<<
>>

г. Гегель о противоречивости понятия

Гегелевское учение о конкретном понятии не ограни­чивается рассмотрением всеобщего в связи с единичны^ а берет понятие в единстве противоположностей. Если рассудочная логика в своей абстрактной безжизненности рассматривала противоположности как несовместимые

(непримиримые), то конкретное понятие соединяет про­тивоположности в тождестве и познает тождество как ре­зультат процесса.

Сначала - непосредственное единство, потом различие и, наконец, - примирение, синтез проти­воположностей, вот всеобщий закон всякого развития. По мнению Гегеля, органом истинной философии является не абстрактно размышляющий рассудок, который видит себя замкнутым в границы явления, не мистическое созер­цание, которое быстрым скачком хочет достичь верши­ны познания абсолютного, но разум как способность к конкретному понятию. Конкретное - Это такое понятие, которое не отвергает упрямо своей противоположности, но соединяется с ней, движется от тезиса к антитезису и вместе с ним к синтезу.

Предмет философии составляет не относительное, но абсолютное. Абсолютное не как покоящаяся субстанция, а как живой, распадающийся на различия и через них воз­вращающийся к тождеству субъект, который развивается через противоположности. Абсолютное есть процесс, все действительное - изображение этого процесса. Если наука хочет соответствовать действительности, то она должна также быть процессом. Философия есть движение мысли, она есть система понятий, из которых каждое переходит в следующее, развивает его из себя точно так же, как и само оно явилось из предыдущего.

Все действительное есть развитие, а побудительной силой, источником этого развития является противоре­чие. Без противоречия не было бы никакого движения, никакой жизни. Поэтому все действительное полно про­тиворечия и, тем не менее, разумно. Противоречие не есть нечто алогичное, но оно есть то, что принуждает к дальнейшему мышлению.

Его надо не уничтожать, но «снимать», т.е. сохранять как отрицательное. Это проис­ходит тогда, когда противоречащие друг другу понятия мыслятся вместе в третьем - высшем или более широком, более богатом понятии, так что они образуют теперь его моменты. Теперь их противоречие преодолено. Но этот

синтез не является окончательным. Дело начинается сно­ва, находится другая противоположность, которая, в свою очередь, должна быть преодолена и т.д.

Каждое отдельное понятие односторонне, недоста­точно, представляет собой только часть истины; оно нуж­дается в дополнении своей противоположностью и в со­единении с этим дополнением образует высшее понятие, которое все более приближается к истине, но точно так же не достигает ее. Даже последнее и самое богатое понятие - абсолютная идея - сама по себе не есть полная истина; окончательному результату принадлежит и все то раз­витие, через которое она становилась. Только благодаря такой диалектике понятий, философия соответствует жи­вой действительности, а развитие понятий, с точки зрения Гегеля, и есть сама действительность.

Мыслительный процесс не есть произвольная игра понятиями мыслящего субъекта, а есть объективный про­цесс. Так как мир и его основа есть развитие, то его мож­но познать только через развитие понятия. Законы, кото­рым следует развитие понятия, как в общих чертах, так и в деталях, есть движение от положения к противополо­жению и от него к соединению. Самый широкий пример этой триады - идея, природа, дух - представляет деления самой системы, другой широкий пример - субъективный, объективный, абсолютный дух - определяет подразделе­ния развития сознания, самосознания, гегелевского фе­номенологического развития духа. В целом внутренняя логика развития всех категорий подчинена закону отри­цания отрицания.

Гегель не ограничивается доказательством конечнос­ти, неистинности категорий рассудочной логики, а подвер­гает критике ее трактовку форм мышления. При этом он глубоко разрабатывает их и противопоставляет абстрак­тному пониманию конкретное понятие диалектической логики.

Законы старой логики, по его мнению, не лежат в основе всякого мышления, и в мире нет ни одной вещи, которая существовала бы согласно этим законам. Так как

всякая определенность бытия есть, по существу, переход в противоположное; отрицательное всякой определеннос­ти столь же необходимо, как и она сама. Поэтому если эти категории облекаются в такие абстрактные предложения, как А-А, то появляются также противоположные предло­жения; и те, и другие положения выступают с одинаковой необходимостью, и как непосредственные утверждения, по меньшей мере, одинаково правомерны. Одно положе­ние требует доказательства своей истинности вопреки другому, и потому указанным утверждениям не присущ характер неопровержимых законов мышления.

Кроме абстрактного тождества, исключающего раз­личия, существует конкретное тождество, которое внутри себя имеет различие; только последнее, согласно филосо­фу, является истинным понятием.

Абстрактное тождество и конкретное тождество име­ют разные ценности, подобно тому, как абстрактные и конкретные понятия имеют различные познавательные значения. Относительно абстрактного рассудочного тож­дества Гегель отмечает, что оно не более, как выражение пустой тавтологии. «Таково то пустое тождество, за ко­торое продолжают крепко держаться те, которые прини­мают его, как таковое, за нечто истинное, и всегда поучи­тельно сообщают: тождество не есть разность, тождество и разность разны»[155].

Конкретное тождество есть единство тождества и раз­личия. Его природа, сущность состоит в том, что «оно в своем равенстве с собою не равно себе и противоречиво, а в своем различии, в своем противоречии тождественно с собою, и что в нем самом совершается это движение перехода одного из этих определений в другое; и это так именно потому, что каждое из них есть в самом себе про­тивоположность самого себя»[156].

Гегелевская критика абстрактного тождества являет­ся по существу правильной критикой. «Тот факт, - писал

Энгельс, - что тождество содержит в себе различие, вы­ражен в каждом предложении, где сказуемое по необхо­димости отлично от подлежащего.

Лилия есть растение, роза красна: здесь либо в подлежащем, либо в сказуемом имеется нечто такое, что не покрывается сказуемым или подлежащим»[157].

Для абстрактного тождества нет перехода к различию потому, что у него отсутствует необходимая внутренняя связь. Касаясь этого, Гегель писал: «если тождество рас­сматривается как нечто отличное от различия, то у нас, таким образом, имеется единственно лишь различие. Благодаря этому нельзя доказать перехода к различию, так как исходного пункта, от которого должен совершать­ся переход, нет для того, кто спрашивает, каким образом совершается этот переход»[158].

Категории диалектической логики связаны внутри себя, каждая внутри себя содержит возможность перехо­да к своему другому. С такой позиции абстрактное разли­чие, отвлекающееся от тождества, также несостоятельно. В своей абстрактности эти категории не соответствуют истине. Такие определения, как сходство и несходство, имеют значение только в их единстве, каждое из кото­рых не мыслится без другого. Сравнение имеет смысл лишь при предположении наличного сходства. Отметив необходимость единства тождества и различия, Гегель жалуется на естествознание своего времени, которое из- за тождества забывает о различии, также из-за различия забывает о тождестве. По мнению Гегеля, единственно правильной точки зрения придерживается спекулятивная логика, которая «показывает ничтожность абстрагирую­щего от различия чисто рассудочного тождества, хотя она затем настаивает, во всяком случае, столь же энергично на том, что мы не должны познавать внутреннее единство всего сущего»[159].

Гегель также подвергает критике рассудочную трак­товку закона исключенного третьего. Согласно Гегелю, этот закон, желая избегнуть противоречия, как раз впа­дает в него. «А согласно этому закону должно быть либо +А, либо - А; но этим уже положено третье А, которое не есть ни +, ни -, которое в то же время полагается и как +А и как - А. Стремление избегнуть противоречия является неистинным, так как все вещи противоречивы в самих себе. Если обратить внимание на рассудочную логику, то она принимает противоречие за нечто неистинное, будто противоречие не есть такое же существенное и внутрен­нее определение, как тождество. Если сравнить эти точ­ки зрения, «следовало бы признать противоречие более глубоким и более существенным определением мысли. Абстрактное тождество есть поверхностное определение, - полагает Гегель, - тогда как «противоречие есть корень всякого движения и жизненности; лишь поскольку нечто имеет в самом себе противоречивое, оно движется, обла­дает импульсом и деятельностью»[160]. Противоречие явля­ется основным определением мысли, понятия, оно высту­пает принципом всякого самодвижения. В диалектичес­кой логике противоречие является всеобщей категорией.

<< | >>
Источник: Абдильдин Ж.. Собрание сочинений в десяти томах. Том VI. Астана. -2011, - 408 стр. 2011

Еще по теме г. Гегель о противоречивости понятия:

  1. Ошибка Гегеля в трактовке восхождения
  2. Воля господина в трактовке Гегеля
  3. 11. ЗАКОН ОБРАТНОГО ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ СОДЕРЖАНИЕМ И ОБЪЕМОМ ПОНЯТИЯ. КЛАССИФИКАЦИЯ ПОНЯТИЙ ПО ОБЪЕМУ
  4. Понятие как форма мышления Общая характеристика понятия
  5. Лекция шестая Обсуждение некоторых следствий диалектического отрицания. Пример конвергенции. Гегель об истине
  6. Лекция пятая Диалектические моменты развития. Восток и Запад. Циклическое линейное время. Диалектическое противоречие. Бесконечность у Гегеля. Гегелевская система. Рефлексия—трансцендирование. Абстрактное и конкретное. Отрицание отрицания
  7. Понятие и виды гипотез. Версия Понятие гипотезы
  8. Виды понятий
  9. Понятие
  10. Обобщение и ограничение понятий
  11. § 1. Понятия «ценности», «аксиологии» у неокантианцев
  12. Отношения между понятиями
  13. 10. СОДЕРЖАНИЕ И ОБЪЕМ ПОНЯТИЯ
  14. 13. ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ПОНЯТИЯМИ
  15. 12. КЛАССИФИКАЦИЯ ПОНЯТИЙ ПО СОДЕРЖАНИЮ
  16. 16. ПРАВИЛА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОНЯТИЙ
  17. 14. ЛОГИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ ОБОБЩЕНИЯ И ОГРАНИЧЕНИЯ ПОНЯТИЙ