<<
>>

Единство и многообразие языков. Метаязык. Формализованный язык. Машинные языки. Знаковая форма языка. Философия как язык

Из Библии известно, что разгневанный дерзостью людей, вознамерившихся после Всемирного потопа построить в Вавило­не башню до небес, Бог “смешал их языки” так, что люди пере­стали понимать друг друга.

Действительно, многообразие язы­ков осложняет взаимопонимание людей. Однако, и это отчасти даже удивительно, многообразие языков — обязательная черта жизни людей. Если бы даже все люди согласились говорить на международных языках воляпюк (создан немцем Шлейером) и

эсперанто (создан поляком Заменгофом), то тем не менее мно­гообразие языков не было бы ликвидировано. Осталось бы раз­личие между естественными и искусственными, формализован­ными и машинными языками.

Метаязык — это язык, на основе которого производится ис­следование другого языка, последний при этом называется объ­ектным языком. С точки зрения человека, говорящего на рус­ском языке и изучающего английский, русский язык является метаязыком, а английский выступает в качестве объектного языка. В нашем изложении мы постоянно пользуемся метафи- лософским языком. Так, в предыдущем параграфе природа ес­тественного языка рассматривалась на базе таких категорий, как возможность, символ. Раздел математической логики, посвя­щенный основаниям математики, называется метаматематикой, она функционирует как метаматематический язык. Соотношение между метаязыком и объектным языжом реализуется в процес­се перевода. Перевод представляет собой своеобразную интерпре­тацию. Он, конечно же, не сводится к простой замене каждого отдельного слова его коррелятом из соответствующего словаря. Это очень наглядно выясняется при переводе стихов. Сначала по­лучают подстрочник. Но это еще не поэтический перевод, ибо под­строчник не воспроизводит поэтический образ. Потребуются до­полнительные усилия, но уже не просто переводчика, а поэта- переводчика, прежде чем будет достигнут адекватный перевод. Замечено, что адекватный перевод, как правило, объемнее ори­гинала.

В языке исследователя зачастую требуется несколько слов, дабы перевести одно иностранное слово. Метаязыжи широ­ко используются в науке, здесь они выражают, фиксируют зна­ние наиболее общего характера. Язык философии — это метаязык максимальной общности, его вынуждены использовать все обра­зованные люди.

Наряду с естественными есть искусственные языки, создан­ные людьми для решения определенных задач. К ним относят­ся языки науки, машинные языки, жаргоны, эсперанто. Особо значительную роль в условиях научно-технической революции стали играть формализованные и машинные языки.

Формализованные языки — это логические или математиче­ские исчисления. В отличие от естественного языка в формали­зованном языке используются логические и математические знаки; всякого рода многозначности и нелепости по возможно­сти исключаются, широко используются формулы. Известный специалист в области математической логики А.Черч подчерки- 8 Философия

вал, что формализованный язык нужен для отслеживания логи­ческой формы. Великий логик Г.Фреге, сопоставляя созданное им исчисление с естественным языком, сравнивал микроскоп с человеческим глазом. В решении одних задач преимуществом об­ладает глаз, в решении других — микроскоп. Подобно микроско­пу, логическое исчисление пригодно лишь в некоторых случа­ях, там, где человек имеет дело с логической формой.

При оценке значимости формализованных языков часто име­ют место крайности: их значение либо недооценивается, либо пе­реоценивается. Ныне все большее число ученых считают, что да­же мышление представлено в формализованных языках не во всем своем богатстве. Очевидно, что для логического воспроизведения мышления требуется много формализованных языков. Столь же очевидно, что формализованные языки мало пригодны для вы­ражения чувственно-эмоциональной и эйдетической сторон духов­ного мира человека. То же относится к творчеству человека. Но, с другой стороны, успешное использование формализованных языков показывает, что деятельность человека, психологическая и предметная, имеет намного более логическо-математический ха­рактер, чем это казалось ранее.

Поэтому использование форма­лизованных языков приносит человеку все новые выгоды, особен­но если это использование машинизируется. Машинный язык по­зволяет записать программы алгоритмов и содержание информа­ции, хранящейся в огромных объемах в запоминающих устрой­ствах вычислительных машин. Если велосипед, мотоцикл, раке­та позволяют человеку наращивать скорость своего перемещения, то ЭВМ соответственно позволяет человеку увеличивать объем его памяти и усиливать его вычислительные способности. ЭВМ не об­ладает психикой, она лишь моделирует ее структуру, характер­ные для нее связи. Подведем итоги. Духовная, психическая жизнь человека символизируется во многих языках, каждый из которых выражает определенную сторону, закономерность, чер­ту этой жизни. Языки проецируются друг на друга — возника­ют языковые интерпретации, взаимопонимание людей, ликвиди­руется вавилонское столпотворение языков.

Язык в своей звуковой и графической формах представлен в основном условными знаками психической деятельности чело­века. Если субъект говорит или пишет, то он переводит в зна­ки, “означивает” свой душевный мир и тем самым делает его дос­тупным для других людей. Тот, кто воспринимает речь и пись­мо, переводит смысл знаков в состояние своей психики. Таким образом, язык как процесс на каждой своей стадии есть симво­

лизация. С этой точки зрения язык людей не исчерпывается сис­темой знаков. Система знаков — это лишь промежуточная ста­дия процесса функционирования языка, его временная обитель, которую собеседники посещают по необходимости и склонны как можно быстрее покинуть.

Язык явился гениальным изобретением человечества: оказы­вается, можно извлекать и перерабатывать информацию о пред­метах, оперируя непосредственно не с ними, а с их знаками. Так началась грандиозная революция, которая приобретает все боль­ший размах. Знаки оказались весьма удобны для их использо­вания в общении, в познавательной деятельности, в науке. Зна­ки обладают обобщенным характером, они могут использовать­ся различными людьми в различных ситуациях.

Использование формализованных языков позволяет получать информацию в компактной форме и, самое главное, эффективно экономить вре­мя. Знаки в силу их материального характера удобны для ма­шинной обработки, для развития технических систем связи. Наиболее развитые страны, такие как Япония, США, ФРГ, час­то называют информационным обществом. Здесь использование знаковых систем производится более эффективно, чем в других странах. Одно из главных направлений развития современного человека связано с его знаково-символической деятельностью. Это обстоятельство во многом объясняет, почему современная фило­софия по необходимости является лингвистической (языковой) философией.

Философию часто характеризуют в качестве формы сознания. Но философия — это еще и язык, форма языковой деятельности. Философ занимается знаково-символической деятельностью не меньше, чем представители других наук. Язык философии по от­ношению к любым языкам часто используется как метаязык. Причина ясна. Язык философии имеет дело с наиболее общими чертами мироздания; особенное и единичное удобно рассматри­вать с позиций общего. Философия есть метаязык по отношению как к физике и математике, так и к логике и математике. Но язык философии тоже может быть подвергнут исследованию, на­пример с позиций языка логики. В таком случае логика играет роль метаязыка, а философия — исследуемого (объектного) язы­ка. В науке существует что-то вроде закона оборачивания язы­ков: каждый язык смотрится в зеркало другого. В оборачивании языков активное участие принимают естественные языки.

Когда неопозитивисты применили к анализу естественного языка логику, то они обнаружили там... логику. Естественный 8 *

язык остался естественным языком, но ему был придан более яс­ный логический вид. Не без удивления логики и математики об­наружили, что создаваемые ими в муках творчества “точные” языки всегда окружены неустранимым “шумом” естественного языка. Естественный язык гонят в дверь, а он заглядывает в ок­но. Нечто аналогичное происходит и с философским языком — он неустраним.

<< | >>
Источник: Канке В.А.. Философия. Исторический и систематический курс: Учебник для вузов. Изд. 5-е, перераб. и доп. - М.,2003. - 376 с.. 2003

Еще по теме Единство и многообразие языков. Метаязык. Формализованный язык. Машинные языки. Знаковая форма языка. Философия как язык:

  1. Единство и многообразие языков. Метаязык. Формализованный язык. Машинные языки. Знаковая форма языка. Философия как язык
  2. Философия и язык
  3. 1. Познание как предмет философии: единство субъекта и объекта, многообразие форм
  4. Язык
  5. Познание и язык
  6. Язык, общение, сознание
  7. Действительность, мышление, логика, язык
  8. Глава 6. ЧЕЛОВЕК И ЯЗЫК
  9. YIII.4.3.Формализация. Язык науки
  10. 4. Культура, этнос, язык
  11. 4. Культура, этнос, язык
  12. Культура, этнос, язык
  13. 3. ЛОГИКА И ЯЗЫК ПРАВА
  14. Логика мышления и язык. Правильность и истинность мышления
  15. § 10. Многообразие и единство мира
  16. § 3. Единство и многообразие мира
  17. Многообразие и единство бытия
  18. Материальное единство мира и его многообразие
  19. Философия как форма мировоззрения