<<
>>

§ 5. Необходимость и свобода в историческом процессе

Историческая Определение фундаментальных оснований

необходимость общества сопровождалось неоднократной

сменой парадигм. Для античности харак­терно целостное восприятие мира, единство социального, по­литического, государственного устройства, правовых и этичес­ких норм.

Средневековье утверждает признание божественных законов, предопределяющих поведение и судьбу отдельной личности, народа, государства, правовых норм и освященных религиозными канонами норм этики. Индустриальная пара­дигма базируется на признании лидирующей роли экономи­ческой науки в объяснении общества. Ее представителями были классическая политическая экономия в лице А.Смита и Д. Рикардо, марксизм, кейнсианство, либерализм, неолибера­лизм. Во всех этих концепциях история лишена субъективного, личностного начала. Общество предстает как бездушный меха­низм, в котором человеку отводится роль незаметного и вполне заменимого винтика. Современная постиндустриальная парадиг­ма утверждает примат человека, его сознания в системе источ­ников существования и развития общества.

Общеизвестно, что люди не свободны в выборе условий своего рождения и воспитания. Вступая в жизнь, каждый че­ловек застает сложившиеся цивилизацию и культуру, соци­альные системы, всю совокупность общественных отношений, связей, традиций, норм поведения, институты государства и права, быт, технику, производство. Общество существует для него как внеположная и не зависящая от него реальность. Оно так же объективно, как и природа, и человек в равной мере за­висит от них. Личность и общество на первый взгляд несоизме­римы по масштабам и силе воздействия. Общество формирует личность господствующими в нем социальными стандартами. Подчиняясь социальным требованиям, личность утрачивает многие черты собственной неповторимости. Социальная ма­шина способна раздавить любого, кто сделает неверный шаг. Человек беззащитен перед бездушным социальным механиз­

мом, и его жизнь трагична.

Такое мироощущение возникает в ситуации конфликта личности и общества. «Дух человечес­кий — в плену. Плен этот я называю «миром», мировой дан­ностью, необходимостью», — писал Н.А. Бердяев. (Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. С. 254).

Структура и взаимодействие элементов, обеспечивающих стабильность общества в состоянии динамического равнове­сия, составляет фундамент исторической необходимости. Она проявляется и в закономерностях общественного развития. Человек испытывает на себе и даже может стать жертвой цик­лических ритмов истории, неизбежных кризисных явлений в различных сферах общественного организма. В истории пери­одически чередуются эволюция и инволюция, интеграция и дезинтеграция, прогресс и упадок. Длительность циклов со­кращается во времени, что проявляется в глобальном ускоре­нии мирового развития. Специалисты определили: 1 млн. лет истории неолита эквивалентен 40 годам нашего времени. По­коление, родившееся в 1910 г., пережило две мировые войны, две революции, строительство коммунизма и... попытку воз­врата к той России, которую мы потеряли в 1917 г. Невозмож­но описать страдания и жертвы, которые выпали на его долю.

В какой мере люди ответственны за исторические события прошлого и настоящего? Если объективные законы определя­ют ход истории, то какова роль человека — субъекта и предпо­сылки общества? На протяжении всей истории философии дискуссионным оставался вопрос: люди формируются обсто­ятельствами или обстоятельства создаются людьми? Кто автор и кто актер той драмы, которая называется историей общества? Одни мыслители считают, что люди — единственные, всемо­гущие и полнокровные авторы исторйи. Другие полагают, что люди — лишь актеры, разыгрывающие сценарий исторических событий в соответствии с божественным замыслом или в силу неотвратимости законов общественной жизни: «Весь мир те­атр, и люди в нем актеры», — гениально определяет формулу общественной жизни В.Шекспир. К.Маркс утверждал, что люди — и актеры, и авторы разыгрываемой ими в истории дра­мы.

Они участвуют в историческом процессе сознательно, ста­

вят перед собой цели и реализуют или не реализуют их, конкре­тизирует мысль К.Маркса Ф.Энгельс. Историческое событие закономерно происходит, являясь равнодействующей (т.е. суммой) разнонаправленных сил и воль множества людей. Об­щество движется от одной формации к другой в соответствии с присущими ему законами, люди же своей деятельностью мо­гут лишь ускорить либо замедлить исторический процесс, но не отменить его направление.

Современная наука стремится раскрывать особенности социальной динамики в терминах синергетики — науки о за­кономерностях самоорганизации сложных систем. Синерге­тика объясняет социальную динамику в понятиях «самоорга­низации», «нелинейности», «открытости», «хаоса». Она показывает, как неравновесность социальных сил, наличие обратных связей между социальными структурами обуслов­ливает эволюцию общества. Его развитие отличается неста­бильностью, так как относительно медленные процессы сме­няются обострением неустойчивости, угрожающей распадом сложной общественной системы. В некоторые периоды ис­тории неограниченное возрастание отдельных социальных про­цессов за конечное время может обусловливать либо чрезвычай­но быстрое развитие общества, либо его распад. В современной истории наблюдается гиперболический рост народонаселения, нарушение экологического равновесия в природе, безудержный рост техники. Каждый из названных процессов несет опас­ность сверхкатастрофы, гибели человечества. Это ситуация тотальной несвободы, когда человек может стать жертвой стихийного проявления законов протекающей эволюции.

С точки зрения синергетики случайность является необ­ходимой составляющей развития сверхсложных систем. Их развитие в период распада непредсказуемо в силу преобла­дания случайных, а не необходимых факторов. Поэтому представляются ошибочными попытки прогнозировать раз­витие общества от наличного состояния, ибо в момент сло­ма системы оно осуществляется чрезвычайно быстро и, как правило, под влиянием случайных факторов.

Демоническая сила случайности делает непредсказуемой и судьбу отдель­

ной личности. Не случайно говорят: «Человек предполага­ет, а Бог располагает...»

Субъект истории Однако факты истории только в библейс­ких сюжетах объясняются вмешательством Бога. Реальность такова, что ни одно исто­рическое событие не может быть объяснено без учета роли человека, действий личностей и социальных групп. На осно­ве исследования огромного фактического материала А.Тойн- би пришел к выводу, что процесс роста цивилизации осуще­ствляется не сам по себе, а вследствие действий субъектов истории. Источником социального действия не может быть общество в целом, но лишь индивид или группа индивидов. Цивилизация, социум — посредник, с помощью которого отдель­ные люди взаимодействуют между собой. Поэтому личности, а не общество создают человеческую историю. «Цивилизации развиваются благодаря порыву, который влечет их от вызова через ответ к дальнейшему вызову; от дифференциации че­рез интеграцию и снова к дифференциации». (Тойнби А. По­стижение истории, М. С. 214). Развитие общества — дело рук творческих личностей. Их историческая миссия состоит в том, чтобы успешно ответить на вызов истории. Именно творческое меньшинство вдыхает в общество новую жизнь. Косное большинство подражает творческому меньшинству, воспринимает их духовно-нравственный порыв. Без их дея­тельности общество останавливается в своем развитии.

Развитие общества многовариантно, имеет несколько аль­тернативных путей. Это открывает человеку путь к свободе. Люди могут сознательно направлять развитие по одному из альтернативных сценариев. Правда, конкретное общество содержит не любой вариант эволюции, а лишь определенный спектр возможностей. Поэтому сложноорганизованным си­стемам невозможно навязать пути их развития, но можно способствовать проявлению их собственных тенденций. И здесь приобретает особое значение поведение личности, ее способность понимания ситуации и влияния на ход событий. Синергетика позволяет по-новому раскрыть роль лично­

сти в истории, поскольку правильно организованные, но «ма­лые» по силе воздействия могут быть более эффективными, чем мощные.

Огромные усилия, которые прилагают люди для достижения целей, противоречащих собственным тенденци­ям развития общества, либо оказываются бессмысленными, либо наносят вред. Но даже единичное усилие отдельного че­ловека может иметь более существенное значение для разви­тия социального целого, чем действия мощного аппарата вла­сти. Подобно тому, как это происходит в неживой природе, малая флуктуация в обществе вырастает и изменяет состоя­ние всей системы.

Синергетика формирует представление о роли хаоса как конструктивного начала эволюции общества, фактора образо­вания сложных социальных структур. Хаос создает предпосыл­ки возникновения новых связей разных уровней общественной организации. Из хаоса могут возникать принципиально новые, неизвестные ранее сложные структурные образования в приро­де и обществе. Эта закономерность позволяет по-новому ос­мыслить причины гибели древних цивилизаций и возникнове­ния принципиально новых. По-иному видятся и возможности объединения народов, принадлежащих к разным цивилизаци­ям, не разрушая их культурно-исторической специфики.

Под хаосом можно понимать и множество разнонаправ­ленных действий личностей, деятельность которых в сово­купности обусловливает содержание и направленность об­щественных процессов. Упорядоченность общественной системы, характеризующаяся жесткой регламентацией лю­бых проявлений индивидуальности, — несвобода. Позитив­ный, животворящий хаос, напротив, означает свободу само- проявления личности, ее инициативы. Роль личности в истории и проявляется как «малое» воздействие, «подталкивающее» со­циальную систему на один из благоприятных человеку вариан­тов развития. Но значимость и содержание социальных дей­ствий личности зависит от степени ее свободы. «Творчество неотрывно от свободы. Лишь свободный творит, подчерки­вал Бердяев. (Бердяев Н. А. Философия свободы. Смысл творчества. С. 368).

Свобода Что такое свобода? В философии под сво­

бодой понимается определенная сторона взаимоотношений, характеризуемая от­сутствием связи между объектами.

Всякое отношение пред­ставляет собой взаимосвязь двух сторон или объектов, кото­рые обладают самостоятельным существованием и в то же время взаимно определяют друг друга. Свобода есть взаим­ная обособленность двух сторон, выступающая обратной сто­роной связи. Связь — зависимость одного явления от другого в каком-либо отношении. Высокоинтенсивная, тесная, жест­кая связь означает минимум свободы. Независимость, обособ­ленность одного предмета от другого — это максимум свободы. Чем больше связей, тем больше зависимостей, тем меньше свободы. Поскольку не существует явлений, не связанных с дру­гими явлениями, постольку свобода всегда относительна. Еще Демокрит (ок. 460 г. до н.э.) утверждал: «Человек вне связей недоступен подчиняющей внешней необходимости, а пото­му свободен». (Демокрит-, тексты, переводы, исследования. Л., 1970. С. 24). Но человек неразрывно связан с природой и обществом, и потому французский мыслитель Гольбах (1723— 1789) с полным основанием мог утверждать: «Человек не сво­боден ни одну минуту своей жизни». (Гольбах П. А. Избр. про­изведения. Т. 1. М., 1963. С. 208).

Существует внутренняя и внешняя детерминация свобо­ды. Внешняя детерминация степени свободы обусловлена закономерностями природы и общества. Поведение челове­ка несвободно постольку, поскольку оно ограничено при­родными условиями и регламентировано жесткими соци­альными нормами. В условиях постоянной опасности погибнуть от голода, хищников, стихийных бедствий чело­век несвободен. Опыт взаимодействия с природой, получен­ный в борьбе за выживание, фиксировался в жестких нор­мах, требующих неукоснительного, строго определенного порядка действий. Каждое конкретное событие, действие, предмет, созданный человеком, имел для него лишь одно, строго определенное значение, а поведение — одну версию. Когда человек преодолевает границу адаптивного принуж­

дения, обусловленного борьбой за выживание, возникает некоторое пространство для свободной деятельности, где возможно творчество, культурная изменяемость форм и смыслов.

В истории человечества жесткая, отлаженная система регуляции поведения индивида, взаимоотношений личнос­ти и общества постепенно сменялась либерализацией обще­ственных отношений, нарастанием личной свободы и фор­мированием благоприятных условий для культурного творчества. Шеллинг подчеркивал: «Свобода не должна быть милостью или благом, которым можно пользоваться только как запретным плодом. Свобода должна быть гарантирова­на порядком столь же явным и неизменным, как законы природы». {Шеллинг. Система трансцендентального идеа­лизма / Соч. В 2 т. Т. 1. М., 1987. С. 456). Но человек, отно­сительно свободный от внешней необходимости, подчиня­ет свои действия влиянию собственной мотивации. Свобода от реакций на «мир» и от оппортунистических приспособ­лений к «миру» есть великое завоевание духа, подчеркивал Н.А. Бердяев. Она является неотъемлемым условием истори­ческого творчества. Гражданское общество, вытесняющее тоталитарную власть государства над личностью, обусловли­вает рост субъектности общества, расширяет возможности влияния личности на исторический процесс.

Существуют ли объективные критерии, позволяющие определить роль личности в истории? Традиционно в поле зрения историков оставались либо значительные историчес­кие события, либо «герои», выдающиеся личности — участ­ники таких событий. Что же касается обычных людей, вов­леченных в исторический процесс, то они рассматривались лишь как некая «масса» индивидов, совокупные действия которых рождали исторические факты. Можно, однако, ут­верждать, что каждый человек оказывает свое влияние на общественно-политическую ситуацию и ответствен за нее. Истоки этого влияния коренятся в личностных особеннос­тях, проявляющихся в социальных действиях.

Под социальным действием понимается не всякое дей­

ствие, а лишь то, которому присущи осознанность целей и условий их реализации, взаимосвязь с действиями других людей, учет их интересов и потребностей, самооценка сво­их действий и ориентация на оценки своего поведения ок­ружающими. Поэтому социальное действие неотделимо от взаимосвязи людей в обществе, является его важнейшей формой. «Человечество — одно дыхание, одно живое теплое существо, — писал А.Платонов. — Больно одному — больно всем. Умирает один — умирают все». Каждый человек дей­ствует сообразно своему индивидуальному набору ценнос­тных ориентаций. Один стремится властвовать, другой — подчиняться деспоту, один стремится к успеху и престижу, другой вынашивает аскетические идеалы, отмечал совре­менный американский философ Э. Фромм. Он называл два основных способа человеческого существования: обладание и бытие и подчеркивал разрушительные последствия прин­ципа обладания в жизни личности и общества. Существен­ное значение имеет и то, в какой мере действия личности отвечают потребностям общества, как они соотносятся с интересами других людей.

Влияние личности на исторический процесс пропорци­онально социальной значимости его личностной роли. Бе­зусловно, неравносильными при прочих равных условиях являются влияние лидера общественно-политического дви­жения или крупного государственного деятеля, с одной сто­роны, и рядового функционера — с другой. Но нельзя не учитывать и то, как поведет себя человек в конкретной ис­торической ситуации, какой он сделает выбор, какие спо­собности станет развивать. Все это зависит от его свободно­го выбора. А этот выбор определит и его влияние на его ближайшее окружение и в конечном счете на общество в це­лом. Разница в функциях, роде деятельности определит силу этого воздействия, а моральные качества — его позитивную или негативную направленность.

Имеют значение и волевые качества и способности лич­ности. Раздвоенность и нерешительность, страх и мститель­ность, чувство своей несчастности или неполноценности,

обида и дурное настроение — все эти волевые качества ро­ковым образом сказываются на социальных действиях лич­ности, ее роли в историческом процессе.

Аналогичным образом сказываются и способности личности. Бердяев писал: «Человек создан Творцом гени­альным (не непременно гением), и гениальность должен раскрыть в себе творческой активностью, победить все лич­но-эгоистическое и лично-самолюбивое, всякий страх соб­ственной гибели и всякую оглядку на других» (Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. С. 256). Массо­вое сознание зачастую наделяет выдающихся политичес­ких или военных деятелей чрезвычайными качествами — интеллектом, волей, способностями, знаниями, талантом и даже гениальностью. И это не случайно. Роль коррели­руется с личностными качествами, но далеко не всегда. Бывает так, что на поверхность исторических событий всплывает посредственный и смешной персонаж, которо­му, по выражению Маркса, предстоит играть роль героя. Несоответствие между притязаниями личности и ее воз­можностями чаще всего выражается в авторитарном пове­дении, в стремлении подчинить себе всех и вся, исполь­зуя для этого любые средства. Еще Спиноза писал о насильственном правлении, которое посягает на умы и пытается предписывать, что каждый должен принимать как истину и отвергать за ложь. Отличительные особенно­сти разума, воли, переживаний индивида проявляются в условиях свободы в зависимости от ценностных ориента­ций личности. Именно ценности как представления об идеале, желаемом, нормативно одобряемом опосредуют свободный выбор человека.

Роль личности в истории может быть и незначительной, и огромной. Г.В. Плеханов писал: «Великий человек... герой. Не в том смысле, что он будто бы может остановить или из­менить естественный ход вещей, а в том, что его деятель­ность является сознательным и свободным выражением это­го необходимого и бессознательного хода. В этом — все его значение, в этом — вся его сила. Но это — колоссальное зна­

чение, страшная сила». {Плеханов Г.В. Избр. философские произведения. Т.4. М., 1957. С. 333).

Общество и его институты создают относительно рав­ные условия свободы в соответствии с принадлежностью людей к различным социальным группам. Чем демократич­нее общество, тем больше равенства в предоставлении лю­дям их гражданских прав и свобод. Эрих Фромм отмечал, что человеческое бытие принципиально свободно, ничем не сковано. Это, однако, не означает, что все люди одина­ково свободны. Существует не только внешняя, но и внут­ренняя детерминация свободы. Люди не только стремятся к свободе, но и бегут от нее. Главными формами бегства от свободы Фромм называл подчинение вождю в тоталитар­ных режимах и конформизм (подражательное поведе­ние) — в демократиях.

Но в человеке скрыты как истоки созидания, так и ис­токи разрушительства, деструктивности, ненависти и авто­ритарности. Свое бессилие перед жизнью он может выра­жать в разрушительных, деструктивных действиях. Поэтому существует опасность превращения свободы в фактор неста­бильности и дезорганизации общества. Создание системы гражданско-правовой регуляции отношений личности и обще­ства направлено на установление разумного баланса между свободой личности и интересами общества. Кант определял право как «совокупность условий, при которых произвол одного совместим с произволом другого с точки зрения все­общего закона свободы» (Кант И. Соч. Т.З. М., 1964. С. 364), Любая самоорганизующаяся социальная система обладает соответствующей ей системой частных свобод. Это предпо­сылка цивилизационных основ жизни личности и одна из ценностей человеческой жизни.

В заключение подчеркнем: историческая необходимость невозможна вне социальных действий конкретных личнос­тей, каждого человека. Значимость наших усилий, роль и от­ветственность каждого из нас за судьбы общества и культу­ры возрастают по мере расширения возможностей свободного выбора и самореализации личности.

Литература

Бердяев Н.А. Смысл истории. М., 1990.

Бергер П. Понимание современности //Социологические иссле­дования. 1990. № 7.

Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. М., 1993.

Гумилев Л.Н. История людей и история природы. М., 1993.

Каган М.С. Философия культуры. СПб., 1996.

Канетти Э. Масса и власть. М., 1997.

О свободе. Антология западноевропейской либеральной мыс­ли.М„ 1995.

Панарин А. С. Философия политики. М., 1994.

Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.

Тойнби А. Постижение истории. М., 1991.

Контрольные вопросы

Что такое общество?

Что такое общественное производство?

Каковы особенности подсистем общества? В чем их единство?

Что такое цивилизация?

Действительно ли европейская цивилизация является высшей и призвана указать магистральный путь развития всего человечества?

Что такое культура? Какова ее связь с цивилизацией?

Каковы критерии, позволяющие определить роль личности в истории?

Темы докладов и рефератов

Альтернативные концепции исторического процесса: Макс Ве­бер и Карл Маркс.

Историческая необходимость и свобода творчества.

Собственность и социальное неравенство: вероятность их ис­ключения из жизни общества.

Социальная психология и идеология в индивидуальном и обще­ственном сознании.

Власть и политика: мифы и реальность.

<< | >>
Источник: Бучило Н.Ф., Чумаков А.Н.. Философия: Учебное пособие. — М.: ПЕР СЭ,2001. - 447 с.. 2001

Еще по теме § 5. Необходимость и свобода в историческом процессе:

  1. Человек и исторический процесс: свобода и необходимость, личность и массы, насилие и ненасилие
  2. § 5. Логика истории и исторический процесс
  3. § 3. Стадий исторического процесса
  4. § 5. Диалектика необходимости и свободы общественного труда
  5. IY.4. Человек в системе социальных связей. Свобода и необходимость в общественной жизни.
  6. Тема 12. Движущие силы и субъекты исторического процесса
  7. Глава VII. Общество как исторический процесс
  8. § 8. Необходимость и случайность
  9. 1.3. Структура познавательного процесса
  10. Процесс цивилизации
  11. 6. Сфера управления общественными процессами
  12. Сфера управления общественными процессами
  13. 6. Сфера управления общественными процессами
  14. 3. НЕОБХОДИМОСТЬ СТРОГИХ ОГРАНИЧЕНИЙ
  15. «Необходимые двигатели» предыдущего
  16. 3. Сознание как необходимое условие развития культуры