<<
>>

Наука в поисках истины

Бескорыстный поиск истины — это ли не задача ученого? Та­кой поиск связан, однако, с преодолением целого ряда сложно­стей. Вспомним три концепции истины: корреспондентную, ко­

герентную и прагматическую.

Каждая из этих концепций полу­чает в науке нетривиальное развитие.

Понимаемая в рамках науки корреспондентная концепция ис­тины настаивает на соответствии теории экспериментальным данным. Это требование принимается в науке, причем именно оно является одним из основных в определении того, действитель­но ли предлагаемая концепция-гипотеза относится к сфере нау­ки. Теоретическая концепция должна находиться в соответствии с экспериментом, не противоречить ему, позволять предска­зывать его результаты. Неопозитивисты считали, что экспери­мент является исчерпывающей характеристикой правильности теории. Теория проверяется, верифицируется экспериментом: ли­бо она проходит эту проверку успешно, либо нет; либо она вер­на, либо неверна. К. Поппер нашел в этой аргументации пробел: так как теории рано или поздно опровергаются, фальсифициру­ются, то предыдущие их соответствия эксперименту фактически не являются подлинными проверками. Попперу можно возразить: если теория пришла в противоречие с некоторыми эксперимен­тальными данными, то она неприменима для их истолкования, но ее действенность сохраняется для других экспериментальных данных. В науке часто, но далеко не всегда, новая теория “ста­вит крест” на старой. Физики по сей день для истолкования не­которых физических явлений не без успеха используют ньюто­новскую механику. И это несмотря на то, что она вроде бы дав­но опровергнута новейшими физическими теориями. Ньюто­новская механика сохранила свое значение как частный, сравнительно простой случай теории относительности и кванто­вой физики.

Несоответствия теории эксперименту часто удается ликвиди­ровать простыми средствами, а именно: внесением в старую тео­рию некоторых усовершенствований.

В таких случаях дело не до­ходит до научной революции. По Лакатосу, наиболее принци­пиальные положения теории как бы окружены некоторым защит­ным слоем менее важных положений, которые принимают на се­бя первые “удары” экспериментальных данных. Ядро теории бу­дет разрушено лишь после того, как произошло разрушение защитного слоя теории.

Отметим также, что в эксперименте проходит проверку и оп­ровергается не то или иное частное положение теории, а теория в целом. Всякое конкретное положение есть следствие теории как целого. В силу этого эксперимент соотносится со всей теорией как с целым.

Но теория реализует свои идеи в “развертке”, для понимания которой необходима наряду с корреспондентной когерентная концепция истины. Согласно последней, все научные утвержде­ния образуют единое гармоническое целое. Истинное всегда вы­ступает элементом гармонического целого, каковым в нашем слу­чае и является наука в единстве ее как экспериментальных, так и теоретических составляющих. Новые теоретические и экспе­риментальные данные проходят проверку на их согласованность с уже известными данными. Такое согласование может потребо­вать более или менее кардинальной перестройки системы науч­ного знания. Современное научное знание имеет именно систем­ный и весьма разветвленный характер. Разумеется, успешно ориентироваться в нем не просто. На заре своего становления на­учное знание быгло относительно простым, научные доказатель­ства содержали не слишком много логических ходов, мысль то и дело “заземлялась” на факты. Частое обращение к фактам за­медляло движение научной мысли. В наши дни ученый имеет возможность обратиться к фактам уже после проведения значи­тельной теоретической работы, после преодоления большого рас­стояния в фактуально разряженном пространстве понятий (ком­пьютерная техника помогает ему в этом деле). За счет описан­ного феномена, а он оказался возможным лишь в силу систем­ности научного знания, мысль человека стала столь эффектив­ной, какой ранее никогда не быгла.

Итак, человек реализует в нау­ке свои уникальные возможности отнюдь не тривиальным образом. В соответствии с этим изменилась трактовка научной истины. Истинное научное утверждение входит в состав науки как системы знания.

Обратимся теперь к прагматической концепции истины, со­гласно которой, практика — критерий истины. В науке крите­рий практики часто довольно прямолинейно связывают со зна­чением эксперимента. Но научная практика не сводится всего лишь к эксперименту, а представляет собой все поле примене­ния науки, ее жизненное значение для человека. Нет такой об­ласти деятельности человека, где бы не использовалась наука, она стала одной из важнейших сущностных сил человека. С уче­том этого не будет преувеличением утверждать, что полем про­верки науки на истинность стала вся жизнь человека, все ее сфе­ры, в которых она действительно используется.

Разветвленный, сложный характер науки предъявляет непро­стые требования к ее истолкованию. В чем сила науки? Каковы ее идеалы? Достаточно ли требовать от науки ответа лишь на во- 10 Философия

прос “Как происходят явления?” или же на вопрос “Почему они именно так происходят?”. Не противоречит ли наука искусству, религии, другим областям человеческой жизни? Не приведет ли наука человечество в конечном счете к катастрофе?

<< | >>
Источник: Канке В.А.. Философия. Исторический и систематический курс: Учебник для вузов. Изд. 5-е, перераб. и доп. - М.,2003. - 376 с.. 2003

Еще по теме Наука в поисках истины:

  1. Наука в поисках истины
  2. YII.5. Проблема истины. Характеристики истины.Истина, заблуждение, ложь. Критерии истины.
  3. 3.3.Правила поиска вывода в системе BMV
  4. В поисках критериев научности
  5. 6. Сократ: поиски достоверного знания
  6. Сократ: поиски достоверного знания
  7. 6. Сократ: поиски достоверного знания
  8. 1.3.Автоматический поиск вывода в натуральном исчислении
  9. Поиск нетривиальных следствий и допущений
  10. 3.4.Описание алгоритма поиска вывода в системе BMV
  11. 1.2.История создания систем автоматического поиска вывода
  12. Поиск определения воли
  13. 1. В поисках социологической теории
  14. Проблема истины
  15. § 3. Истина
  16. 3.6 Природа истины