<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования

В современном технологическом обществе процесс эстетизации затронул множество по­литических, художественных, социальных и иных практик, сосредоточенных на преодолении безразличия современного человека к жизни во множестве ее форм.

Эстетизация унифициро­ванного глобальным капитализмом образа жизни делает ненужным поиск его иных (политиче­ских, этических, эстетических) форм. О масштабах безразличия современного человека к его новым формам жизни и свободы говорит Ж. Бодрийяр: «Новая геометрия, новая экспрессия, новая абстракция, новые формы — все это великолепно сосуществует во всеобщей индиффе­рентности»[1][2]. В эпоху постполитики и постидеологии (С. Жижек) более не существует полити­ческого решения проблемы индифферентности человека. Современные военные кампании, ис­пользуя возможности медиа, осуществляют эстетизацию войны, тем самым экономически и по­литически оправдывая себя, эффективно воздействуя на общественное мнение. Эстетизация по­литики, по В. Беньямину, предоставляет идентичность народу в идеологических надстройках при игнорировании реальных социальных, экономических и исторических отношений.

Отношение к прекрасному в современном обществе лишено творческой способности различия между красотой и безобразным, что требует воспитания чувственности и усилия мыс­ли: «Раз и навсегда освобожденные от своих оков, красота и уродство как бы разрастаются, становясь более красивым, чем сама красота, или более уродливым, чем само уродство» . В этом контексте многими исследователями (Дж. Ваттимо, В. Вельш, Ж. Рансьер, Ю. Хабермас, Б. Хюбнер) понятие эстетизации (целиком или какой-то из своих сторон) избирается для крити­ки современности: «Феномен эстетизации, пронизывающий собой внешние слои существующе­го, выражается в стремлении человека всесторонне "приукрасить" свое жизненное простран­ство, задавая определенные представления и стандарты "чувства прекрасного" на уровне повсе­дневного существования»[3].

Рассмотрение эстетизации как приукрашивания является первым критическим подступом к осмыслению специфики современной культуры.

Общим определением эстетизации является «процесс сообщения тем или иным предме­там и явлениям эстетических характеристик»[4]. Сегодня мы вправе адресовать философии про­блему эстетизации в чувственном экспрессивном самовыражении человека: «Термин "aisthetikos"возник, как известно, в античной Греции и имел емкое содержание, обозначая мно­гообразие чувственного восприятия, чувственного познания, чувственной связи человека с ми­ром... Лишь в 18 веке у А. Баумгартена появляется термин "эстетика" обозначая вновь фило­софское учение о чувственном познании, однако совершенство чувственного познания философ называет красотой, а в ее восприятии и созидании обнаруживает особый "энтузиазм" (чув­ство)»[5]. Энтузиазм, экспрессия, самовыражение — качества, которыми обладает тот, кто вос­принимает красоту, когда раскрываются творческие усилия человека: «Материализация творче­ских усилий дает нам примеры непредсказуемой эстетики, которая в рамках субкультуры суще­ствует под именем "красота", а вне как "безобразное"»[6][7]. Наряду с усилиями человека к само­определению раскрывается смысл эстетического восприятия и эстетического опыта постижения множественности: «Существует не субъект, а различные практики субъективации; существует не объект, а различные маски виртуального; существует не действие, а различные линии ускользания» . Феномен эстетизации открывает новый взгляд на красоту, представляющую со­бой процесс долгого и трудного преображения человека.

Состояние энтузиазма, эстетически характеризующее свободную и сознательную жизнь, поддается осмыслению в главной теме существования человека — воле. Связь воли с эстетиче­ским выражением и рождающуюся потребность в эстетическом самовыражении человека под­черкнул Достоевский лаконичной формулой, которую перенес в свой дневник Андрей Тарков­ский: «Боязнь эстетики — первый признак бессилия»[8].

Энтузиазм воли, переходящий в эстети­ческое самовыражение, — прочная связь эстетики с волей как своим онтологическим основани­ем. Из пространства эстетического уместно ставить вопрос об эстетизации воли, формулируя аналитическую задачу для исследования. Эстетизация воли возможна в философских концеп­циях, сюжетах тех или иных произведений искусства. Эстетизации может подвергаться та или иная трактовка воли. Так Чехов в лице персонажа Нины Заречной из пьесы «Чайка», читающей сочиненный Костей Треплевым для постановки сценарий, эстетизирует гностическую трактов­

ку мировой воли. В данном произведении Чехова присутствует и сама эстетизация воли в своем абсолютном виде, в отождествлении прекрасной всеобщей гармонии с мировой волей.

Анализ эстетизации трактовки воли возможностями современной философской мысли означает то, что существуют различные способы описания воли, уровни ее рефлексии (художе­ственный, философский), отвечающие тем или иным культурам и исторических эпохам. Пони­мание воли не локализуется в одной трактовке, но разворачивается с ходом истории, в которой человек осмысляет свои фундаментальные стремления и цели, определяя их как высшие, глав­ные с этической и эстетической точек зрения. Если говорить об эстетизации воли, то она все­гда опосредована уже каким-то пониманием воли, поэтому важным является разбирательство с имеющимися ее трактовками, реконструкция того или иного смысла воли, которыми уже опре­деляются основания самой эстетизации. До уровня понятия необходимо исследовать феномен воли, органичным раскрытием которого может стать эстетизация — эстетическое представле­ние воли как воспевания ее или художественного повествования. «Эффект присутствия ком­ментария превращает события и тексты в особые эстетические феномены — речь может идти о своего рода универсальной эстетизации»[9]. Решение аналитической задачи опирается на иссле­дование художественного опыта эстетизации воли и раскрытие ее потенциала в исторически ключевых трактовках воли.

Чтобы подвергнуть анализу эстетизацию трактовки воли, исходящую из исторического и философского развитие понятия, имеющего эстетическое выражение, для начала необходимо увидеть волю во всем многообразии ее проявлений. Воля должна быть осмыслена как энергия, философские трактовки которой представлены Аристотелем и М. Хайдеггером. Позиция иссле­дования состоит в том, что сегодня нужно новое (специальное) понимание энергии, раскрыва­ющее феноменологию воли. Для философского дискурса понятие энергии становится ключе­вым философским концептом в осмыслении антропологической реальности (С.С. Хоружий). Воля может быть раскрыта как специфическая интеллектуальная человека (также как внимание, познание), при этом актуальной задачей становится определение условий, в которых проявляет­ся эта энергия. К ним следует относить наличие цели и установки к действию, что представля­ют два полюса, между которыми в их сближении возникает напряжение воли в экзистенциаль­ной ситуации. Как цель движет человеком, так и сам человек полагает себя к цели при помощи установки к действию, связывающей его с другими людьми. Существуют различные способы проявления воли, раскрывающие суть сближения цели и установки вплоть до их напряженного сближения друг с другом в опыте самообладания, когда достижением цели является реализация установки.

С одной стороны, справедливо констатировать, что человек современного информаци­онного общества, активно осваивающий жизнь в киберпространствах, утрачивает способность воли. При этом, он осознает острую нехватку воли, оказываясь в (исторической) неопределен­ности своего будущего. Как результат — историческое бессилие его мысли о самом себе: «Ис­чезновение субъекта в его исторической и культурной определенности связано с глубочайшим кризисом самоидентификации...»[10]. Кардинальные изменения, происходящие с человеком, не поддаются целостному научному осмыслению: «.сегодня трансформирован способ самопо­нимания современного человека, в то время как инструменты интеллектуального схватывания такового остались прежними; мы присутствуем при своего рода сугубо инерционном бессилии гуманитарных наук иметь дело с происходящим»[11][12]. Раскрытие феномена безволия превращает­ся в нечто большее, чем простое определение антонима воли. Но с другой стороны, киберпро­странство видится многими исследователями как источник новых интенсивных переживаний, которых лишен в условиях потребительской культуры современный человек: «Раз эстетические сатисфакции не следуют больше за этическими трансценденциями или имманентными реализа­циями целей, они должны стать непосредственной целью нашей деятельности — в восприятии, aesthesis и переживании виртуальных миров» . Раскрыть связь между безволием человека и его эстетической сатисфакцией, воплощающейся в эстетизации как приукрашивании — актуальная задача эстетического исследования, укорененного в проблематике современности.

Помимо необходимости осмысления таких форм безволия как сон, наркоз, сегодня формами бессилия человека становятся фрустрация, апатия, депрессия, равнодушие. В актив­ном использовании болеутоляющих средств человек утрачивает способность терпеть боль как проявление воли. Одной из активно осваиваемых территорий безволия сегодня становится про­крастинация (Дж. Перри «Искусство прокрастинации») — откладывание дел, оправдание и эс­тетизация собственной лени. Таким образом, унифицированный капитализмом образ жизни, отличительной чертой которого является эстетизация как приукрашивание, воплощает безво­лие человека во множестве его форм: налицо кризис эстетического восприятия, что является одной из сторон кризиса эстетики. «Конечная остановка западной эстетики — это метафизика воли, то есть жизни, понятой как энергия и творческий импульс»[13]. Если конечной остановкой западной эстетики становится метафизика воли на уровне понимания бытия, то, пройдя через

ХХ век как век преодоления метафизики (Ф. Ницше), мы вновь можем полагать на феноме­нальном уровне волю основанием эстетического восприятия и постижения прекрасного. Воля является онтологическим основанием эстетического самовыражения человека, следовательно, самой эстетики.

Актуальность диссертационного исследования для современной философии и эстетики состоит в раскрытии эстетической проблемы такого основания деятельности человека как воля. Как человек, проявляя волю, осознает потребность в эстетическом самовыражении? Или утра­чивая волю, почему в качестве удовлетворения человек довольствуется эстетизацией своей жизни и самого себя? Как провести различие между эстетизацией воли как ее эстетическим представлением и приукрашиванием? Таковы вопросы диссертационного исследования, тре­бующие своего предмета. Проявляя волю, человек переходит в деятельный режим существова­ния, где важно исследовать предельные возможности воли. Воля создает просвет в действиях — она проявляется в силе свободного выбора, долгого и усиленного поиска целей, решений. В заданной пониманием воли перспективе необходим анализ ее эстетизации в философских кон­цепциях и художественных сюжетах. Перипетии и коллизии, напряжения и перенапряжения человеческой воли также требуют описания, попадающего прямо в цель того, что такое воля и что есть отсутствие воли. Проблема эстетизации (трактовки) воли заключается в установлении различия между ее эстетически описывающей способностью и приукрашиванием, спекулиру­ющим пониманием воли в угоду всякого рода интересам политического и коммерческого ха­рактера. Задача создания концепта воли, включающего в себя ее феноменологические аспекты, сегодня сродни деятельности художников и философов, создающих концепты в художествен­ном произведении: «Таким образом, мы видим, что как и современная чувственность, все больше и больше выстраивающаяся из рационального и медиального горизонта, все больше и больше рационализируется по определенной модели, так и художественные практики демон­стрируют сходный дрейф, сказывающийся в том, что в этих практиках все больше и больше речь идет о вполне рациональных моделях, вмонтированных в эстезис художественного объек-

14 та»

Степень научной разработанности проблемы

Философское исследование эстетизации (трактовки) воли исходит из того, что эстетиза­ции подлежит сам человек и его виды деятельности. Концепция эстетического человека (Homo Aestheticus), сформулирована Эленом Диссанайком и Люком Ферри. Однако названная кон­цепция развивается в перспективе Homo, человека, за которым предполагается определенная [14]

субъектность. Напротив, концепции эстетики множественности (Н. Буррио, А. Негри, М. Хардт) делают акцент не на субъекте, а на практиках субъективации (А.Е. Радеев). К отече­ственным исследованиям эстетизации как парадигмы современности относятся труды

A. А. Грякалова, В.Д. Лелеко, С.Б. Никоновой, О.В. Солодовниковой. История эстетической мысли в перспективе проблем современности исследуется в работах Т.А. Акиндиновой,

B. В. Бычкова, М.С. Кагана, О.А. Кривцуна, Б.Г. Соколова, Л.Н. Столовича, Е.Н. Устюговой. К эстетическим теориям, преодолевающим субъект-объектную парадигму исследования, отно­сятся труды Т.Адорно, Д. Лукача. К критическим исследованиям эстетизации сознания отно­сятся труды Дж. Ваттимо, В. Вельша, Ж. Рансьера, Ю. Хабермаса, Б.Хюбнера.

Актуальным исследованием феномена воли сегодня является книга Ханны Арендт «Жизнь ума». В ней Арендт рассматривает волю как способность ума, «ментальный орган для будущего», феномен воли раскрывается как внутренняя достоверность «я хочу». Арендт сбли­жает свою трактовку с кантовским пониманием свободы и воли как практического разума: «Здесь речь идет о Воле как об источнике действия, т.е. как о способности "безусловно начи­нать новый ряд" событий (Кант)»[15]. Сознавая необходимой связку воли и разума, сегодня мы должны исследовать феноменологические аспекты воли. Таким образом, первичными данно­стями оказываются цели и установки к действию, какие формируются в человеке, сознаются им самим как действенные и необходимые к достижению желаемых целей. В этом отношении важными являются исследования Жака Деррида, показывающего в процедуре когито тожде­ство мышления и говорения для картезианской философии: «В сущности, обходя молчанием поставленную Cogito проблему речи, Декарт, похоже, имеет в виду, что мыслить и говорить — одно и то же»[16]. В различии между мышлением и волением необходимо отличать мысль от действия. Установка как важнейший элемент проявления воли действенна в преисполненных мотивацией речах, в побуждающих к действиям словах, в разумных убеждениях отказа от дей­ствия. Деррида, понимая волю как высказывание гиперболы познания, связывает ее с силой са­мого слова, решительностью голоса и противопоставляет мышлению, которое задает разумный предел познанию (прогрессированию в безумие). Актуальная задача настоящего исследования заключается в том, чтобы исследовать действенные установки как условие проявления воли и эстетического самовыражения человека.

«Верность верности» — термин философии Алена Бадью — есть не что иное, как воля к воле. Смысл концепта состоит в устойчивом полагании себя как бессмертного существа (чело­века), захваченного процессом истины (любви, науки, искусства и политики). Бадью активно

пользуется понятием воли в анализе событий ХХ века, проходящих под знаком страсти к ре­альному, называя век волюнтаристским, на рубеже которого стоит философия Ницше. Воля в верности событию всякий раз подлежит уникальному именованию. Для диссертационного ис­следования актуально сравнение процедур именования и эстетизации воли.

Обращение к понятию энергии осуществляется в проекте синергийной антропологии

С.С. Хоружего. К результатам исследований С.С. Хоружего относится использование этого по­нятия как альтернативного сущности, субъекту и субстанции. Новая трактовка сближает энер­гию с импульсом, побуждением, первичным стремлением. Этот новый философский взгляд, отталкивающийся от опыта христианской аскезы, исихастского восхождения и соединения с божественными энергиями, дает возможность видеть человека в его энергийном образе, посто­янном изменении, что отличает поведение современного человека. Соответственно, и волю здесь можно понимать в качестве интеллектуальной энергии человека, имеющей свое вопло­щение в сосредоточении (решительность) и проявлении в действии (поступок).

Современные научные исследования раскрывают тему безволия (например, психоло­гия), но не требуют реконструкции феномена воли. Тема бессилия современного человека, су­ществующего в мире медиа, исследуется в работах В.В. Савчука в связи с анестезией. Наделе­ние мира медиа статусом реальности (медиареальность) раскрывает проблему отрыва человека от своих источников интенсивного проживания жизни, полагания смысла и целей, волеизъяв­ления, рождаемых культурой. Проявление воли возможно только как культурный жест, что противостоит стереотипам цивилизации, для чего вводятся понятия жертвы, боли, раны, напря­мую указывающие на волю как терпение боли и опыт, вписанный в личную историю. Ключе­вым здесь для человека является полноценное (полнокровное) проживание жизни с присущим ей энергетизмом.

Феномен эстетического волюнтаризма, отличающего немецкую культуру, исследуется в работе Ж.-Л. Нанси и Ф. Лаку-Лабарта («Нацистский миф»). Эстетизацию политики в период фашизма критически исследует В. Беньямин. Сближение эстетики как науки с метафизикой во­ли исследует итальянский философ Дж. Агамбен, указывая на кризис эстетики и эстетического восприятия современного человека. Свои идеи философ развивает на основе учения Хайдеггера об искусстве.

Тема информационного технологического общества, в котором человек становится его жертвой, исследуется в трудах С.Г. Кара-Мурзы, Б.В. Маркова В.В. Савчука, Б.Г. Соколова, Е.Г. Соколова, Дж. Агамбена, Ж. Бодрийяра, Ж. Делеза, Ф. Гваттари, С. Жижека, М. Маклюэна, Г. Маркузе, Ж.-Л. Нанси, Х. Ортеги-и-Гассета, Э. Тофлера. Критика философии классического рационального субъекта, на фоне которой проясняется смысл практического технологического

завоевания мира (воля к господству, воля к насилию, идеология общества знания как воля к ис­тине) развивается в работах Т. Адорно, Х. Арендт, В. Беньямина, М. Фуко, М. Хоркхаймера.

Непосредственной проблеме свободы воли и моральной ответственности посвящены ис­следования отечественных ученых и философов: В.В. Васильева, Д.Б. Волкова, И.Д. Джохадзе, С.М. Левина, А.С. Мишуры, Д.Н. Разеева, М.А. Секацкой. К зарубежным относятся исследова­ния Р. Кейна, А. Мили, Д. Перебума, М. Равиццы, Д.М. Фишера, Г. Франкфурта, Дж. Уоллеса.

Предмет исследования

Феномен воли, взятый в перспективе эстетизации. Над феноменальным уровнем иссле­дованию подлежит эстетизация трактовки воли, подразумевающая трансляцию смыслов воли в истории между культурами, художественными и философскими ее трактовками.

Объект исследования

Философские концепции и образы воли, представленные в произведениях классической и современной художественной литературы.

Цель и задачи исследования

Цель исследования — раскрыть способы эстетизации (трактовки) воли в современном философском дискурсе.

Поставленная цель требует решения следующих задач:

1. Осуществить феноменологический анализ воли, раскрыв ее потенциал в качестве ин­теллектуальной энергии человека.

2. Конкретизировать вопрос о сущности воли, обобщив результаты исследований в пси­хологии, физиологии, психоанализе.

3. Исследовать способы эстетизации в исторических трактовках воли.

4. Реконструировать понимание воли в русской народной культуре и художественной литературе.

5. Осуществить анализ художественного опыта эстетизации воли.

6. Определить онтологические основания эстетизации (трактовки) воли.

7. Исследовать феномен безволия современного человека, связав его с проблемой эсте­тизации жизни.

8. Установить пределы эстетизации (трактовки) воли, раскрыв смысл процедуры ее именования.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

1. Раскрыты способы проявления воли, образующие феноменологию воли (самооблада­ние, решительность и поступок). Воля определена как интеллектуальная энергия человека, про­являющаяся в свободном полагании себя.

2. Вопрос о сущности воли связан с ее пониманием как энергии посредством формали­зации.

3. В перспективе историко-философского анализа раскрыт потенциал эстетизации в ис­торических трактовках воли. Исследована эстетизация трактовки воли, которая осуществляется в философии Ницше.

4. Осуществлен анализ эстетизации воли в художественном опыте с реконструкцией народного понимания воли.

5. Определены онтологические основания эстетизации (трактовки) воли в исследовании философии Шопенгауэра и Ницше.

6. Разработан концепт дистанционного существования, используемый в анализе причин безволия современного человека. В качестве эстетической определена проблема эстетизации (трактовки) воли.

7. Установлены принципы различия между процедурами именования воли и ее эстети­зации, выявляющие спекуляцию пониманием воли посредством ее приукрашивания.

Теоретическая и практическая значимость работы

Теоретическая значимость работы раскрывает перспективы объединения философии и конкретных научных исследований (психологии, нейрофизиологии и когнитивных наук). Как правило, философская критика понятия воли в конкретных науках сводится к произвольной трактовке воли учеными, объединение же усилий требует общего пространства взаимодей­ствия, чему стремится способствовать диссертационное исследование.

Предложенная трактовка воли как энергии открыта анализу художественного опыта эс­тетизации воли. Исследованием открыта перспектива объединения философии и литературове­дения, филологии. Феноменологическая интерпретация воли объединяет своими общими ре­флексивными понятиями конкретные науки и философию, сохраняя экзистенциальное видение проблемы и подступ к этическим установкам. Исследование обосновывает трактовку бытия как воления.

Практическая значимость работы состоит в использовании материала диссертации для разработки лекционных курсов и составления учебных пособий по онтологии, этике, эстетике, истории и теории искусства, теории медиа.

Методология и методы исследования

К используемым методам относится анализ художественного опыта эстетизации воли и исторически ключевых трактовок воли (герменевтический метод). Историко-культурный метод раскрывает суть эстетизма фаустовской воли (О. Шпенглер). Методом исследования является феноменологический анализ. В диссертации применен метод формализации для решения во­проса о сущности воли. Принцип онтологического анализа сосредотачивает в себе теорию воли для разрешения проблемы эстетизации.

Положения, выносимые на защиту:

1. Осмысление эстетизации (трактовки) воли является эстетической проблемой. Эстети­зация является средством раскрытия феномена и представлением ее трактовки. Воля раскрыва­ется в пространстве эстетического.

2. Воля — это интеллектуальная энергия, требующая своих полюсов напряжения в экзи­стенциальной ситуации: цели и установки к действию. Эстетизация феноменологической трак­товки воли через образ электрического напряжения, созданный в художественной литературе, обращает к существованию человека, а не физическому явлению.

3. Проявление воли как интеллектуальной энергии раскрывает ее необходимую связь с разумом. Здесь возможны (нейро)физиологические, когнитивные и психологические исследо­вания деятельности мозга, работы психики, поведения человека, проявляющего волю.

4. Воля обладает катарсическим эффектом, освобождающим от ложных установок, стратегий и паттернов поведения, заставляющих человека блуждать в неопределенности.

5. Воспевание свободы — побудительный мотив к эстетизации воли в художественной литературе и представлению ее в пространстве эстетического.

6. Современный человек входит в зону риска существования, превращаясь в объект ме­диауправления. Эстетическое удовлетворение от существования в виртуальных мирах имеет связь с бессилием человека в творчестве новых жизненных форм.

7. Существует критерий отличия процедуры именования воли от ее эстетизации, уста­навливающий пределы эстетизации (трактовки) воли.

Степень достоверности и апробация результатов

Воля в множественности своих проявлений человеком представлена в сюжетах класси­ческой и современной художественной литературы. Прямая отсылка к художественным тек­стам — подтверждение достоверности сделанных выводов в исследовании. Феномен дистанци­

онного существования человека поддается осмыслению в смежной дисциплине: медиафилосо­фии, (В.В. Савчук) полагающей существование человека в медиареальности («медиа внутри нас»). Мир медиа игнорирует исторические основания разнообразных культур, представляя для человека вселенную образов массовой культуры. Для атомизированного общества необходим технологический контроль и поставка новых зрелищ. Таким образом, медиа становятся сред­ствами властного дистанционного управления человеком и извлечения прибыли.

Концепция диссертации, ее темы, отдельные вопросы стали предметом выступления и обсуждения на научных конференциях, организованных в рамках Дней философии в Санкт- Петербурге в 2015 году («Медиасреда: поле битвы или стихия взаимопонимания?», «Ницше- семинар») и в 2017 году («Медиарциональность: технологии конструирования», «Антрополо­гика революции»). Проблемы исследования (эстетизация, дистанционное управление челове­ком) обсуждены на круглых столах философской школы в Москве («Грамматика постсовре­менности») с участием отечественных и зарубежных мыслителей (В. Вахштайн, С. Жижек, Э. Кальп). В рамках педагогической практики по отдельным темам исследования прочитаны лек­ции и проведены семинары в учебных группах культурологии и философии. Основные поло­жения диссертации изложены в публикациях отечественных журналов. Количество публикаций по теме: 3.

Структура диссертации

Работа состоит из введения, четырех глав, разделенных по пунктам, заключения, списка использованной литературы, включающего 180 наименований, в том числе 3 — на немецком языке. Общий объем диссертации — 166 страниц.

<< | >>
Источник: Аленевский Илья Андреевич. Эстетизация трактовки воли в современном философском дискурсе. Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. Санкт-Петербург - 2018. 2018

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Введение
  2. Введение
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Оглавление
  5. Курс наук н философское познание в афинской школе.
  6. СОДЕРЖАНИЕ
  7. Оглавление
  8. ОГЛАВЛЕНИЕ
  9. Акусмы как мыслительный феномен
  10. БИБЛИОГРАФИЯ
  11. 1.1. Жизнеописание Прокла у античных авторов.
  12. Пребывание — исхождение — возвращение (μονή ~~ πρόοδος* — Επιστροφή).
  13. Античная традиция истолкования «Алкивиада I».
  14. 2.2. Исторические свидетельства о трактате «О природе космоса и души»