<<
>>

Бытие и небытие

Возможность различения существующего и несуществующего на первый взгляд не вызывает сомнений. Однако если учесть, что бытие — это не обычная вещь, а нечто объемлющее, включающее все существу­ющее, то никто не может как бы снаружи посмотреть на него.

Поэтому возникает вопрос: а как же, собственно, можно определить это всеобъ­емлющее бытие? Кроме того, бытие в смысле существования включает огромное многообразие, бесконечное количество единичных вещей, а как некоторое общее свойство любой из сущих вещей оно должно быть единым, неделимым, а не многосоставным множеством. Столь же непо­стижимым оказывается бытие-сущность, ибо она невидима и невоспри- нимаема непосредственно.

Эти затруднения, интенсивно обсуждаемые уже в диалогах Платона, ставили под сомнение некоторые утвердившиеся представления о бы­тии как о совокупности вещей, как о чем-то существующем так, что на него можно указать пальцем. В этом, собственно, и заключается важное значение философии: она освобождает от устаревших представлений, которые стали естественными, приобрели прочность предрассудка. Дей­ствительно, кто сомневается, что бытие есть, а небытия — нет, что су­ществующее существует, а несуществующего не существует? Однако не сомневаясь пока в необходимости различия бытия и небытия и не зада­ваясь вопросом о том, какие функции в культуре выполняет это разли­чие, необходимо выяснить, а что понимается под бытием, которое суще­ствует, и что понимается под небытием, которое не существует. Это вовсе не пустой вопрос, так как вплоть до последнего времени люди считали, что частные вопросы могут быть правильно поставлены и решены толь­ко после обсуждения общих вопросов.

Метафизика — первая философия, предшествующая физике. От ус­тановленного ею порядка бытия зависит не только наука, но и политика и жизненная практика. Допустим, если мы верим в существование злого духа, то уже не можем полностью полагаться на разум.

В современной ситуации, когда потребность в абсолютном мировоззрении почти исчез­ла, кажется, что отпала и необходимость в философском осмыслении бытия. Но дело в том, что именно философия внесла своими вопросами и сомнениями ценнейший вклад в преодоление закостеневших догмати­ческих представлений об абсолютно едином бытии. Да, можно отдавать дань суевериям и заниматься наукой, можно любить фильмы ужасов, но оставаться честным и порядочным человеком. Только важно не путать одно с другим, т. е. не быть суеверным в научной лаборатории и не при­менять насилие в жизни по отношению к другому человеку. Таким обра­зом, отказ от универсального единства вовсе не означает крушение по­рядка.

Именно в этом направлении работала уже ранняя философская мысль. В диалогах Платона философский анализ направлен на общепринятые представления о бытии и небытии. Бытие — это упорядоченное сущее, представленное структурой «космоса», «логоса», «фюзиса» и «этоса». Небытие — это ничто, пустота или хаос. Противоположность бытия и небытия имеет большое значение для различия истины и лжи, правиль­ного и неправильного образа жизни. Эти понятия являются предельны­ми, базисными, ибо многие доказательства и рассуждения в конце кон­цов упираются в понимание бытия и небытия. Например, мы пользуемся

различием истинного и ложного, но как их определить? Естественно допустить, что истинные высказывания относятся к бытию, к существу­ющему, а ложные — к небытию, к несуществующему. Однако несуще­ствующее не существует и о нем невозможны какие-либо высказыва­ния. Стало быть, ложные высказывания невозможны и все, что говорится, относится к бытию. Аналогичные затруднения возникают и при анализе высказываний о бытии: о нем можно говорить как о едином и многом, пустом и заполненном, прерывном и непрерывном, движущемся и поко­ящемся и т. д. Поэтому понятие бытия является ничуть не более ясным, чем понятие небытия.

Все эти трудности заставляют Платона изменить слишком жесткие представления о бытии и небытии.

Во-первых, единое, абсолютное, чи­стое бытие разделяется на несколько уровней, которые оказываются в довольно сложных отношениях друг с другом. Во-вторых, небытие пе­рестает быть некой пустотой, оно истолковывается как инобытие, как один род бытия, не соединимый с другим его родом. Например, какой- либо конкретной вещи сейчас могут быть приписаны одни свойства, а завтра — другие. Это значит, что вопрос о бытии и небытии должен решаться не догматически, а на основе исследования, которое Платон называет диалектическим и определяет как искусство «различать все по родам, не принимать один и тот же вид за иной и иной за тот же са­мый»1.

Убеждение, что бытие есть, подтверждается существованием внешне­го мира, нашей собственной жизнью, познавательной и практической де­ятельностью. Бытие — это и ценностное понятие, связанное с истиной, добром и красотой. Любовь к бытию, соучастие в нем, забота о смысле бытия — все это хотя и связанные с истиной, но не сводимые к познанию духовные акты человека. Именно они заставляют, несмотря на огромные затруднения, все снова доказывать и уточнять знание о бытии. Поскольку оно не дано прямо и непосредственно, не является вещью, на которую можно указать пальцем, то попытки исследовать бытие как предмет, наде­лить его предметными характеристиками оказываются несостоятельны­ми. Вообще говоря, применительно к бытию любые определения оказы­ваются слишком узкими. Отсюда и возникают споры и противоречия, не разрешимые чисто научными аргументами.

Современный способ освоения бытия как предмета или вещи явля­ется слишком односторонним. Бытие — это нечто далекое и таинствен- [3]

ное, что раскрывают философы или поэты, и одновременно нечто близ­кое, доступное и открытое человеку. Сегодня мы полагаемся исключи­тельно на научное изучение окружающего мира. Однако не исчезает ли при таком подходе человеческий смысл нашего бытия в мире? Для того чтобы скорректировать наше понимание мира, полезно обращение к истории. «Фюзис» (природа) и «логос» (слово) у греков не совпадают с нашими понятиями объективной реальности и рациональности, ибо они отражают опыт не столько научно-технического познания, сколько че­ловеческого присутствия в мире. Именно этот опыт человеческого су­ществования в мире должна культивировать философия. Однако жиз­ненный опыт раскрытия сути бытия является исторически развивающимся и, следовательно, сам нуждается в теоретической оцен­ке. Поэтому философско-аналитическое и смысложизненное постиже­ние сути бытия необходимо понимать в их взаимной связи и зависимос­ти. Жизненные проблемы и драмы дают импульс философии, а рациональное обсуждение предпосылок того или иного жизненного выбора способствует его правильности.

3.

<< | >>
Источник: Марков Б.В.. Философия: Учеб, пособие. — СПб., 2003,—348 с.. 2003

Еще по теме Бытие и небытие:

  1. Бытие, существование
  2. Социальное бытие
  3. Глава VI. КАТЕГОРИЯ «БЫТИЕ» В ФИЛОСОФИИ
  4. § 2. Бытие человека
  5. § 1. Бытие как смысл существующего
  6. Атомистическая трактовка бытия: бытие как неделимое тело
  7. § 2. Бытие определяет сознание?
  8. Свобода «зачеркивает» бытие
  9. § 7. Наличное бытие. Качество.
  10. Бытие: единство мира
  11. Глава 1. БЫТИЕ И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ
  12. Идеалистическая трактовка бытия: бытие как бестелесная идея