржуазного общества) все противоречия (respective)зародыши всех противоречий современного общества. Дальнейшее изложение показывает нам развитие (и рост, и движение) этих противоречий и этого общества в его отдельных частей, от его начала до его конца»[CX].

В данном случае товар выступает не как эмпирическое общее, а как сущность, всеобщее в данной действительности. Воспроизводя себя, данное отношение должно воспроизводить все другие отношения в данной системе. Поэтому теоретическое выражение его является теперь не общим представлением, не абстрактно-общим, а конкретным понятием диалектической логики.

Диалектическое конкретно-всеобщее понятие является мысленным воспроизведением, логическим усвоением

взаимоотношения вещей и явлений. В объективной действительности сущность, закономерность явлений реализуется в особенном и единичном, так, например, биологический вид как общность реализуется в составляющих его индивидах, человеческое общество проявляется в единичном и особенном, а вне их не существует.

В объективном материальном мире мы имеем систему внутренне взаимосвязанных связей и отношений. При этом каждая система связей образует определенное целое, в котором есть особенное, выполняющее в этой системе функцию всеобщего отношения. Таким образом, в свою очередь, особенное и единичное в их совокупности и взаимосвязи образуют «истинную общность», отличную от других общностей. Поэтому сущность, закономерные связи явлений, возможно раскрыть не посредством отвлечения от особенного и единичного, а лишь посредством глубокого анализа сущности особенного и единичного. «Общее существует лишь в отдельном, через отдельное. Всякое отдельное есть (так или иначе) общее. Всякое общее есть (частичка или сторона или сущность) отдельного. Всякое общее лишь приблизительно охватывает все отдельные предметы. Всякое отдельное неполно входит в общее и т. д.»1.

Диалектико-материалистическое понимание кон­кретного понятия в самой объективной реальности прослеживает, раскрывает переход всеобщего в особенное и, наоборот. Так как всякое объективное реальное явление находится в состоянии постоянного развития, то несомненно существует переход особенного во всеобщее и, наоборот. Например, товар является всеобщим условием капитализма, но он не был таким в докапиталистических общественно-экономических формациях, там он был лишь особым отношением. Так же обстоит дело при социалистических системах, где товарные отношения имеют место, не являясь, однако всеобщим отношением.

В данном вопросе особенно отчетливо выступает отличие логики диалектической от всякой недиалектической логики. Диалектическая логика, прежде всего, ставит вопрос, как

1Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.29. С.318.

выразить теоретически, в понятии всеобщее отношение действительности и его связь с другими отношениями. В основную задачу диалектической логики входит проблема воспроизведения закономерности конкретного, целостного, внутренне расчлененного объекта в логике научно-теоретического познания. Поэтому она применяет специфические методы и законы мышления. Но в данном случае категории уже не продукты нашего мышления, мы только правильно воспроизводим их, т. е. имеем цельное, научное знание о них.

Истинно всеобщее понятие образуется в результате научного анализа объективной действительности и в познании внутренних связей аналитически выделенных определенностей. Характерной особенностью конкретного понятия является то, что оно не просто, не метафизически отрицает единичное и особенное, а отрицает и отличает их от самого себя лишь для того, чтобы объединиться. Конкретное всеобщее есть отрицание отрицания. В этой форме разрешаются противоположности. Без разрешения противоположностей нет диалектики в собственном смысле этого слова, а есть только голая рассудочная антиномия.

Отрицание присуще и абстрактному понятию, так как оно образуется путем отбрасывания особенностей конкретного. Характеризуя сущность отличия истинно всеобщего от абстрактного понятия, В.И. Ленин писал:«Надо уметь найти в каждый особый момент то особое звено цепи, за которое надо всеми силами ухватиться, чтобы удержать всю цепь и подготовить прочно переход к следующему звену, причем порядок звеньев, их форма, их сцепление, их отличие друг от друга в исторической цепи событий не так просты и не так глупы, как в обыкновенной, кузнецом сделанной цепи»[CXI].

Основное звено в данном случае является сущностью процесса, оно зависит от характера явления в целом. Общественное явление, как и всякое явление, не стоит на одном месте. Познание основного звена возможно лишь в неразрывной связи с явлением в целом, так как вне его оно не существует. Логическое содержание основного звена суть всеобщее, которое содержит в себе единичное и особенное.

Основное звено является таковым постольку, поскольку оно связано со всеми другими и определяет все другие. Вне этой связи оно было бы простым звеном, которых много во всяком явлении.

<< | >>
Источник: АБДИЛЬДИН Жабайхан. СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ/Абдильдин Ж.. Т. 11: Логика об универсальных формах и методах мышления — — Алматы. «Хантадірі»,2016. - 380. 2016

Еще по теме Глава 5. Понятие в диалектической логике.:

  1. Лекция пятая Диалектические моменты развития. Восток и Запад. Циклическое линейное время. Диалектическое противоречие. Бесконечность у Гегеля. Гегелевская система. Рефлексия—трансцендирование. Абстрактное и конкретное. Отрицание отрицания
  2. КАНТОВСКОЕ ПОНЯТИЕ О ЛОГИКЕ, ЕЕ РАЗДЕЛЕНИЯХ И ОСНОВАНИЯХ
  3. 3.9. Диалектическое познание.
  4. Понятие как форма мышления Общая характеристика понятия
  5. 11. ЗАКОН ОБРАТНОГО ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ СОДЕРЖАНИЕМ И ОБЪЕМОМ ПОНЯТИЯ. КЛАССИФИКАЦИЯ ПОНЯТИЙ ПО ОБЪЕМУ
  6. Лекция шестая Обсуждение некоторых следствий диалектического отрицания. Пример конвергенции. Гегель об истине
  7. 3. Диалектический опыт и искусство вопрошающего мышления как ос­новной «метод» герменевтического познания
  8. Асмус Валентин Фердинандович. Лекции по истории логики: Авиценна, Бэкон, Гоббс, Декарт, Паскаль / Под ред. и со вступ, ст. Б. В. Бирюкова. Изд. стереотип. M.: Издательство ЛКИ,2017. — 238 с. (Из истории логики XX века.), 2017
  9. Понятие и виды гипотез. Версия Понятие гипотезы
  10. В.К. Астафьев. ЗАКОНЫ МЫШЛЕНИЯ В ФОРМАЛЬНОЙ И ДИАЛЕНТИЧЕСКОЙ ЛОГИКЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЬВОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА - 1968, 1968
  11. Понятие
  12. 1. ПРЕДМЕТ И ЗНАЧЕНИЕ ЛОГИКИ В СИСТЕМЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ
  13. Деконструкция логики - логика деконструкции?
  14. §3. О трансцендентальной логике
  15. Виды понятий
  16. Обобщение и ограничение понятий