<<
>>

2.1. Тимей Локрский. Биографические свидетельства

Перейдем теперь непосредственно к одному из самых представительных пифагорейских псевдоэпиграфов - трактату Тимея Локрского. О личности Тимея, главного участника одноименного платоновского диалога, не известно ничего, кроме того, что сообщает о нем Платон.

Предположительно, разговор Сократа с Тимеем произошел в 421 г. до н. э.[110] Согласно платоновскому диалогу, Тимей занимал почетное политическое положение в своем родном городе, Локрах, славился образованностью и проявлял особый интерес к астрономии и натурфилософии:

Вот перед нами Тимей: будучи гражданином государства со столь прекрасными законами, как Локры Италийские, и не уступая никому из тамошних уроженцев по богатству и
родовитости, он достиг высших должностей и почестей, какие только может предложить ему город, но в то же время поднялся, как мне кажется, и на самую вершину философии («Тимей» 20а). [111]

И далее:

Мы решили, что, коль скоро Тимей являет собою среди нас самого глубокого знатока астрономии и главнейшим своим занятием сделал познание природы всех вещей, он и будет говорить первым, начав с возникновения космоса и закончив природой человека. После него - мой черед; я как бы приму из его рук людей, которые в его речи претерпят рождение, а от тебя некоторых из них получу еще и с превосходным воспитанием (27а).

О том, что Тимей пифагореец, Платон не говорит ни разу, но та­кой вывод можно сделать на основе представленного в диалоге учения, ведь всякий разговор о числах и пропорции уже в древности воспри­нимался как пифагорейский.

У античных доксографов имя Тимея не упоминается. Этот случай argumentum e silentio важен, в том числе и для датировки: естественно предположить, что они должны были бы отметить среди древних пи­фагорейцев и предшественников Платона нашего Тимея, если бы его «сочинение» было им знакомо.

Положение дел существенно запутывает следующее свидетельство

Цицерона (De fin. 5, 87):

Все значение философии, по словам Феофраста, состоит в том, что она помогает достичь жизненного счастья, ибо мы стремимся жить счастливо.... А если бы она не делала этого, зачем бы тогда Платон пересек Египет, чтобы у варварских
жрецов научиться математике и астрономии? Зачем потом поехал в Тарент к Архиту? Почему приехал в Локры к другим пифагорейцам - Эхекрату, Тимею, Ариону? Не для того ли, чтобы, после того как он создал образ Сократа, изложить также и учение пифагорейцев и познать то, что отвергал Сократ? [112] (см. также Cic., De rep. 1, 16).

Следовательно, с Тимеем мог встречаться не Сократ, а Платон - во время своего путешествия в Италию и на Сицилию. Кто первым сконструировал эту связь Платона с Тимеем из Локр неизвестно, но на основании этого свидетельства Макробий делает вывод, что Сократ и Тимей не были современниками (Saturn. 1,1). Характерно здесь и то, что Цицерон называет Тимея пифагорейцем, чего нет у Платона. Арион иначе не известен, а с Эхекратом в диалоге «Федон» разговаривает Сократ.

Интересно, что в каталоге пифагорейцев Ямвлиха имя Тимея встречается дважды. Оказывается, что один Тимей был кротонцем, а другой - паросцем.[113] Среди локрийцев это имя в самом каталоге отсутствует (правда, есть некий Тимарес). И, тем не менее, в другой своей работе Ямвлих перечисляет Тимея среди древних пифагорейцев и, как и Никомах («Руководство по гармонике» 260, 12), вслед за Платоном называет его Локрским:

Полагают, что она [=гармоническая пропорция] изобретение вавилонян, а к грекам пришла впервые через Пифагора. Факт тот, что ею пользуются многие из пифагорейцев, как,
например, Аристей Кротонский [самый старший из учеников Пифагора и его преемник], Тимей из Локр, Филолай [ученик Пифагора и современник Сократа, вторая пол. V в.] и Архит из Тарента [ок. 428-347, современник Платона] и многие другие, а впоследствии Платон в Тимее (Введение в арифметику Никомаха, 118, 23 Pistelli).

Из этого видно, что (1) Ямвлих не сомневается в историчности Тимея, (2) считает Тимея фигурой, сопоставимой с Филолаем и Архитом, и (3), если предположить строгую хронологичность списка, помещает его время жизни до или одновременно с Филолаем, то есть считает его современником Сократа. Кроме того, Платон в очередной раз представлен здесь как преемник древнего пифагорейского учения о гармонии и пропорции.

В лексиконе Суды сообщается, что пифагорейский философ Ти­мей Локрский написал следующие книги: «Математика», «О природе» и «О жизни Пифагора». Можно не сомневаться, что произведение о жизни Пифагора Тимею Локрскому приписали по ошибке. Тимей Локрский был здесь перепутан с Тимеем из Тавромения, который рас­сказывает о Пифагоре в 9-й книге своей «Истории». Произведение под названием «Математика» принадлежит, как предполагает Кролль, другому Тимею, астрологу, [114] которого упоминает Плиний Старший (5, 55 и 16, 82). Причем источник этой ошибки, вероятно, сам Платон: «...коль скоро Тимей являет собою среди нас самого глубокого знатока астрономии...» (27а).

Таким образом, вопрос об историчности Тимея и времени его жизни, учитывая состояние наших свидетельств, должен оставаться открытым.

<< | >>
Источник: АФОНАСИНА Анна Сергеевна. ПСЕВДОПИФАГОРИКА: ТИМЕЙ ЛОКРСКИЙ О ПРИРОДЕ КОСМОСА И ДУШИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук. Новосибирск - 2013. 2013

Еще по теме 2.1. Тимей Локрский. Биографические свидетельства:

  1. АФОНАСИНА Анна Сергеевна. ПСЕВДОПИФАГОРИКА: ТИМЕЙ ЛОКРСКИЙ О ПРИРОДЕ КОСМОСА И ДУШИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук. Новосибирск - 2013, 2013
  2. 2.2. Исторические свидетельства о трактате «О природе космоса и души»
  3. ГЛАВА II Трактат Тимея Локрского «О ПРИРОДЕ КОСМОСА И ДУШИ»
  4. СОДЕРЖАНИЕ
  5. Приложение
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Библиография
  8. 2.4. О природе космоса и души. Философский комментарий к трактату
  9. Лекция Феодора и древнее доказательство
  10. 1.2.1. Хронология произведении.
  11. Экфант и идея «числового атомизма»
  12. Первое открытие: квадрат или пентаграмма?
  13. Проблемы изучения трактата
  14. 2.2. Школа Аттика и комментирование Платона.
  15. Комментарии к Платону и работы по специальным платоническим проблемам.