<<
>>

Научно-технический разум и бытие

Представление о бытии не вырабатывается за письменным столом, а является продуктом социально-исторического и жизненного опыта. От­ношение бытия и вопрошающего о нем человека является динамичес­ким, подвижным.

Оно определяется не только познанием некоего абсо­лютного, неподвижного бытия, с одной стороны, и столь же статично заданным существом человека, с другой, но и их практическим взаимо­действием. В этом процессе меняется как бытие, так и постигающий, осваивающий его человек. Отсюда история бытия и человека не являет­ся однолинейной и непрерывной эволюцией, а характеризуется переры­вами — эпохами, возникновение которых зависит уже не от теоретизи­рования, а от исторических событий. Такими важными событиями, существенно модифицировавшими греческую, а затем и христианскую традиции, были становление науки, развитие технической практики и изменение общества. Все эти события настолько тесно связаны, пере­плетены друг с другом, что ни одно из них не является первичным, и поэтому описание их роли в развитии культуры и, в частности, в измене­нии представлений о бытии предполагает тщательный анализ их слож­ного взаимодействия.

История науки и история познания характеризуются непрерывностью, и выше показано, как идеи античных мыслителей были усвоены и моди­фицированы христианскими авторами, а исследования последних о при­роде веры, о бесконечности мира и всесовершенстве Творца как бы сами собой привели к отождествлению Бога и природы, Веры и разума. Однако такое направление мысли во многом обусловлено переходом иерархичес­кого средневекового общества в раннебуржуазное. Последнее характери­зуется отказом от сословного ограничения прав и свобод и признанием формального равенства. По мере развития ремесла и торговли, по мере усложнения ткани общественной жизни складываются новые институты 50

власти и управления, которые имеют своей задачей не столько принужде­ние и ограничение свободы, сколько управление сложными взаимосвязя­ми и взаимозависимостями, складывающимися между представителями разных профессий в сфере общественного разделения труда.

Прежде все­го, все более рациональной становится сама власть. Как показал историк С.М. Соловьев, в России после Ивана Грозного цари начинают понимать, что страной нельзя управлять как собственным поместьем, что идея пра­ва, обязательного для всех, в том числе и для самой власти, выступает наиболее эффективной основой порядка в государстве.

Рационализация, разум проникают все глубже во все сферы жизни. Не только право, но и хозяйство, торговля становятся все более эконом­ными, основанными на расчете и подсчете. Двойная бухгалтерия, фор­мирование рынка ценных бумаг, разделение труда и специализация про­изводства требуют человека нового типа. Его формирование осуществляется в направлении самоуправления своим поведением: от телесного принуждения и ограничения от традиционализма обычаев к самодисциплине, ответственности, дальновидности и предусмотритель­ности — так можно охарактеризовать эволюцию человека. По мере этой рационализации разумность становится основополагающей чертой ха­рактера. Хозяином человеческого Я становится разум и постепенно бе­рет под контроль аффекты, чувства, веру. Соответственно происходит и рационализация бытия.

Человек озабочен практическим освоением и использованием при­родного сырья. Его меньше волнует мистерия, таинственная глубина бытия и больше интересует освоение земли и природных ресурсов. Че­ловек осознает себя субъектом познания и практического освоения мира, а бытие воспринимает как объект преобразования. Поэтому и в научное описание Универсума проникают юридические, экономические, произ­водственные, социальные, технические метафоры. Наряду с разволшеб- ствованием происходит математизация действительности, а калькуля­ция, подсчет, контроль приоретают значение важнейших практик ее освоения. Мир воспринимается шире и одновременно утрачивает свою многомерность, из многокачественного он становится однокачествен­ным, количественным.

Процесс математизации бытия хорошо заметен на примере измене­ния представлений о пространстве и времени.

Раньше пространство и время не были однородными и гомогенными. Это подтверждает и такой затрудняющий работу историков факт, что еще в средние века отсут­ствовали единые меры длины и веса, а также единая шкала времени.

Древний человек жил не в едином, а в разнокачественном пространстве и времени. История цивилизации — это история формирования единого пространства и времени, а борьба за распоряжение ими становится глав­ной в обществе. Сначала временем распоряжалась церковь и управляла деятельностью людей при помощи звуков церковного колокола. Затем распорядок жизни стали задавать часы, установленные на администра­тивном здании города, а потом власть над временем перешла в руки пред­принимателей, и заводской гудок надолго начал определять распорядок дия. Мы уже привыкли к тому, что на руке у каждого из нас есть часы, но время от этого не стало приватизированным: порядок нашей жизни оп­ределяется общественным временем.

Что означает эта рационализация бытия природы, человека? Наука и философия нового времени видели в ней безусловно положительное вли­яние и отождествляли разум с бытием. Однако сегодня можно констати­ровать, что рациональность, как она сформирована в научно-технической культуре, и бытие, как оно воспринимается человеком — это не только разные, но и даже противоположные явления. Пионеры науки и техники, великие философы и оставшиеся в неизвестности педагоги, юристы, ад­министраторы — все они верили в то, что переустройство жизни на нача­лах разума будет способствовать все более счастливому и благополучно­му существованию людей. Однако сегодня выявилось противоречие науки и техники, системы промышленного производства и природы, которая подверглась сильнейшей перегрузке и находится на грани истощения. Точно так же возрастает противоречие социальных институтов и челове­ческой личности. Разум, который понимался как подчинение природы рациональному порядку, как подавление страстей и чувств индивида во имя общественного долга, оказался формой репрессивной власти. Разум не должен диктовать бытию, природе свой порядок, а должен способство­вать сохранению бытия и выживанию человека. Порядок разума — по сути дела порядок технической, административной машины, которая ста­ла автономной. Эта машина — создание человека, но создание, вышед­шее из-под его контроля, угрожающее его свободе.

10.

<< | >>
Источник: Марков Б.В.. Философия: Учеб, пособие. — СПб., 2003,—348 с.. 2003

Еще по теме Научно-технический разум и бытие:

  1. Техническая и научная база
  2. Научно-техническая революция
  3. Научно-технический оптимизм и пессимизм
  4. IX.8. Социальные и этические проблемы научно-технического прогресса
  5. IX.7. Научно-техническая революция, ее технологические и социальные последствия
  6. Социальные и этические проблемы научно-технического прогресса
  7. § 1. Научно-техническая революция и ее социальные последствия
  8. Глава 2. СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА
  9. Глава 4. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС И ФЕНОМЕН ДЕГУМАНИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА
  10. Рост научного знания. Научный прогресс, научные революции
  11. Система оптимизации использования имеющихся технических средств
  12. Рассудок и разум
  13. РАЗУМ ПРОТИВ ЭКЗИСТЕНЦИИ
  14. Развитие технических средств
  15. Чистый и практический разум
  16. Голубинцев В.О., Данцев А.А., Любченко В.С.. Философия для технических вузов, 2001
  17. § 8. Рассудок и разум
  18. а. Гегель об идеях разума Канта