<<
>>

3.7. Учение Прокла об βpocei^7.

От онтологии возвращения, которую Прокл трактует в «Платоновой Теологии» возвратимся к нашему комментарию. Эрос занимает особое место и выполняет особую функцию среди прочих богов, действия которых пронизывают весь космос: «Одни порождают всё и поддерживают форму сущего и присущий ему порядок (διακόσμησι?), другие предводительствуют жизни и порождают различные её виды, третьи сохраняют непоколебимым порядок вещей и надёжно защищают нерушимую связь..., а весь эротический разряд — причина возвращения к божественной красоте для всего сущего, возводящая к ней всё вторичное, соединяя его с ней и водружая в ней. Этот разряд наполняет красотой всё

167 См. W. Beieiwaltes. Proklos, Ss. 306-313.
следующее за ней и выявляет происходящие свыше дары божественного света^6®». Важно отметить здесь то, что эрос, возвращая к красоте, тем самым ведёт и ко всему божественному и к благу как к аспекту божественного, поскольку «всё благое желанно, всё желанное любимо, а всё любимое прекрасно^[298]». Сам эрос находится в середине между обращающимся и объектом обращения^®, поэтому Платон и назвал эрос «великим демоном» 171, показывая, что в нём впервые явлена способность или сила быть посредине. Эрос, выступая в качестве такого среднего члена, представляет собой «парадигму всего демонического чина», поскольку он «имеет то же среднее положение В божественной сфере, ЧТО И демоны между богами и смертными 172»,

Уже было сказано, что эрос занимает середину между возвращающимся и объ­ектом возвращения, образуя особый эротический разряд (τd^L?, QCLpd). Этот разряд простирается от божественной сферы вплоть до человеческих душ, связывая воедино своих членов стремлением к красоте. Начало этого эротического ряда, его вершину (άκρότη?), единовидную и тайную, мы можем помыслить (ροήσωμ^ν) «неизреченно водружённым в самых первых чинах богов и объединённым с наипервейшей и мыслимой красотой отдельно от всего сущего^». Вторая ступень (πρόοδο?, i∏T0βασi?) этого разряда «видна» в «докосмических богах». Она в свою очередь подразделяется на три ступени, первая из которых мыслящая (vocpω?), вторая получила в удел руководство (f]γ∈μovLκδv ∈l8θ?), а третья отрешённо возвышается над внутрикосмическими богами, доходя до конца всего второго разряда. Последняя же ступень находится уже в самом космосе. Здесь появляются многообразные множества эротов, которые воздействуют на ангельские, демонические и героические разряды, наполняя их своим присутствием и обращая к умной красоте. Человеческие же души, будучи причастными к эротическому вдохновению, спускаются в мир

становления и, подражая божественному провидению, обращают к себе несовершен­ные души, чтобы затем обратить и себя, и их к божественной красоте^.

Таким образом, эрос представляет собой связь всего сущего через красоту, «единые оковы и единую дружбу» всего ко всему и к самой красоте^. Однако как и у Плотина (см. ниже), деятельность эроса ограничена: поскольку его главная функция — соединять раздробленное, он не может действовать в сфере мыслимого (та νοητά), которая проникнута «несказанным единством» (Aφpαστov ^vωσiv)17^. Ejo деятельность связана с существованием едино-многого, с разделившимся единством, устремлённым к своему истоку: «ведь там, где единство и различение в сущем, и эрос появился в середине, ибо он связывает разделённое, соединяет то, что следует после него, с тем, что до него, обращает вторичное к первоначалам, ведёт горе и усоверша-

177 ет несовершенное ».

Эрос у Прокла охватывает сферу ума (за исключением νοητά) и присутствует в самих богах: «и боги любят богов, высшие низших промыслительно (προνοητικών), а низшие высших «обратительно» (έττίστρ^πτίκών)^»· Этот божественный эрос, пример которого создатели мифов дали в любви Зевса к Афродите и Коре, служит образцом для эроса у людей, поскольку «всё, что имеет отношение к благу и спасению в душах, от богов приняло определённую причину^[299]». И поэтому эрос — не просто движение снизу вверх, к умной красоте, но и своего рода ∈V∈pγ∈La κυκλική, которая обращена на низшее промыслительно, а на высшее — «обратительно», обеспечивая, таким образом, связь всего (δ∈σμδςkΑπάντων). Провидение богов и благих демонов свыше доходит до самых последних пределов сущего, не оставляя ни малейшей части вне своего попечения. Но при этом природа или сущность высшего остаётся несмешанной с низшим, чистой и недоступной ни для какого зла: «божественный и демонический промысел проходит через всё свыше
вплоть до самого последнего, не оставляя ни малейшей части своим участием. Но также он ничего не воспринимает от того, через что он проходит, не наполняется его природой и не смешивается с ним18®».

Плотин и Прокл об эросе

Нетрудно заметить общие моменты в учении двух философов-платоников об эросе. Также как Прокл, Плотин говорит, что эрос существенно связан с самой красотой[300][301][302][303][304], что, впрочем, неудивительно для любого платоника. Кроме того, Плотин определяет эрос как ипостась, расположенную «между вожделеющим и предметом вожделения, являясь как бы оком вожделеющего18^». Эрос и для Плотина — бог. Однако эти два учения об эросе кардинально различаются тем, что их творцы изначально мыслят различными системами категорий. Для Плотина определяющим моментом всегда остаётся наличие трёх изначальных ипостасей, которые также являются и принципами объяснениями. Эрос, абстрактно связанный с красотой, определяется более точно как взгляд души, «энергия души, обращённая ко благу»18^ . И градация эротов, определяющая, кто из них — бог, а кто — только демон, объясняется отношением душа —мировая душа — индивидуальные души. Эта связь души и эроса, кроме того, объяснима из установки Плотина на онтологизацию опыта сознания и самосознания, которая, тем не менее, всё ещё сохраняет связь с данными внутреннего, иногда мистического опыта. В этом отношении Прокл ушёл далеко от первоначальных установок отца неоплатонизма. Нельзя, конечно, сказать, что эрос не дан Проклу во внутреннем опыте как стремление души к красоте, но напряжённости и интимности здесь уже очень мало. Прокл движется не снизу вверх, а спускается свыше, добираясь до внутреннего опыта только после тщательного описания трансцендентных психологическому «первооснов теологии»184. Поэтому эрос у него теряет связь с душой, будь то душа как ипостась или индивидуальная душа, и

занимает место в строгом формализме новых категорий ούσία

3ύι/αμι.ς· ~

∈y∈pγ∈Lα или άκρο У μeo^θk, T∈λoς,. Тем самым он может занять более высокое место в иерархии, поднявшись из третьей ипостаси во вторую и проникая даже в божественные порядки. Он становится у Прокла, конечно, более универсальным и более определённым в силу большей определённости и развёрнутости самой онтологии Прокла, и даже приобретает новые определения, например, он становится в смысле, указанном выше, циклической деятельностью, но перестаёт быть напряжённым нервом философии. Тем не менее нельзя недооценивать место эроса в трактовке восхожде­ния-возвращения души у Прокла. Он играет исключительную роль прежде всего потому, что начало разряда, к которому принадлежит эрос, т.е. красота, является первым планом божественного, который может быть достигнут душой, она первая является, как было сказано выше, восходящим душам, поэтому и эрос как её потенция и соединяющее звено необходим всем тем, кто отвернулся от мира становления и начал путь к божественному. Поэтому эрос продолжает выполнять важные функции в философском познании, обращая душу от чувственного мира к миру умопостигаемой красоты, и становится важнейшим элементом восхождения души посредством диалектического познания.

<< | >>
Источник: Бугай Дмитрий Владимирович. Прокл Диадох как комментатор Платона. Диссертация на соискание учёной степени кандидата философских наук. Москва - 2001. 2001

Еще по теме 3.7. Учение Прокла об βpocei^7.:

  1. 3.8. Учение о демонах.
  2. 3.4.1. Учение о душе и видах душ.
  3. Учение о красоте и триада благо-мудрость-красота.
  4. 1.1. Жизнеописание Прокла у античных авторов.
  5. Психология Прокла.
  6. Корпус сочинений Прокла
  7. Глава1. Жизнь и сочинения Прокла.
  8. Глава 3. самопознание и восхождение души в комментарии ПРОКЛА НА «ПЕРВЫЙ АЛКИВИАД»
  9. Глава2. Комментарий Прокла Диадоха на АлкивиадI ПЛАТОНА: МЕТОДЫ ФИЛОСОФСКОГО ИСТОЛКОВАНИЯ.
  10. Комментарий Прокла на «Алкивиад 1» в отношении метода и формы комментария.
  11. Бугай Дмитрий Владимирович. Прокл Диадох как комментатор Платона. Диссертация на соискание учёной степени кандидата философских наук. Москва - 2001, 2001
  12. Работы по философии систематического характера[108] и работы, посвящённые отдельным философским проблемам.
  13. Сочинения по математике и астрономии.
  14. Введение