<<
>>

Глава 8. Наука как форма духовной деятельности

В диалектико-материалистической философии наука определяется как особая форма знания, которая исторически возникла на особой ступени развития общественно­исторической практики, предметной деятельности.

В силу этого, науку, ее природу и сущность можно понять, теоретиче ски воспроизве сти только в контексте историче ской развивающейся человеческой деятельности, ибо только социокультурный контекст дает ключ для теоретического постижения науки как особого социального феномена.

Для выявления сущности науки необходимо рассматривать ее в возникновении и развитии, и чем она стала в настоящее время. Иными словами, чтобы выработать конкретно-всеобщее понятие науки, необходимо последовательно проследить ее способ формирования и раскрыть конкретную логику ее развития. При этом мы принципиально исходим из материалистической концепции, согласно которой наука является продуктом определенного этапа развития человеческой практики, общества, производства и общественного разделения труда.

Было время в развитии человеческого общества, когда науки, естествознания еще не было, хотя люди всегда располагали определенной суммой знаний как выражением их общественной практики.

В античный и средневековый периоды существовали лишь элементы, предпосылки науки, поэтому то обстоятельство, что отдельные признаки и определения, характерные для современной науки как особому феномену, наличествовали еще в античности и средние века, ни в коей мере не может служить в пользу тезиса, что наука существовала в Китае, Египте, Греции[CXCVII] и т. п. Так,

отдельные признаки капитализма, как, например, товарное производство, закон стоимости, деньги и т. п., имели место еще в античности и средние века, однако на этом основании никто не доказывает существования капитализма в эти эпохи. Действительный капитализм ведет отсчет только с того времени, когда возникает не только товар и товарное отношение, но и рабочая сила как товар.

В античности и средние века в основном имело место философское познание мира. В то время философия удовлетворяла духовные потребности людей, соответствовала данной системе разделения труда, общественной атмосфере. Физические и математические знания того времени, некоторые духовные предпосылки возникающей науки существовали в пределах единой традиционной философии, обозначая только ее отдельные аспекты, пограничные линии. Иными словами, элементы, предпосылки будущей науки давали ростки в недрах другой духовной системы, но они еще не выделялись из них. Причина такого положения, разумеется, коренится не в том, что тогда не было таких великих ученых, как Коперник, Галилей, Кеплер и т. п., а в тех реальных общественно­исторических, социокультурных факторах, которые еще не создавали объективного условия для формирования науки как особого духовного феномена, для отпочкования науки от традиционной философии.

Таким образом, наука - это особый духовный феномен, особая форма знания и особый социальный институт. В качестве таковой она возникла в XVI в. и по своему характеру, цели и социальному ориентиру существенно отличалась от традиционной философии. Наука возникает в определенную общественно-историческую эпоху, в Новое время, когда в связи с развитием производства возникают особые духовные задачи, особые потребности, которые не находили ответа в рамках традиционной философии. Следовательно, современное естествознание в собственном смысле этого слова является продуктом Нового времени, нового разделения труда и новой общественной потребности. Не только развитие науки, ее формирование соответствует уровню развития практики, но и разделение 292

науки, дифференциация также отражает определенный этап развития практики, разделения труда, внутренней расчлененности человеческой деятельности.

Поэтому будет несомненно справедливо историю науки начинать лишь с Нового времени.

Рассматривая процесс формирования и развития науки, необходимо осмыслить и критически проанализировать соответствующие теоретические идеи и концепции в современной западной философии.

Так, например, в постпозитивистской философии науки по этому вопросу существуют два направления. Одни авторы (К. Поппер, И. Лакатос, Дж. Агасси, Е. Захара, Л. Лаудан и др.) причину возникновения и развития науки в основном видят во внутренних, когнитивных факторах; другие (Т. Кун, М. Малкей, С. Тулмин, П. Фейерабенд, М. Полани и др.) полагают, что детерминирующее значение в развитии науки имеют социальные факторы[CXCVIII]. Среди последних, кстати, есть и такие исследователи, которые считают (например, Д. Блур, Б. Барнс и др.), что социальные факторы способны объяснить не только внешние, но и внутренние условия развития идей науки. Принцип индетерминизма, по их мнению, возник в особых социокультурных условиях Германии после первой мировой войны.

В формировании и развитии науки, несомненно, когнитивные, внутринаучные процессы имеют определенное значение. Однако посредством одних когнитивных факторов невозможно объяснить процесс возникновения и развития науки. На самом деле, никакие когнитивные процессы не могут объяснить тот факт, почему наука возникает именно

в Новое время? Почему таким гигантам мысли, как Платон, Аристотель, Аль-Хорезми, Аль-Фараби, Ибн-Сина, не удавалось создать науку как особый духовный феномен. Она была создана Коперником, Галилеем, Кеплером и др., чьи научные изыскания соответствовали социокультурным, общественно-историческим потребностям Нового времени.

Теоретические идеи «социологистов» несколько схожи с деятельностной концепцией объяснения вопросов, хотя здесь нельзя не увидеть и их принципиального различия. Прежде всего, идея о решающем значении социального фактора в постпозитивистской философии возникла, под воздействием диалектико-материалистических воззрений, во-вторых, само понятие «социальный фактор» здесь трактуется несколько расплывчато, ибо под этим термином очень часто объединяют весьма широкий круг социальных явлений, а именно: интеллектуальное окружение, общественная атмосфера, социальная психология и т. п.

Кроме того, социологисты, подчеркивая важное, даже решающее значение социальных факторов в развитии науки, тем не менее, трактуют их как внешние факторы, внешние условия в развитии науки.

Создается впечатление, что наука сама по себе существует как некоторый феномен, вид знания, а социальные факторы суть только внешние условия, влияющие на развитие науки, научно­теоретического познания.

В отличие от такой трактовки в деятельностной концепции общественно-историческое условие выступает не как внешний фактор, а как сущность науки, как то, что определяет ее природу и направление развития. Исторические повороты в развитии науки, изменение ее природы, следовательно, объясняются действительными изменениями и реальными поворотами в развитии челове­ческой предметной деятельности, в общественно-истори­ческом движении. По этой причине предметно-практическая деятельность человека не есть нечто внешнее для науки, а выступает как внутреннее, сущностное ее содержание. Ибо понятие науки как особой формы знания, особого духовного феномена может быть теоретически осмыслено только в контексте этого общественно-исторического движения.

Поэтому нам представляется, что социокультурный процесс - это есть тот особый эфир, который и определяет возникновение этого особого социального феномена. Другими словами, сущность науки нельзя понять непосредственно, исходя из нее самой, перечисляя признаки науки и ее особенности. Наука может быть рационально понята только в контексте реального целого, осмыслена как общественно-историческое движение и социокультурное условие бытия общественного человека. Поэтому в диалектико-материалистической философии существует критическое отношение как к воззрениям так называемых когнитивистов, так и социологистов, представляющих взгляды постпозитивистской школы философии науки.

Правда, следует понимать, что в диалектико­материалистической философии при признании

определяющего значения материальной предметной

деятельности, общественной потребности и разделения

труда в возникновении науки в то же время признается значение духовных факторов и когнитивных процессов в становлении и развитии науки.

Действительно, в формировании и развитии науки определенное значение имели некоторые духовные элементы, возникшие в недрах традиционной философии.

Хотя также справедливо и то, что только определенный поворот в предметной деятельности, определенная форма общественных отношений, особая форма разделения труда и потребность являлись реальным основанием для выделения и развития этого духовного элемента в самостоятельную область. Иными словами, только определенные общественные условия явились реальным базисом для превращения особого во всеобщее, случайного, преходящего элемента в субстанциальное явление.

Подобно тому, как при капитализме товарное отношение превращается из особого во всеобщее, пронизывающее все поры общественных, экономических отношений, так и наука c XVI в. из особого, периферийного элемента философии, духовной культуры превратилась в самостоятельное, всеобщее, универсальное явление в системе духовной культуры.

Возникнув из потребностей общественной жизни, наука не оставалась пассивным феноменом в обществе, она стала оказывать определенное воздействие на производство, социальную жизнь, культуру, логику познания и т. п. Если традиционная логика главным образом регулировала процесс размышления, рассуждения, то теперь перед ней в связи с развитием науки возникли новые задачи. Отныне логика должна обосновать не только формальную правильность суждений, умозаключений, но и возможность и необходимость творческого знания, научно-теоретического познания1. Следовательно, в связи с развитием новой практики, предметной деятельности наука не только отделилась от философии, но оказывала воздействие и на самую философию. Ибо под воздействием предметной деятельности и науки философия также стала изменяться, изменять свой предмет и функцию2.

1 Об этом см. подробнее: Абдильдин Ж.М. Диалектика Канта. Алма- Ата, 1974.

2 Об историчности функции философии, ее взаимоотношения с естествознанием см.: Абдильдин ЖММ. Историчность функции философии // Мировоззренческое содержание категорий и законов материалистической диалектики. Киев, 1981. Об этом см. также: Историчность взаимоотношений философии и естествознания // Диалектика в науках о природе и человеке: Диалектика мировоззрения и методологии современного естествознания.

М., 1983.

Отпочкование от философской теории частных наук породило два важных следствия: с одной стороны, вставали на собственные ноги частные науки, а с другой - четко определилась новая функция философии. Если раньше философия выступала как совокупное знание, то в Новое время она создавала обобщенную философскую картину мира. Такое положение философии было обусловлено общественно-исторической практикой, новым разделением труда и объективным положением философии в системе развивающихся наук. Однако, по законам диалектики ничто не стоит на месте. Все явления природы, общества и мышления постоянно развиваются, переходят из одного состояния в другое. «...Все общественные порядки, - писал Энгельс, - сменяющие друг друга в истории, представляют собой лишь переходящие ступени бесконечного развития человеческого общества от низшей ступени к высшей» // Маркс К., Энгельс Ф. Избранные произведения. Т. 2. М., 1953. С.343.

В процессе общественного развития обнаружились противоречия и пороки капиталистического разделения труда. При этом также 296

До сих пор подчеркивалось решающее значение предметной деятельности, развития общественных отношений, разделения труда в становлении и развитии науки. В этой связи закономерно возникает вопрос: что конкретно изменилось в Новое время в характере общественных отношений, предметной деятельности?

Только конкретный анализ общественно-исторической и социокультурной обстановки этого времени дает возможность рационально понять необходимость возникновения науки. При этом, на наш взгляд, имеют значение как общие социальные условия общественного развития, так и конкретные потребности развития общественных производительных сил, производства, разделения труда.

Для того чтобы конкретно обосновать возникновение науки как особого духовного феномена, нам необходимо обратиться к категории «условие», которая, как известно, по своему понятию, является единством, совокупностью многочисленных обстоятельств. Еще Гегель отмечал: когда существует условие, совокупность многих обстоятельств, то вещь реально существует[CXCIX][CC]. В.И. Ленин, в свою очередь, всесторонне обосновал и широко применял этот принцип в исследовании сложных социальных явлений.

Анализируя сложные социальные процессы, их реальное бытие, философ часто обращался к категории «условие», выявляя своеобразие, особенности момента в исторической взаимосвязи общественных явлений.

В данном случае наша задача заключается в том, чтобы раскрыть объективное условие, совокупность обстоятельств, которые являлись действительной причиной возникновения науки как особого социального института.

Прежде всего, шел процесс первоначального накопления, происходил переход от феодальной системы к капиталистическим производственным отношениям. В связи с этим отношения личной зависимости в общественной сфере были заменены отношениями вещной зависимости. На месте традиционного работника (раба, крепостного крестьянина) возникает новый работник (пролетариат), который, по выражению Маркса, «свободен как птица, но гол как сокол». Иными словами, пролетариат лично свободен, но полностью лишен средств производства и по этой причине может существовать только продажей рабочей силы. Следовательно, пролетариат зависит от капиталиста экономически, что, как отмечал К. Маркс, приковывает его к капиталу сильнее, чем молот Гефеста Прометея к скале.

Капитализм явился крупным прогрессом по сравнению с предшествующими общественными формами. Он освободил человека от многих форм личной зависимости, на место всевозможных сословных преград поставил только потребности, экономические интересы, безудержное стремление к прибыли. Конкуренция, неустанное стремление к высоким прибылям гонит вперед

капиталистическое производство, развитие производительных сил, производительности труда. Постоянным спутником капиталистического производства с самого начала были поиски новых земель, рынков сбыта, в связи с этим развивалось мореплавание, открывались новые морские пути между Западом и Востоком, посредством торговли разрушались границы государств и стран и т. п. Маркс и Энгельс отмечали, что за сто лет своего существования капитализм создал такие производительные силы, которые не были созданы за всю историю прошлого развития человечества[CCI].

революционизирует

Поскольку развитием капитализма были созданы новые производительные силы, новые потребности, принципиально новый социальный и технологический заказ, неизвестный в прежний период развития человечества, постольку традиционная философия со своим умозрительным методом оказалась не способной оптимально решать эти задачи. Поэтому в развитии общества возникли реальные потребности в особых формах знаний, в науке, которые должны были рационально удовлетворять возникшие социальные заказы. При этом были подхвачены, развиты и расчленены элементы науки, существовавшие в системе прежней философии.

Для возникновения науки немаловажное значение имели и другие общесоциальные, экономические факторы. Капиталистическая система выступала как огромное скопление товаров, товарных отношений, в основе которых лежала система частных, индивидуальных производителей, связанных друг с другом, обменивающихся своими товарами, постоянно сводивших тем самым свои конкретные виды деятельности к абстрактно-человеческому труду вообще (стоимости). Предшествующие общественно­экономические системы, покоящиеся на рабском и крепостническом труде, не допускали равенства видов труда, равенства труда свободного и раба, свободного и крепостного крестьянина. Именно поэтому даже самый

проницательный и универсальный ум древнего мира Аристотель не смог выработать понятия стоимости1.

Противопоставление видов труда, непонимание единства, тождества видов деятельности являлись основой противо­поставления умозрительной, теоретической деятельности и практической, ремесленно-технической деятельности. Только с возникновением капитализма, с появлением идеи равенства людей и видов их труда, реально созрело условие для преодоления противоположности этих двух форм деятельности. Если раньше подлинно человеческой деятельностью, высокой формой знания, науки считали только философскую, абстрактно-теоретическую деятельность, а практическую, ремесленно-техническую деятельность третировали как нечто недостойное философа- ученого, то с рождением буржуазной системы производства такое отношение решительно преодолевается.

Капиталистическое производство прежде всего обратило внимание на практическую сторону знания, оно высоко подняло значение ремесленно-технической деятельности. Важнейшим достижением Нового времени являлось то, что оно органически соединило абстрактно-теоретическую деятельность, развиваемую в традиционной философии, с практической, ремесленно-технической. Если раньше эти две формы деятельности были отчуждены друг от друга, выступали как формы деятельности двух классов людей, то в Новое время эта разделенность преодолевается и тем самым создается условие для рождения науки как особого вида знания. Как писал Цильзель, наука возникает тогда, когда рушатся «барьер между двумя составными частями научного метода... и методы верхнего слоя ремесленников (эмпирическая деятельность) “усваивается” академически воспитанными учеными (теоретическая деятельность)»2.

Сведение всех видов труда к абстрактно-человеческому

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т 23. С. 69. «Равенство и равнозначность всех видов труда, поскольку они являются человеческим трудом вообще, - эта тайна выражения стоимости может быть расшифрована лишь тогда, когда идея человеческого равенства уже приобрела прочность народного предрассудка» // Там же. С.69.

2 Цит. по: Ильин В.В., Калинкин А.Т. Природа науки. М., 1985.

300

труду - абстракция, постоянно проделываемая в буржуазном обществе, - имела для развивающейся науки немаловажное значение. Она формировала мировоззренческую установку Нового времени, согласно которой всякий элемент мира представляется не в виде качества или качественных определенностей, а в виде количественных характеристик, набора форм разной степени существенности и общности. Характеризуя роль количественного метода в становлении научного познания, Галилей писал: «...Никогда я не стану от внешних тел требовать что-либо иное, чем величина, фигуры, количество... движения, что если бы мы устранили уши, языки, носы, то остались бы только фигуры, число и движение»1.

Анализируя преобладающее значение количественного метода в генезисе современного естествознания, В.В. Ильин и А.Т. Калинкин также справедливо отмечают: «Разнообразие действительности отныне описывалось в терминах механической комбинаторики нескольких фундаментальных форм, ответственных за известные качества. Отсюда, знать действительность означало знать правила сочетаний форм. Последнее определяло такие специфические черты новой идеологии, как инструментальность и механистичность, сыгравшие видную роль в процессе оформления естествознания как науки»[202][203].

Наконец, в результате развития производства, разделения труда новые технологические проблемы вступили в противоречие с абстрактно-теоретической, умозрительной теорией тогдашней философии; в обществе возникли новые виды потребностей, которые требовали создания новой формы знания. В отличие от традиционной философии становящаяся наука Нового времени по-новому относилась к процессу формирования знания, по-новому понимала задачу познавательной деятельности.

В общественной жизни, таким образом, стала формироваться новая мировоззренческая установка, новый стиль мышления, который, по существу, на основе новой

системы предметной деятельности «разрушил архаичную антично-средневековую картину мироздания и привел к оформлению вещно-натуралистической концепции космоса, выступающей предпосылкой нового естествознания.

Эти черты следующие: отношение к природе как самодостаточному естественному, “автоматическому” объекту, лишенному антропоморфно-символического элемента, данному в непосредственной деятельности и подлежащему практическому освоению; отказ от принципа конкретности (наивно квалитативистское телесно-физическое мышление античности и средне­вековья); становление принципа строгой количественной оценки (в области социальной - процесс становления меркантилизма, ростовщичества, статистики и т.д., в области научной - с успехами изобретательства, созданием измерительной аппаратуры, жестко детерми­нистская причинно-следственная типологизация явлений действительности, элиминация телеологических, организмических и анимистических категорий, введение каузализма); инструменталистская трактовка природы и ее атрибутов - пространства, времени, движения, причинности и т. д., которые механически комбинируются наряду с оставляющими всякую вещь онтологически фундаментальными формами; образ геометризированной гомогенно-унитарной действительности, управляемой единственными количественными законами; признание в динамике универсального метода описания поведения окружающих явлений (не вещественные модели, а формальные геометрические схемы и уравнения)»1.

При этом надо иметь в виду, что не всякая практика, не всякое социокультурное условие порождает потребность в науке, в научно-теоретическом воспроизведении действительности, а только исторически особая практика, целостная предметная деятельность, возникшая со времени возникновения капиталистического производства, которая ориентирована не на вещную, натуральную форму предметов, а на преобразование процессов, их всеобщих определений, внутренних взаимосвязей, обусловливающих

1ИльинВ.В., Калинкин А.Т. Природа науки. С.56.

вещественное и телесное существование предметов природы. Для практики этого времени уже было характерно универсальное отношение к природе, усвоение силы природы всеобщим образом, превращение локальной истории разных континентов и народов в единую целостную историю развивающегося человечества.

С Нового времени предметная деятельность (труд) все больше принимает обобщенную форму. Если во всех прежних способах производства один какой-нибудь вид труда, например, земледельческий, являлся определяющим для всех остальных, то буржуазное общество постепенно превращает все формы деятельности в разновидность труда промышленного. Развитая система разделения труда при капитализме, когда товарный обмен становится всеохватывающим, приводит к тому, что целью производства выступает производство абстрактного богатства. Капиталистическое богатство есть постоянно переходящая из одной формы в другую стоимость, ставшая капиталом, который может сохранить себя только посредством непрерывного самовозрастания. Богатство, т. е. исторически накопленный труд в его конкретной форме, здесь достигает своей всеобщности как средство эксплуатации, ибо любой товар может стать и становится его мимолетной формой существования. И любой вид труда становится трудом, производящим абстрактное богатство, а, следовательно, трудом вообще. При таких условиях впервые возникает безразличие к определенности труда[204].

Вместе с тем именно в эпоху капитализма создается реальное условие не только для достижения всеобщих определений труда, но также для формирования такой особой формы знания, как наука. Однако отчужденный характер предметной деятельности, труда, общественных отношений в буржуазной системе производства не только извращает, гасит всеобщую сущность труда в образе абстрактного богатства, но также не дает понять истинную сущность научного знания, извращает его отношение к объективной действительности. Поэтому только критика системы отчужденных отношений создает реальное условие

для рационального познания как содержания предметной деятельности, так и природы науки[205].

Как видно, наука как особая форма знания, как специфическая форма отражения действительности не только отличалась от традиционной философии, но также была особо ориентирована на практику и познавательную деятельность. Поэтому сущность, особое содержание науки можно понять только в контексте той особой практической задачи, которая возникла в Новое время. В этом смысле наука есть продукт этой определенной исторической эпохи.

Возникновение и становление науки связано с победой буржуазного производства, которое отрицало прежний образ жизни, духовную культуру, господство религии, обратило человеческую мысль к практике, познанию природы, объявило предметом науки объективную действи­тельность. Для ее возникновения, кроме общественно­исторических, социальных условий, необходимы были также определенный уровень знания, достаточное количество фактов, которые бы подлежали теоретическому анализу и обобщению. Поэтому к началу XVI в., как отмечал Ф. Энгельс, встали на ноги только такие науки, которые уже имели определенные предпосылки в виде фактов, отдельных теоретических обобщений.

Если иметь в виду сказанное, то нетрудно понять, почему быстрое развитие тогда получили такие естественные науки, как математика, астрономия, механика и т. п. Дело в том, что зародыши и предпосылки этих наук, как известно, возникли еще в древности, благодаря трудам Пифагора, Евклида, Архимеда и др. Кроме того, практическая потребность

буржуазного производства, мореплавание, поиски новых земель способствовали быстрому развитию именно этих отраслей знания. Все это привело к скорому обособлению данных наук от философии, благодаря трудам Коперника, Кеплера, Галилея и др.

В отличие от традиционной философии, которая исходила из авторитетов, наука с самого начала ориентировалась на обобщение, объяснение фактов на основе открытых законов. Генезис науки начинается там и тогда, когда бесчисленное множество фактов рационально осмысливается на основе открытых законов науки. По мере развития науки понимание закономерной связи природы и общества углубляется.

С открытием закона и обобщения фактов, как известно, началась история теоретической механики. Дело в том, что благодаря замечательным работам Галилея, доказавшим пропорциональность величины силы не к скорости, а ускорению, возникла механика. На заре классической механики Коперник и Кеплер в основном занимались описанием движения планет вокруг солнца, которое являлось первым шагом в научном познании. В дальнейшем были сформулированы законы движения. Действительно, планеты Марс, Меркурий, Земля вращаются вокруг Солнца. Спрашивается, какие силы заставляютэтипланеты вращаться так? Сам вопрос и ответ на него стали возможными лишь тогда, когда появилось понятие «ускорения» и выяснилось, что сила связана с ускорением. Понимание того, что не скорость, а ускорение пропорционально силе, является началом механики и физики. Нужно отметить, что понятие ускорения легло в основу других понятий механики потому, что оно отражало существенные связи действительности.

В этой связи нужно отметить также роль понятия «массы» в создании Ньютоном закона всемирного тяготения. Нужны были фантазия, особый полет мысли, чтобы понять движение брошенного камня на земле, планет вокруг Солнца как проявления закона всемирного тяготения. Механика Ньютона пролила новый свет на проблему движения планет вокруг Солнца. Таким образом родилась динамика, были сформулированы физические законы, управляющие этим движением. Описание движения планет является ------------- 1 305 і

открытием законов последних. В этой связи закономерно встает вопрос, почему закон всемирного тяготения был открыт Ньютоном, а не Кеплером и Галилеем. Не следует забывать, что Ньютон в своих обобщениях опирался на достижения всей предшествующей эпохи. Кроме того, им до этого было сформулировано понятие «массы».

Создание понятия «массы» послужило основанием в формулировании закона всемирного тяготения. Логика открытия закона всемирного тяготения такова: из законов Кеплера вытекает доказательство обратной пропорциональности квадрату расстояния силы тяготения. Но величина силы тяготения еще не может быть получена из одного этого факта. Силы тяготения зависят не только от пространственного отношения, но и от природы тяготеющих тел, от того, что свойственно самим телам. Именно эта мысль Ньютона о пропорциональности силы тяготения количеству материи является тем недостающим звеном, отсутствие которого не позволило предшественникам Ньютона открыть закон всемирного тяготения.

Как все явления природы и общества, наука также находится в постоянном развитии, которое отражается в понятиях и законах науки. В своем развитии научное познание идет к открытию все более общих законов природы и общества. Это особенно ярко видно на примере теоретической механики. При всей своей грандиозности физика Ньютона не была венцом развития науки физики. Дальнейшим ее триумфом было открытие закона сохранения энергии. Этот закон был впервые сформулирован Майером, Джоулем и Гельмгольцем. Согласно закону сохранения энергии, всякое изменение в мире состоит только в изменении форм движения материи. В природе постоянно совершается круговорот. Каждое изменение в природе равносильно возникновению или потреблению энергии. Если вызывается определенная форма энергии, то она может обнаружить себя или в своей собственной форме, или же может быть тотчас же израсходована с целью вызвать другие изменения эквивалентной величины. Важнейшие определения этого эквивалента основаны на произведенных Джоулем измерениях механического эквивалента теплоты.

306 і------------------------------------------------------

Все это свидетельствует о том, что, имея в своем распоряжении определенный запас энергии, мы можем снова воспроизвести все те условия, которые были источником добытой нами энергии. Исчезая в одной форме, энергия непременно возникает в другой. Таким образом, все разнообразие явлений природы в своих существенных чертах выражено величественным законом сохранения энергии. Это был существенный прогресс в обобщении и понимании явлений природы. Знание законов природы имеет не только теоретическое значение для понимания их взаимосвязи, но также дает ключ людям для предсказания будущего процесса. Основоположники науки постоянно подчеркивали, что природа остается до тех пор таинственной, пока люди не научились открывать законы ее, предвидеть будущее.

Так, в связи со своим научным открытием Д.И. Менделеев писал: «Я думаю, мы не имели до сих пор никакой возможности предвидеть те или другие элементы, потому именно, что не имели никакой строгой для них системы... С указанием периодической зависимости оказывается возможным не только указать на отсутствие некоторых из них, но даже определить и с большой уверенностью и положительностью свойства этих, еще неизвестных элементов»[206].

Доказательность также является неотъемлемой характеристикой науки: ее положения принимают неотразимую силу и убедительность только в том случае, когда они обоснованы. В свое время Ч. Дарвин, полемизируя с теми, кто пытался приписывать идеи его теории предшественникам, подчеркивал, что самое главное в научном открытии - это принцип доказательности. В этом же духе размышлял К.А. Тимирязев, когда анализировал историю паразитической теории Луи Пастера. Действительно, во всем мире открытие паразитической теории связывают с именем Луи Пастера, хотя Ганле догадывался об этом за двадцать лет до Луи Пастера. Однако совершенно справедливо эта теория считается теорией Луи Пастера по той простой причине, что Ганле не сумел

доказать ее, и его мысль оставалась бесплодной в течение двадцати лет.

Такие великие законы науки, как закон сохранения энергии, закон всемирного тяготения, закон естественного отбора и др. признавались истиной только тогда, когда были строго доказаны.

Касаясь этого вопроса, Энгельс писал, что «солнечная система Коперника в течение трехсот лет оставалась гипотезой, в высшей степени вероятной, но все-таки гипотезой. Когда же Леверье на основании данных этой системы не только доказал, что должна существовать еще одна, неизвестная до тех пор, планета, но и определил посредством вычисления место, занимаемое ею в небесном пространстве, и когда после этого Галле действительно нашел эту планету, система Коперника была доказана»1.

Великая заслуга принадлежит не тому, кто догадывался в существовании истины, а тому, кто, опираясь на факты и при помощи силы логики, доказал ее. Критикуя экономиста Родбертуса, заявившего, что он открыл прибавочную стоимость до Маркса, Энгельс приводил интересный пример из истории химии относительно приоритета открытия кислорода. Он писал: «И если даже Лавуазье и не дал описания кислорода, как он утверждал впоследствии, одновременно с другими и независимо от них, то все же по существу дела открыл кислород он, а не те двое, которые только описали его, даже не догадываясь о том, что именно они описали»[207][208].

Основой развития науки явилось создание новых технологий, формирование промышленного производства, которое принципиально отличалось от старого производства. Новая структура производства, как известно, породила новые технические и научные потребности, для удовлетворения которых было необходимо быстрое развитие науки, в первую очередь естествознания. Дело в том, что старая система знания не могла удовлетворить растущую потребность развивающегося производства,

она определенно стала тормозом на пути общественного прогресса.

Все это необходимо породило новую ситуацию в развитии духовной культуры. Отражая реальные потребности общественного производства, техники, стал быстро формироваться новый вид человеческого знания. Важнейшей задачей развивающейся науки было справиться с имевшимися налицо материалами, которых, правда, было не так уже много. Отмечая становление, формирование и успехи некоторых форм естествознания в ту эпоху, Ф. Энгельс писал: «При таком положении вещей было неизбежным, чтобы первое место заняло элементарнейшее естествознание - механика земных и небесных тел, а наряду с ней, на службе у нее, открытие и усовершенствование математических методов. Здесь были совершены великие дела. В конце этого периода, отмеченном именами Ньютона и Линнея, мы видим, что эти отрасли науки получили известное завершение. В основных чертах установлены были важнейшие математические методы: аналитическая геометрия - главным образом Декартом, логарифмы - Непером, дифференциальное и интегральное исчисление - Лейбницем и, быть может, Ньютоном. То же самое можно сказать о механике твердых тел, главные законы которой были выяснены раз навсегда. Наконец, в астрономии солнечной системы Кеплер открыл законы движения планет, а Ньютон сформулировал их под углом зрения общих законов движения материи»[CCIX].

Связь науки с производством являлась важнейшей чертой развивающейся науки. Внимательный анализ истории науки не оставляет сомнения в том, что она является продуктом новых социально-культурных условий. Касаясь взаимосвязи науки и производства, Ф. Энгельс писал: «Если техника... в значительной степени зависит от состояния науки, то гораздо в большей мере наука зависит от состояния потребностей техники. Если у общества появляется техническая потребность, то это продвигает науку вперед больше, чем десяток университетов. Вся гидростатика (Торичелли и т. д.) была вызвана к жизни потребностью

регулировать горные потоки в Италии в XVI-XVII вв. Об электричестве мы узнали кое-что разумное только с тех пор, как была открыта его техническая применимость»1.

Связь науки с производством носит диалектический характер, и поэтому необходимо рассматривать ее как взаимодействие, смотреть на их связь в революционной перспективе.

В истории науки бывают такие фундаментальные открытия, которые революционизируют техническую основу всего общественного производства. В этом отношении замечательными примерами являлись открытие электричества, радиоактивности и т. п.

Действительно, многие ученые в свое время трактовали открытие радиоактивности как явление, имеющее лишь теоретическое значение. Однако дальнейшее развитие физики и производства показали, что открытие радиоактивности не только революционизировало наше познание природы, но также произвело революцию в производстве и технике. В этом отношении интересна и история периодической системы элементов Менделеева. Многие исследователи первоначально восприняли ее как научную идею, обладающую лишь теоретическим значением. В действительности же периодическая система элементов революционизировала основу всего химического производства.

В свете сказанного несостоятельны взгляды, согласно которым исследователи должны заниматься только вопросами, имеющими практическое значение, и которые, соответственно, отрицают необходимость разработки фундаментальных теоретических вопросов. Это в корне неверная позиция, ибо действительная связь науки и производства обеспечивается только диалектическим единством фундаментальных, теоретических и прикладных исследований. Наука не может быть наукой, если она только следует за практической задачей, не опережает ее на основании познанных законов, не забегает вперед и не предвещает возможность развития того или иного явления.

1Там же. Т.39. С.174.

В этом отношении интересен пример из истории электричества. Случайные наблюдения Эрстеда в 1820 г. отклонений магнитной стрелки при прохождении поблизо сти электрического тока казались вначале одним из много­численных явлений природы, интересных для ученого, но далеких от практики и техники. В действительности же это открытие стало основой, фундаментом всей современной электротехники.

Развивающаяся наука, разумеется, является системным образованием, выступает системой понятий, теорий, создает гипотезы, научные модели, вырабатывает систему специальных научных методов, посредством которых исследуются явления природы, факты науки, экспериментальные данные. В науке также имеет место преемственность идей, принципов и революционное изменение экспериментальных данных, методов исследования и основополагающих идей и т. п.

В Новое время происходили коренные изменения как в экономической, социальной, так и в политической, духовной и культурной жизни общества. В процессе революционного преобразования имели место слом феодальных общественно-экономических отношений и замена их новыми, буржуазными отношениями, которые, как выше отмечалось, создавали широкие условия для развития производства, производительных сил.

На основе этих коренных социально-экономических изменений стали возникать новые политические структуры и духовная атмосфера. В общественной жизни стал формироваться новый мир, новый человек, который по-новому стал относиться к объективной реальности, природе, самому себе и своей истории. Если в средние века природа, реальный мир не воспринимался людьми как нечто субстанциальное, имеющее основание в самом себе, а рассматривался как нечто, порожденное Богом, некоей духовной силой, то принципиально новая обстановка сложилась в Новое время.

Впервые за многие столетия человек стал смотреть на мир открытыми глазами и поэтому нет ничего удивительного в том, что он стал выявлять многие закономерности, -------- 1 311 і

тайны природы, которые были раньше ему неизвестны. Освобожденный от ряда форм духовного порабощения, он стал активно творить, открывать законы различных явлений, создавать науку, литературу и искусство и т. п. Касаясь общей духовной атмосферы этого времени, Ф. Энгельс писал: «Перед изумленным западом предстал новый мир - греческая древность; перед ее светлыми образами исчезли призраки средневековья; в Италии наступил невиданный расцвет искусства, который явился как бы отблеском классической древности, и которого никогда уже больше не удавалось достигнуть. В Италии, Франции, Германии возникла новая, первая современная литература. Англия и Испания пережили вскоре вслед за этим классическую эпоху своей литературы. Рамки старого orbis terruram были разбиты; только теперь, собственно, была открыта земля, и были заложены основы для позднейшей мировой торговли и для перехода ремесла в мануфактуру, которая, в свою очередь, послужила исходным пунктом для современной крупной промышленности»1.

Революционная эпоха в целом оказала решающее влияние на самого человека, на его мировоззрение, стиль мышления, характер и отношение к делу.

Основоположники современной науки являлись не только цельными личностями, но и отличались энциклопедической ученостью. Им принадлежали большие открытия во многих областях знаний. «Тогда не было почти ни одного крупного человека, который не совершил бы далеких путешествий, не говорил бы на четырех или пяти языках, не блистал бы в нескольких областях творчества. Леонардо да Винчи был не только великим живописцем, но и великим математиком, механиком и инженером, которому обязаны важными открытиями самые разнообразные отрасли физики. Альбрехт Дюрер был живописцем, гравером, скульптором, архитектором и, кроме того, изобрел систему фортификации...»2.

Однако, в дальнейшем капиталистическое разделение труда, расщепление деятельности дает о себе знать,

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т 20. С.345-346.

2 Там же. Соч. 2-е изд. Т 20. С. 346.

происходит специализация как в области материального производства, так и в области духовной деятельности, что приводит к утрате первоначальной целостности.

Все старые формы разделения труда по сравнению с Новым временем были просто детской игрушкой. Одна за другой стали возникать все новые и новые отрасли и формы организации производства. Капитализм порождал множество форм организации труда: кооперация, мануфактура, машинное производство и т. п. Применение кооперации, с которой начинается новая форма организации труда, существенно изменило производительность труда. Эти прогрессивные тенденции получили в дальнейшем существенное развитие в мануфактурной организации производства, в которой каждый рабочий специализируется на выполнении определенной операции. При этом определенные функции деятельности, закрепленные за производителем материальных благ, автоматизировали его деятельность, все меньше и меньше требуя участия со стороны умственной деятельности.

К. Маркс обосновал не только положительную сторону мануфактурного производства, но также показал его пороки. Прежде всего, жестко закрепляя за человеком только определенную форму деятельности, определенную операцию и отрывая его от целостного процесса производства, мануфактура калечит человека, формирует его однобоко, т. е. развивает, по выражению К. Маркса, профессиональный кретинизм. Другими словами, уродливо развивая одни способности человека, мануфактура атрофирует другие его способности, так как они лишаются реальной нагрузки, мало используются в процессе деятельности.

Дальнейший прогресс в развитии производства связан с возникновением машинного производства, с так называемой промышленной революцией, которая явилась крупным этапом в прогрессивном развитии общества, общественных производительных сил. Возникновение машинного производства было прогрессивно и в том отношении, что многие односторонние, тяжелые и рутинные функции в деятельности были переданы машине, хотя здесь проблема абстрактного, одностороннего человека еще оставалась. Дело в том, что человек, освобождаясь от многих тяжелых функций трудового процесса, тем не менее, выполнял функцию рабочего органа при машине. Такой человек, разумеется, также не представлял весь трудовой процесс и потому в своем умственном развитии не особенно отличался от рабочих мануфактурного периода. Поэтому проблема преодоления абстрактности, профессио­нального кретинизма остается актуальной и для машинного производства.

В этом отношении коренное изменение начинается только со времени научно-технической революции, которая имеет принципиальное значение как для развития человека, для формирования всесторонне развитой личности, так и для понимания изменения сущности, понятия науки. Прежде всего, НТР оказала существенное влияние на развитие сущности человека.

При всей неразвитости своего производства человек прежних экономических формаций представлял идеально целостный процесс труда, т. е. прежде чем совершить труд, он представлял в своей голове результат своего труда. При этом идеальное представление, целесообразная деятельность и сам процесс труда выступают функцией одного и того же человека. В условиях же машинного производства человек выполнял функцию рабочего органа при машине, оставался главным образом придатком этой машины, так как не мог в голове представить целостный процесс и, следовательно, не мог ремонтировать и устранять ее неполадки, последнее являлось функцией других рабочих, специально обученных для этого дела. Кроме них существуют также инженеры, техники, конструкторы и т. п., которые отвечают за слаженную работу всего производственного процесса.

В условиях обычного машинного производства целостная деятельность человека расщепляется и разделяется по крайней мере на три части. Например, функции идеального представления результатов процесса производства осуществляют инженерно-технические работники, рабочие, совершая целесообразное движение,

выполняют рабочую функцию при машине; продукт труда принадлежит капиталисту.

В условиях НТР возникают принципиально новые моменты в процессе производства. Поскольку рабочая функция машины также передается машине, постольку рабочий высвобождается из непосредственного процесса производства, т. е. его функция в процессе производства существенно меняется. Если раньше он, выполняя рабочую функцию при машине, был придатком машины, что ограничивало его умственное и социальное развитие, то теперь он выполняет в процессе производства функцию контролера, наладчика и оператора.

Если раньше рабочий был только узким специалистом, то теперь ему необходимо контролировать всю деятельность машины, т. е. он должен целостно представлять весь процесс производства в целом. Такая новая функция рабочего, естественно, представляет ему повышенные обязанности, его интеллект испытывает все больше и больше нагрузки, что делает актуальным вопрос о широком образовании работника производства. Другими словами, все это способствует интеллектуальному развитию рабочего.

В свое время классика марксизма ставили вопрос о формировании всесторонне развитой личности при коммунизме. Значение НТР состоит в том, что она ставит вопрос о целостном развитии человека как естественное требование научно-технического прогресса. В условиях НТР, автоматизированного производства перед рабочими возникают новые, сложные, интеллектуальные задачи. Поэтому проблема развития рабочего, его личности включает в себя не просто проблему достижения определенного идеала, а предстает как современная задача, веление времени, властное требование научно-технической революции.

ВусловияхНТРпо-новомуставитсяивопрособотношении между умственным и физическим трудом. На самом деле, перестав выполнять функцию рабочего органа при машине, человек контролирует весь процесс производства. Чтобы успешно выполнять эту новую функцию, он должен иметь соответствующее образование. Следовательно, в условиях ----------------------------------------------------- 1 315 I-------------

НТР создается реальная возможность рабочему подняться до уровня инженерно-технического персонала. Происходит как бы синтез умственной и физической деятельности, т. е. человек руководит автоматизированным производством, он является его инженером, конструктором, наладчиком и т. п. Вся система операций, включая рабочие функции, выполняется машиной, поэтому человек здесь представляет весь целостный процесс, выполняет творческую функцию в процессе производства.

Важнейшее значение научно-технической революции также состоит в том, что она оказывает существенное влияние на природу науки, на изменение ее сущностных определений. Как известно, наука со времени своего возникновения выступала как особая форма знания, которая, открывая законы, находится в тесной связи с производством. При этом никто не сомневался в том, что между наукой и производством существует принципиальное отличие: наука творит знание, а производство создает вещи, хотя они и связаны друг с другом.

В условиях НТР происходят коренные изменения в отношении наукик производству. В современном автоматизи­рованном производстве наука как концентрированное выражение законов, формул непосредственно сливается с производством, т. е. сама наука непосредственно становится производительной силой (об этом подробнее будет сказано ниже). Кроме того, происходит коренное изменение в самой сущности науки. Если раньше наука при всей своей тесной связи с производством оставалась формой знания, особым духовным феноменом, то в условиях НТР происходит революционное изменение как в характере науки, так и в характере производства, т. е. преодолевается обособленность и самостоятельное существование науки и производства, происходит органическое слияние науки с производством. Поскольку в процессе развития науки и производства происходит такое синтетическое явление, постольку каждая сторона этого единства изменяет свои определения и характеристики. Иными словами, если раньше наука выступала как особая форма знания, то теперь она - особая форма знания и деятельности.

Современная наука, таким образом, характеризуется не только как своеобразный сплав законов, понятий, методов познания, но в ней происходят коренные изменения, требующие решительного пересмотра ее понятия. Действительно, если рассмотреть науку в контексте современного социокультурного процесса, то она выступает непосредственной производительной силой, сплавом знания и деятельности, единством материального и идеального, объективного и субъективного.

Другими словами, своеобразие современной эпохи состоит в том, что коренным образом изменилось понятие науки. Следовательно, к науке, ее задачам и роли в обществе невозможно подходить с традиционными мерками, т. е. необходимо понимать новую функцию науки в культурно­историческом развитии человечества. Действительно, поскольку наука - не просто форма мышления, но также всеобщая форма деятельности, синтез знания и деятельности, постольку она выполняет качественно новую функцию в современной культуре.

Прежде всего, наука, являясь всеобщей деятельностью, всеобщим производством, выступает основой развития производительных сил общества. Современное развитие производства - это главным образом научное развитие производства. Наука, проникая в производство, революционизировала производство, заменила рабочую функцию человека в машинном производстве, дала возможность создать принципиально новый вид машин, который управляется наукой. Иными словами, наука стала всеобщим условием производства, всеобщей производительной силой.

Поскольку всеобщим условием развития общества, определяющим его физиономию, является способ производства материальных благ, а наука отныне выступает важнейшейчастьюспособапроизводства(производительной силой), постольку коренным образом изменяется роль науки. Если раньше она как специфическая форма мышления относилась к духовной сфере общества, области сознания, то сейчас, когда естествознание становится непосредственной производительной силой, она становится -- 1 317 I-------------

сложным синтетическим явлением. Если традиционная наука в основном выполняла обслуживающую производство функцию (познавательную), то сейчас ее познавательная функция непосредственно сливается с производственной, производящей и конструктивной функцией.

В условиях НТР в самом производстве возрастают творческие и духовные процессы. Если раньше в материальное производство творческие процессы приходили извне, то в современных условиях само производство выступает творческим, научным процессом, а наука становится производственной деятельностью.

Такое изменение в природе науки и производстве не могло не проявиться в организационных формах. Действительно, традиционные организационные формы все больше и больше тормозят как развитие производства, так и развитие науки. Поэтому самой жизнью порождаются такие опосредствующие звенья, как научно-технические комплексы, в которых реально преодолеваются разрозненное существование науки и производства. Они по своей природе - новое, синтетическое образование, в котором на принципиально новых принципах объединяется наука и производство. В таком научно-практическом объединении активной, деятельной стороной выступает наука, которая определяет цель, формирует задачи и контролирует строгое соответствие цели и результата. Здесь на новой основе происходит восстановление единства целесообразной деятельности с орудиями труда.

В обычной своей производственной деятельности человек в отличие от животных строит в своей голове результат своей деятельности. С развитием производства и культуры эти две стороны единства распались на самостоятельные области - на науку и производство. Такое разделение труда, отделение науки от производства в свое время было несомненно прогрессивным явлением, оно дало возможность развить познание, духовную культуру. Поскольку все же наука нуждалась в производстве, а производство - в науке, постольку эти связи осуществлялись, хотя это были связи разнородных явлений. Само развитие науки и производства того времени не давало возможности

318

для более тесных, органических связей между наукой и производством.

Коренное изменение в отношении науки и производства произошло только в условиях НТР, когда возникла кибернетика, вычислительная техника, автоматизированное производство. Только с этого времени стало возможным заменить принципы работы традиционных машин, т. е. удалось освободить человека от выполнения рабочей функции при машине, были созданы автоматы, заменяющие функцию человека при машине. Отныне коренным образом изменилось лицо традиционного производства, т. е. процесс производства стал все больше и больше интеллектуальной, научной деятельностью.

Следовательно, такое производство не может удовлетворяться внешней связью с наукой, для его успешного развития необходимо органическое слияние науки и производства. В общественной культуре создалась такая атмосфера, когда ни производство не может успешно развиваться без органической связи с наукой, ни наука не может динамично развиваться без современного производства. Научно-производственное объединение в настоящее время является велением времени. Чем быстрее, правильнее и продуманнее создаются такие объединения, тем больше успеха будут добиваться как практика, так и наука.

Для успешного ускорения диалектического объединения науки с производством, необходимо четко представлять внутренние взаимоотношения фундаментальной и прикладной, академической и отраслевой науки. Если академическая наука обеспечивает непрерывное возрастание фундаментальных разработок, арсенала научных идей и разработок, то отраслевая наука несет полную ответственность за научно-технический уровень отрасли. Заводской сектор науки, который ближе всего стоит к производству, органически слит с ним и, как показывает практика, обеспечивает значительное сокращение сроков разработки и производства новой техники. Логика организации научной деятельности подчиняется диалектике всеобщего, особенного и единичного.

Анализ современной практики науки свидетельствует, что межотраслевые научно-технические комплексы находятся на главных направлениях научно-технического прогресса и являются эффективной формой соединения науки с производством.

Как видно, изменение понятия науки, синтез знания и деятельности, науки и производства в условиях НТР все четче проявляет свое содержание. Формирование таких новых, прогрессивных организационных форм, как научно­производственные объединения и научно-технические комплексы, также свидетельствует о том, что органический синтез науки (естествознания) и производства является властным велением времени.

<< | >>
Источник: АБДИЛЬДИН Жабайхан. СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ/Абдильдин Ж.. Т. 11: Логика об универсальных формах и методах мышления — — Алматы. «Хантадірі»,2016. - 380. 2016

Еще по теме Глава 8. Наука как форма духовной деятельности:

  1. § 3. Духовность человека как сфера его сущности
  2. Глава V. Духовная жизнь общества
  3. 8. ПОНЯТИЕ КАК ФОРМА МЫШЛЕНИЯ
  4. Моральные ценности как основание духовности
  5. Суждение как форма мышления
  6. § 3. Связь изоляции и конкретизации как особая логическая форма
  7. Глава 8. МОРАЛЬ И НАУКА: ЦЕННОСТНЫЙ АСПЕКТ
  8. Как самостоятельная наука логика сложилась более двух тысяч лет назад, в IV в. до н.э.
  9. Понятие как форма мышления Общая характеристика понятия
  10. 36. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ КАК ФОРМА МЫШЛЕНИЯ. ВИДЫ УМОЗАКЛЮЧЕНИЙ
  11. Лекция девятая Новоевропейское общество как фаза филогенеза личности. Субъект-объектное отношение. Предметная деятельность. Новоевропейский рационализм. Материализм и идеализм. Общественное разделение труда
  12. Лекция тринадцатая Продолжение обсуждения проблемы нравственности и личностного «Я». Работа А. Н. Леонтьева «Деятельность. Сознание. Личность» как пример научного подхода к проблеме личности
  13. § 2. Духовная сфера жизни общества
  14. Особенности современной духовной ситуации
  15. § 2. Внешняя форма изоляции и конкретизации
  16. § 1. Мораль и наука: ценностный аспект в историческом развитии
  17. Лидерство и этика профессиональной деятельности
  18. § 1. Прием или форма мышления
  19. 2. Наука или прикладная дисциплина?
  20. НАУКА И «ЖИЗНЕННЫЙ МИР»