<<
>>

Ранние пифагорейцы как часть досократической философии

К ранним пифагорейцам относят группу разнообразных мыслителей, которые сами причисляли себя к последователям основателя движения, Пифагора с ионического острова Самос (около 570-490 гг.).[11]Пифагор
основал свое общество после переселения в южноиталийский город Кротон (около 530 г.), и оно просуществовало до середины IV в., т.

е. примерно два века, и за это время стало одним из влиятельных факторов, определяющих интеллектуальную и политическую жизнь Великой Греции.[12]Несмотря на то, что Архит (ок. 428-347 гг.) был современником Платона,[13]а Филолай (ок. 470-390 гг.) и, вероятно, Эврит (род. около 440 г.) пережили Сократа (ум. 399 г.), все ранние пифагорейцы обычно считаются досократиками, и область изучения истории и учения этой школы входит в историю досократической философии. Как и в случае с другими досократиками, их учения сохранились слабо и преимущественно по косвенным свидетельствам и источникам.[14]

Это становится видно при обращении непосредственно к истории изучения ранних пифагорейцев за прошедшие два века. До XX в. не существовало идеи истории досократической философии как самостоятельного явления. Такие влиятельные труды как, например, История философии Гегеля, представляют историю досократиков только как предварительную фазу «настоящей» греческой философии. Гегель был типичным представителем своего времени, а потому опирался на аксиому о том, что Платон (вместе с Сократом) и Аристотель — это классическая греческая философия, а все, что предшествует ей и происходит после нее, стоит на более низкой ступени. Говоря о том, что даже Ницше в своих университетских лекциях,
прочитанных в 70-ых гг. XIX в. в Базеле, использовал название «доплатоники», Хайдеггер формулировал аксиому классического образования следующим образом: «Оба наименования [досократики и доплатоники] говорят примерно одно и то же. Необъявленное мерило такого толкования и такого суждения о ранних мыслителях есть философия Платона и Аристотеля. Оба рассматриваются как такие философы, которые задают правило измерения для предшествующего периода Греции. [...] Даже и там, где филологическое и историческое исследование при всем том более обстоятельно занимается философами до Платона и Аристотеля, руководство к интерпретации дают платоновские и аристотелевские представления и понятия в их новейшем видоизменении. Даже и там, где изыскание отвечает требованиям классической археологии или исторического литературоведения, можно услышать об архаическом в раннем мышлении. [...] Когда ведется речь об архаической логике, никто не задумывается над тем, что с логикой мы впервые сталкиваемся лишь внутри платоновской и аристотелевской школы.»[15]

Как мы позднее увидим, несмотря на то, что ни одно сочинение Хайдеггера не посвящено ранним пифагорейцам, его слова имеют огромное значение для изучения именно этой школы.

В 1879 г. классический филолог Герман Дильс издал фундаментальный труд Doxographi Graeci,в котором впервые были собраны вместе мнения (doxai)и доктрины (areskonta)ранних греческих философов. Для объединения всего имеющегося у него материала Дильс ввел неологизм доксограф.[16]Доксограф — это тот, кто сохранил краткие фрагменты древних философов; то, что объединило сохраненный материал — медиум.

В 1903 г.[17]Дильс издал первое собрание дошедших до нас отрывков досократической философии, Die Fragmente der Vorsokratiker: griechisch und deutsch.Само название этого труда, получившего высокую оценку Виламовица за свой «аристотелевский дух»[18], сохраняет фигуру Сократа как ориентационную точку, а сам труд утверждает идею «доксографии» в качестве медиума и формы нашего знания о самой древней философии, включая философию ранних пифагорейцев.[19]

Между тем уже по технической организации наследия ранних пифагорейцев во Фрагментах (в главах о пифагорейцах автор часто отходит от обычного разделения на разделы А, В и С) становится заметно, что доксография в данном случае отличается от доксографии других философов и школ.

Фрагментарная природа текстов досократических философов, дошедших
до нас, обусловливает необходимость в дополнительной интерпретации для составления хоть сколько-нибудь целостной картины их учения.

В случае ранних пифагорейцев ситуация усложняется, поскольку принимать во внимание нужно и результаты их деятельности в таких областях, которые по современным понятиям не попадают в область философии (математика, музыковедение), но в которых они, бесспорно, оставили важный след.

Мы можем выделить четыре вида трудностей, с которыми в этом смысле сталкивается каждый исследователь досократической философии:

(1) Как на основании существующей доксографии распознать, что является аутентичным, а что — результатом поздних искажений и интерпретаций, неоправданно приписываемым оригинальным мыслителям?

(2) Можно ли вообще к всем тем, кого называют «досократическими философами», применять термин «философы»?

(3) Имеем ли мы право, суммируя вклад философов-досократиков в историю философии, не принимать во внимание такие их активности и интересы, которые в настоящее время не считаются философскими (арифметика, геометрия, астрономия, ботаника, медицина, магия, политика)? Если такого права у нас нет, то каким образом и при помощи какого понятийного аппарата и языка описания мы можем объединить все их идеи как элементы досократической философии?

Изучение наследия ранних пифагорейцев сопровождается серьёзными испытаниями для самой концепции «истории досократической философии», и все вышеперечисленные вопросы в самой радикальной форме. В отличие от других досократических течений, фальсификации мыслей ранних пифагорейцев начались уже у Платона и Аристотеля и их непосредственных последователей. Поэтому именно от интерпретации учений самих Платона и Аристотеля существенно зависит, что вообще мы можем знать о ранних пифагорейцах.

Фальсификация учения Филолая начинается уже в конце IV в.; насколько сложно отделить Филолая от исторически близкого искажения, мы увидим в
подразделе 2.1.1. В целом, пифагорейские псевдэпиграфы (фальсификаты, приписываемые реальным и выдуманным пифагорейцам) появляются вскоре после исчезновения школы, то есть около 350 г. Как отмечает Жмудь, «иронично, что историк Неанф из Кизика, у которого мы находим первое упоминание псевдопифагорейского текста (конкретно — письмо Телуага, сына Пифагора, Филолаю), сам рассматривал его как фальсификат; таким образом, история псевдопифагорейских текстов начинается с истории о

20

выявлении подделки».

Сомнения в том, что Платон иногда представлял свои учения как пифагорейские, а Аристотель вместо настоящих пифагорейцев говорит о своих идеологических неприятелях из Древней Академии, оправданы;[20][21]еще Феофраст и пифагорейцам, и Платону одинаково приписывает учение о том, что монада и неограниченная диада являются началами, и от того времени осталось очень мало следов старого пифагорейства, которые не смешались бы с платоновским учением.[22]

Со всеми этими трудностями мы столкнемся на практике и попытаемся разрешить их на конкретных примерах в главе 2.

1.2.

<< | >>
Источник: Лечич Никола Добривоевич. Общий источник генезиса логики и теории зла в идеях ранней пифагорейской школы. Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме Ранние пифагорейцы как часть досократической философии:

  1. Комментарии к другим философам.
  2. Проблема интерпретации учения ранних пифагорейцев
  3. Работы по философии систематического характера[108] и работы, посвящённые отдельным философским проблемам.
  4. 1. Специфика изучения мысли ранних пифагорейцев
  5. 2. Изложение учения ранних пифагорейцев: поиск источников концептов логики и зла
  6. 3. Историческое появление логики и теории зла: сравнительный анализ с идеями ранних пифагорейцев
  7. Акусмы как мыслительный феномен
  8. 2.3. Порфирий как комментатор Платона.
  9. Открытие несоизмеримости как мыслительный феномен
  10. 2.4. Раннепифагорейский космос как целостность
  11. Самопознание как начало философского познания.
  12. Бугай Дмитрий Владимирович. Прокл Диадох как комментатор Платона. Диссертация на соискание учёной степени кандидата философских наук. Москва - 2001, 2001
  13. Оглавление
  14. Источник генезиса логики
  15. Специфика доксографии и краткий обзор академического изучения раннего пифагореизма
  16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  17. Заключение
  18. 3.4.2. Человеческая душа.
  19. Введение