<<

Приложение

Тимей Локрский, О природе космоса и души

Τιμαίω Λοκρώ Περί φύσιος κόσμω καί ψυχας

Текст и перевод

Содержание трактата в сравнении с «Тимеем» Платона

1-7 Первопричины (Тимей 27с-31Ь,48e-52d)

7-17 Оформление тела космоса (28a-34b, 52d-53b)

18-21 Оформление Мировой души (34b-36e)

22-23 Математическое описание деления Мировой души (позднейшая вставка)

24-29 О звездах и планетах (36b-e, 38c-39e, 40a-d)

30 О времени (37c-38c)

31 О Земле (40b-c)

32-42 О первоэлементах (31b-32c, 53c-61c)

43-47 Оформление людей и других живых существ (39e-45b, 69d-74e)

48-59 О формах чувственного восприятия (47a-e, 61c-68d, 80a)

60-67 Питание и дыхание (70a-b, 77c-81e, 84d)

68-70 Телесные недуги (81e-86a)

71-77 Душевные расстройства (42a, 69c, 86b-87b)

78-86 Лечение (87b-91a)

87-88 Заключение (92c)

1. Тимей Локрский сказал так:

Имеется две причины [происхождения] вещей (συμπάντων): ум для всего, что случается согласно расчету (κατά Λόγον), и необходи­мость для того, что случается согласно силам тел (καττάς δυνάμεις τών σωμάτων).[214]Из этих двух причин та, что имеет природу благого, назы­вается богом и началом наилучших вещей; следующие же за ней при­чины являются сопутствующими и сводятся к необходимости.

2. Совокупность всех вещей трояка: идея, материя и чувственно вос­принимаемое, которое является как бы потомком их обеих. 3. Идея - вечная, не рождённая и неподвижная, неделимая и имеет природу тождественного, умопостигаемая и является образцом для всего рож­денного, что пребывает в состоянии изменчивости. Таким вот образом следует говорить и мыслить об идее.

4. Материя же является пластической массой и матерью, корми­лицей и породительницей третьей сущности, поскольку, восприняв в себя подобия и как бы запечатлев их, создает эти вот порождения. Этот вид материи называет он (Тимей) вечным, хотя и не неподвиж­ным, самим по себе (κατ' αύταύταν) лишенным образа и очертания, воспринимающим, однако, любой образ. Другой же вид материи раз­делен в телах (τάν δε περί τά σώματα) и имеет природу Иного. О ма­терии говорится также как о месте и пространстве. 5. Итак, существу­ют два упомянутых начала, из которых форма есть мужское начало и отец, а материя - женское начало и мать. Третьим же видом сущего являются их отпрыски. 6. Поскольку же их всего три, то они познаются тремя способностями: идея познается умом через научное познание, материя - незаконным умозаключением (τάν δ'ύΛαν Λογισμώ νόθω), поскольку ее никак нельзя постичь прямым путем, но только по ана­логии, а порождения этих двух начал - через восприятие и мнение. 7. Итак, прежде чем речь пойдет о рождении небес (Πρίν ών ώρανόν Λόγω γενεσθαι), существовали идея с материей и бог, творец наилуч­шего.

Но так как более раннее (πρεσβύτερον) [215]лучше более позднего и упорядоченное [216]беспорядочного, то бог, в своей благости, увидев как
материя принимает форму и всячески изменяется, причем беспоря­дочно, пожелал 3 [217]привести ее в порядок, переведя ее из неопределен­ного изменения к упорядоченному состоянию, чтобы разделение ма­терии в телах происходило согласованно, а не самопроизвольно.

8. Он создал космос из всей материи, положив его [космос] преде­лом природы сущего (τάς τώ οντος φύσιος), чтобы он охватывал собой все остальное, как единый (ένα), единородный (μονογενή), совершен­ный (τέλειον), одушевленный (έμψυχόν) и разумный (λογικόν) (в са­мом деле, эти два качества лучше, чем неодушевленное и неразумное) и как сферообразное тело (поскольку эта форма совершеннее других).

9. Пожелав создать наилучшее творение, он создал этот мир как рож­денного бога, [218]который никогда не погибнет по какой-либо иной при­чине, кроме бога, который его сотворил, если тот однажды пожелает его разрушить. [219]Но ведь не в природе блага стремиться разрушить лучшее творение. Потому он остается неразрушимым, не гибнущим и счастливым (μακάριος).

10. Космос является наилучшим из рожденного, поскольку проис­ходит от лучшей причины, которая взирает не на рукотворный обра­зец (χειρόκματα παραδείγματα), [220]а на идею и умопостигаемую сущ­ность, и то, что сотворено, становится в такой же степени прекрасным и безукоризненным (άπαρεγχείρητον). 11. Оно [сотворенное = космос] является вечно совершенным в области чувственно воспринимаемого, поскольку его модель содержала в себе все умопостигаемые живые существа и ничего не оставила за пределами, но была абсолютным пределом для умопостигаемых вещей, как этот мир для чувственно воспринимаемых.

12. Этот мир является телесным, осязаемым и видимым, состоя­щим из земли и огня, и лежащими между ними воздухом и водой. 13. Он состоит из совершенных элементов, которые полностью находятся в нем, так что ни одна часть не остается вне его, дабы тело всего оста­валось довольным собой и не подвергалось приходящим извне по­вреждениям (поскольку не было ничего, кроме этих элементов). 14. Но и внутренним [повреждениям] тоже, потому что составленное в соот­ветствии с наилучшей пропорцией, находится в равновесии сил (έν ισοδυναμία) и ни одна часть не оказывает давления на другую и в свою очередь не угнетается, так чтобы одно претерпевало увеличение, а другое - уменьшение, но все остается в неразрывной связи (έν συναρμογα), согласно наилучшему отношению.

15. Когда же любые три члена [пропорции], а также интервалы между ними находятся в одном и том же отношении друг к другу, то­гда, как мы видим, средний член, согласно порядку справедливости (Δίκας), относится к первому так же, как третий к среднему, и наобо­рот, при перестановке [членов пропорции], при сохранении согласия мест и порядка. Этот подсчет, однако, невозможно осуществить, не принимая во внимание равенство сил.

16. Космос благоденствует как благодаря фигуре (καττο σχήμα), так и благодаря движению (κατταν κίνασιν): по форме он сферичен, равен самому себе в любом направлении и способен вместить все остальные родственные себе фигуры (όμογενέα σχάματα), движение же его представляет собой вечное круговращение. Только сфера, как покоящаяся, так и движущаяся, могла быть прилажена к одному и тому же месту (συναρμόσθαι χώρα), как никогда не покидающая свое­го места и не занимающая другое, поскольку равна от середины во всех направлениях. 17. Его совершенно ровная внешняя поверхность не нуждается в смертных органах, которые у других существ неизбежно присоединяются и отделяются.

18. Он привнес душу мира, закрепив ее в середине, и окутав ею извне космос целиком; он приготовил (смешал) ее как смесь из неде­лимой формы (μορφaς) и делимой сущности, так что из этих двоих возникла единая смесь. К этой смеси добавил он две силы, являющие­ся началами движений: движения тождественного и движения иного; и поскольку последние плохо смешивались, перемешать это было не­просто. 19. Отношения же внутри смеси все выражаются гармониче­скими числами. Эти отношения разделил он на части с целью научно- 198

го познания (ποτ'έπιστάμαν),[221]чтобы никто не оставался в неведении относительно того, из каких частей и при посредстве чего составлена душа. 20. (Душу бог учредил не позднее телесной сущности, как мы это себе представляем, ведь наиболее ценное предшествует и по силе и по времени, поэтому-то он и сделал душу первой.) 21. Он отнял одну часть в качестве первой, состоящую из четырех единиц, восьми десят­ков и трех сотен. Если первое уже установлено, то двойную и тройную часть (διπλασίαν και. τριπλασίαν)[222]из него рассчитать легче. Вместе с дополнительными и основными тонами в целом должно быть 36 чле­нов, общее число должно составлять 114.695.

22. Деление же таково:

[22-23. Таблица с числовыми отношениями] [223]

Примерно так разделил он душу всего.

24. Только ум видит вечного бога - предводителя и творца всего этого. Каждую из рожденных вещей мы видим при помощи зрения, космос же [открывается нашему взору лишь] через его небесные части. Будучи эфирными, они разделяются надвое, так, что одни имеют природу тождественного, а другие природу иного. 25. Те из них, что находятся снаружи, ведут за собой все, что есть внутри, от рассвета до заката в суточном движении; имеющие же природу иного, движутся внутри в противоположном направлении от вечера к утру и соверша­ют свое собственное движение, по совпадению вращаясь, согласованно с перемещением тождественного, которое имеет больше силы в кос­мосе. 26. Вращение иного разделено согласно гармоническим отноше­ниям и составляет вместе семь кругов. Поскольку Луна ближе всех к Земле, она совершает круговое обращение за один месяц. Солнце вслед за ней завершает свой круг за год. За Солнцем не отстают в беге звезда Гермеса и звезда Геры, которую большинство называют звездой
Афродиты и «Светоносной». 27. Пастухи и обычный народ никакого разумения касательно священной астрономии не имеют и ничего не понимают в вечерних и утренних восхождениях. Одна и та же звезда может быть вечерней, когда она за Солнцем на таком расстоянии сле­дует, что не скрывается в его сиянии, и утренней, когда она перед Солнцем идет и восходит перед рассветом. Будучи светоносной, звезда Афродиты часто появляется на небе благодаря одинаковой скорости с Солнцем, однако не всегда; и многие из неподвижных звезд, также и многие из блуждающих, каждая мало-мальски большая звезда, кото­рая перед Солнцем на горизонте восходит, возвещают начало дня. 28. Другие три, звезда Ареса (Марс), Зевса (Юпитер) и Кроноса (Сатурн), имеют собственную скорость и разные по продолжительности года. Закончив свой путь, они догоняют (περικαταΛάψιας ποιεύμενοι) друг друга и вызывают появление и исчезновение, и затмения, порождая точные восходы и закаты, завершая видимый восход утром или вече­ром относительно Солнца. 29. Днем называется путь Солнца от восхо­да до заката, а ночью - путь от заката до рассвета. Это движение оно совершает, подчиняясь другому движению, ведомое вращением тож­дественного, годовое же движение является его собственным движени- ем.[224] Из этих движений, которых два, вьется оно по спирали, продви­гаясь за один день на один градус (κατά μίαν μοίραν), вращаясь под влиянием сферы неподвижных звезд в каждом периоде ночи и дня. 30. Эти периоды называются отрезками времени, которое бог создает вместе с космосом. Поскольку до космоса не было звезд, а потому и никакого года и небесных круговоротов, которыми это сотворенное время измеряется. Оно [время] является образом (είκών) несотворен- ного времени, которое мы называем вечностью. Как это небо сотворе­но по вечному образцу, умозрительному космосу, так и это время вме­сте с космосом сотворено по образцу, которым является вечность.

31. Земля, помещенная в середине, является очагом («Гестией») богов и рубежом тьмы и рассвета, она порождает закаты и восходы относительно линии горизонта (κατ' άποτομάς τών οριζόντων), кото­рые мы определяем по лучу зрения и линии земли (τα άποτομα τας
γάς).[225]Она старейшая из тел внутри небес. Никогда не может возник­нуть вода без земли, а также воздух без воды, не осталось бы и огня, лишенного влаги и материи, которая воспламеняется. Так что земля является корнем всего и основой всего, и она опирается на свой наклон к центру. 32. Начала возникшего: материя как подлежащее, форма (эйдос) - как принцип (логос) оформленности (λόγος μορφάς το είδος). Их порождением являются тела - земля и вода, воздух и огонь, - кото­рые возникли так:

33. Каждое тело состоит из плоскостей, плоскость же из треуголь­ников, один из которых - прямоугольный равнобедренный - является половиной квадрата, другой разносторонний, так что квадрат больше­го катета в три раза больше, чем квадрат меньшего. Меньший угол в нем составляет треть прямого угла, средний - двойную часть от этого; то есть он составляет 2/3 (от прямого). Большим является прямой угол, который составляет 3/2 от среднего, и утроение меньшего. Этот тре­угольник поэтому является половиной равностороннего треугольника, который биссектриса, проведенная от вершины перпендикулярно ос­нованию, делит на две равные части. Оба являются прямоугольными треугольниками, но в одном - две стороны, смежные с прямым углом, равны, в то время как в другом неравны все три стороны. Последний называется неравносторонним (σκαληνός), а первый равнобедренным (αμιτετράγωνος) треугольником,[226] который оказывается принципом устройства земли. 34. Поэтому из них можно составить квадрат, из че­тырех равнобедренных треугольников. Из квадратов строится куб - наиболее прочное и во всех положениях устойчивое тело, имеющее шесть плоскостей и восемь углов. Вследствие этого земля является наиболее тяжелым и малоподвижным телом, которое не превращает­ся ни во что другое, поскольку не имеет ничего общего с другими ти­пами треугольников. Только земля имеет свою собственную основу - прямоугольный треугольник.

35. Другой из них [половина равностороннего треугольника] есть элемент других тел - огня, воздуха, воды. Если шесть из этих разно­сторонних [227]треугольников (τώ άμιτριγώνω τρίγωνον) составлены вме­сте, из них возникает равносторонний треугольник. Из них составляет­ся пирамида с четырьмя основаниями и стольким же количеством углов, форма[228] огня, наиболее подвижного и состоящего из мелких ча­стиц (λεπτομερέστατον). После нее идет октаэдр с восемью гранями и шестью углами - элемент для воздуха. Третий - икосаэдр с двадцатью гранями и двенадцатью углами, элемент воды, состоящий из многих частей и более тяжелый. Поскольку эти тела составлены из подобных элементов, они способны взаимно преобразовываться. В качестве об­раза всего он установил додекаэдр, наиболее похожий на сферу. 36. Огонь благодаря своим мелким частицам проникает сквозь все эле­менты, воздух - сквозь все, кроме огня, вода же только сквозь землю. 37. Все заполнено, и нет ничего пустого. 38. Все связано вместе враще­нием вселенной, и, напирая попеременно, все [элементы, частицы] со­ударяются друг с другом (трутся друг о друга), что приводит к посто­янному изменению через возникновение и уничтожение.

39. Этим пользовался бог, когда устраивал этот космос, осязаемый благодаря земле, видимый благодаря огню, - двум крайним [элемен­там]. Через воздух и воду он связал их крепчайшими оковами, про­порцией, которая и себя саму и их способна удерживать вместе под своим контролем. 40. Если бы связываемое было двумерным, доста­точно было бы одного среднего члена, но поскольку оно объемное, то ему необходимо два. С двумя средними членами связаны два предель­ных, так что они соотносятся следующим образом: как огонь к воздуху, так и воздух к воде, и как воздух к воде, так и вода к земле, а при пере­становке членов - огонь к воде как воздух к земле. И в обратной про­порции: земля к воде как вода к воздуху и как воздух к огню, и при пе­рестановке - земля к воздуху как вода к огню.[229] 41. И поскольку все они
равны по силе, их отношения находятся во взаимном равновесии. Этот космос един благодаря божественным узам - пропорции. 42. Каждый из четырех элементов имеет много разновидностей. Огонь - это и пламя, и свет, и сияние, из-за неравенства треугольников в каждом из них. Точно так же и одна разновидность воздуха прозрачная и сухая, другая - влажная и затуманенная. И вода одна - текучая, другая - твердая, как, например, снег и иней, град и лед; так же и из жидкостей одни могут быть текучими, как мед и масло, а другие - застывшими, как смола и воск. Разновидностями же твердого [то есть элемента зем­ли] являются,[230] во-первых, плавкое, как золото, серебро, медь, олово, свинец, стагон, и, во-вторых - хрупкое, как сера, горная смоля, нитра[231]соли, квасцы и тому подобные камни.

43. После устроения космоса задумал он рождение смертных су­ществ, чтобы космос был завершенным, созданным полностью по об­разцу. 44. Смешав и разделив человеческую душу в соответствии с той же пропорцией и из тех же сил (δυναμίων), он распределил ее и наде­лил изменчивой природой. И природа, следуя за ним в процессе тво­рения, порождает смертных однодневных существ. 45. Эти души про­извел он (или она, природа?) как проистекающие, одни от Луны, другие от Солнца, остальные от другого, скитающегося в части иного, за исключением единственной силы тождественного, которую он (она, природа?) в разумном отношении смешал, образ мудрости для благо­словенных (εικόνα σοφίας τοΐς εύμοιρατοΰσι).

46. Душа человека наделена как разумом и умом, так и неразуми­ем и безрассудством. Сильнейшая часть, разумная происходит из природы тождественного, более слабая - из природы иного. Однако обе занимают свои места в голове, остальные части души и тела им служат, как высшему в общем жилище (теле). Из неразумной части мужество помещается в сердце, а желание в печени. 47. Основой тела (σώματος άρχάν) и корнем спинного мозга (ρίζαν μυεΛοΰ) является го­ловной мозг (έγκεφαΛον), где и пребывает ведущая часть души (αγεμονία). Из этих как род истечения вытекает через спинной позво­нок остаток, который в дальнейшем разделяется на сперму и семен­ную жидкость. Кости же есть оболочка (περιφράγματα) спинного моз-

га. Их защитой и покровом является плоть. Он связал члены сухожи­лиями как связками для движения. Часть внутренних органов предна­значил он для питания, часть для поддержания [жизнеспособности] (τα μεν τροφάς χάριν, τα δε σωτηρίας).

48. Из движений же, которые происходят от внешних вещей, те, которые направляются туда, где расположен разум, являются чув­ственным восприятием. Те, которые не поддаются восприятию, оста­ются незамеченными, когда подверженные воздействию тела слишком приземленные (γαιοειδέστερα), либо движение слишком слабое. 49. Все те, которые нарушают природное устройство, болезненны; те же, которые восстанавливают его, называются радостью.

50. Что же касается [видов] чувственного восприятия, то бог даро­вал нам зрение, чтобы взирать на небеса, равно как и способность к познанию. 51. Слух он создал, чтобы мы могли воспринимать слова и мелодии; человек, который лишен этого от рождения, в будущем не сможет говорить. И поэтому говорится, что это ощущение более всего родственно речи. 52. Все, что называется телесными ощущениями, по­лучило свое имя из-за способности к осязанию, а также из-за стремле­ния к своему месту. Ведь осязание различает свойства живых существ, тепло, холод, сухость, влажность, гладкость, шершавость, податли­вость, упругость, мягкость, жесткость. 53. Осязание различает между тяжелым и легким, а более точно определяет разум по склонению к середине или отклонению от нее. 54. Говорят, что «внизу» и «посере­дине» - это одно и то же; потому что центр шара это его низ, и все, что за его окружностью - это верх. 55. Тепло состоит из мелких частиц и оказывает на тело расширяющее действие, холод же состоит из ча­стиц, больших, нежели каналы (πόρων), и оказывает сужающее дей­ствие. 56. Вкусовое ощущение похоже на осязание. Поэтому вслед­ствие соединения и разделения, далее через проникновение в каналы и из-за формы возникает либо терпкое, либо приятное ощущение. Растворяющее и очищающее кажется терпким, сдерживающее очи­щение соленым, воспламеняющее и режущее мясо острым, напротив приятное на вкус и сладкое превращается в сок. 57. Виды запахов не разделяются, поскольку они проходят через узкие каналы, которые слишком твердые, чтобы сужаться или расширяться. Из-за гниения и брожения (πέψεσι) земли возникают благовония и зловония.

58. Звук же - это удар по воздуху, который достигает души через уши. Ушные каналы простираются до печени и в них же находится 204

пневма, чье движение и есть чувство слуха (άκοά). В отношении звука и слуха быстрое движение является высоким, медленное низким, и уравновешенность по середине. Частые и раскатистые звуки - гром­кие, скудные и обрывистые (συναγμένα) - тихие. Звуки, организован­ные в соответствии с музыкальными отношениями, мелодичны, бес­порядочные и не организованные - немелодичны и негармоничны.

59. Четвертый род чувственного восприятия - более разнообразный (πολυειδέστατον) и разносторонний (ποικιλώτατον) - называется зре­нием. Благодаря ему можно различать всевозможные цвета (χρώματά) и бесчисленные оттенки, основных же четыре: белый, черный, сияю­щий (λαμπρόν), пурпурный. Все остальные цвета происходят из сме­шения этих. Там, где белый разделяет зрение, черный соединяет, в то время как тепло расширяет (διαχήν) осязание, а холод способен стяги­вать, и кислое стягивает вкус, горькое же разделяет.

60. Тело (το σκάνος) живущих в воздухе существ вскармливается и поддерживается потому, что, с одной стороны, питание по всему телу распределяется через кровеносные сосуды, проводится как через оро­сительные каналы и увлажняется от пневмы, так что оно (питание) расширяется и достигает предельных участков. 61. С другой стороны, дыхание происходит потому, что в природе нет никакой пустоты, и воздух стекается и всасывается через невидимые отверстия, через ко­торые также выходит влага; причем одна часть воздуха также нужда­ется в природном тепле. 62. Необходимо, чтобы использованное вос­полнялось равным количеством. Иначе оставалось бы пустое пространство, что странно (άμάχανον). Ведь живое существо тогда больше не сливалось воедино и не было бы единым целым, если бы его тело вследствие пустоты было разрушено. 63. Похожее устройство (οργανοποιία) имеется и в неодушевленных вещах по аналогии с дыха­нием; медицинская банка (σικύα) и янтарь являются образами дыха­ния. 64. Пневма через тело вытекает наружу, при помощи воздуха че­рез рот и ноздри входит обратно, затем вновь, словно [река] Эврип, несется в тело, продвигаясь вверх по протокам (рот и нос).[232]65. Меди­цинская банка (σικύα), когда воздух расходуется огнем, вытягивает

влагу, янтарь же, когда пневма отделяется, притягивает ему подобное (Марг добавляет: твердое, пористое) тело.

66. Питание телу (τώ σώματι) целиком доставляется из сердца как корня и из живота как источника. И если в приливе оно (тело) больше орошается, чем источается, это называется ростом, а когда меньше, убылью. Расцвет является границей между ними и означает равенство притока и истечения. 67. Если же эти связи в организме (τών αρμών τάς συστάσιος) ослабляются, когда пневма больше не имеет прохода или питание больше не поступает, то живое существо умирает.

68. Многочисленны жизненные бедствия (κάρες ζωάς) и причины смерти. Один род называется болезнью. Основной причиной болезни является неравновесие (άσυμμετρίαι) основных качеств, когда простых качеств, таких как тепло или холод, влажность или сухость, либо недо­статок, либо избыток. 69. Далее следуют изменения и преобразования крови вследствие порчи, и повреждение плоти этим разложением, ко­гда из-за перемены в кислом, соленом и остром происходит измене­ние крови или порча плоти. Отсюда происходит возникновение жел­чи, мокроты, болезненных соков и гниение плоти: слабое, если они не глубоко засели, мучительное, если их начало порождается костями, тягостное (άνίατοι неизлечимое, исправление Балтеса), если они зави­сят от мозга. 70. Последняя (третья) причина болезни - это когда пневма, желчь и мокрота увеличиваются и вытекают в чужую область или из жизненно важных мест. Потом они занимают лучшее место и удаляют родственную субстанцию (άπεΛάσαντα τά συγγενεα), посе­лившись там, нанося ущерб телу и растворяя его в себе. Таковы при­чины страдания тела.

71. Но и душевных болезней много, причем разные болезни име­ют разные свойства. От способности восприятия - нечувствительность, от способности запоминать - забывчивость, от побуждающей способ­ности - отсутствие влечения и нервозная торопливость (προπετεια), от способности впечатлений - дикая страсть и сумасшедшее неистовство, от рассуждающей способности - глупость и безрассудство. 72. Источ­никами зла являются удовольствия и страдания, вожделения и страхи, которые зависят от тела, но примешиваются к душе. И они называют­ся разными именами. Это любовные желания и возбуждение (πόθοι), разнузданная страсть, сильный гнев и большое негодование, различ­ные желания и чрезмерные удовольствия. 73. В целом, образ действия по отношению к страсти является началом и концом добродетели и 206

зла. Зависимость от страстей или власть над ними приводит нас к хо­рошему или плохому состоянию. 74. Смешения соответствующих спо­собностей тел могут на это оказывать большое влияние, так или иначе имеется острое или теплое, и приводит нас к меланхолии, похоти и алчности. 75. И некоторые части, страдающие ревматизмом, испыты­вают зуд и порождают тела скорее воспаленного, нежели здорового типа, из-за чего у них возникает чувство уныния и забывчивости, по­мешательство и внутреннее беспокойство.

76. Важны привычки, с которыми человек вырос в государстве или в доме, и ежедневный образ жизни, который либо ослабляет душу, либо делает ее сильнее, вплоть до мужества. Поэтому жизнь под от­крытым небом и простая еда, упражнения и привычки спутников (τα ηθεα τών συνόντων) важны для (распознания) как добродетели, так и порока. 77. Соответственно причина порока кроется, скорее, в родите­лях и в основных телесных элементах, нежели в нас самих, при усло­вии, конечно, если нет места праздности и мы не отказываемся от должных обязанностей.

78. Для того чтобы живое существо было в порядке, его тело должно обладать подходящими ему добродетелями, здоровьем и тон­кой чувствительностью, силой и красотой. Началом красоты является соразмерность (συμμετρία) частей тела и души. Природа сложила (αρμόξατο) эту обитель словно инструмент, чтобы она была податли­вой и соответствующей (έναρμόνιον) основам разных образов жизни. 79. Нужно также приводить душу во взаимное согласие с соответству­ющими добродетелями (ρυθμίζεσθαι... τας άναλόγως άρετάς); с бла­горазумием, словно тело со здоровьем, с рассудительностью, словно с тонкой чувствительностью, с мужеством, словно с силой и могуще­ством, со справедливостью, словно тело с красотой. 80. Начала этих добродетелей происходят от природы, однако средины и концы от добросовестного ухода - за телом через упражнения и врачевание, за душой через воспитание и философию. Эти способности питают и укрепляют (τονοΐσαι) как тело, так и душу, через труд, упражнения и режим питания и побуждают (όρνύοντι), если необходимо, одни с по­мощью лекарств, другие - те, что воспитывают душу - с помощью наказания и порицания. Они укрепляют, вызывая стремление (ταν όρμαν) с помощью поощрения, и призывают к полезным занятиям.

81. Искусство умащевания (άληπτικά)[233]и медицина, наиболее ему близкая, задачей которой является забота о теле, приводят силы в лучшее соответствие (ες τάν κρατίσταν αρμονίαν άγοισαι), делая кровь чистой и пневму сливающейся, к тому же если возникает что-либо бо­лезненное, силы крови и пневмы усиливаются и преодолевают его.

82. Мусическое искусство и его предводитель философия, обыча­ями и законами предназначенные для улучшения души, приучают, убеждают, и даже заставляют, если необходимо, разумное подчинять­ся рассудительности,[234] дабы неразумное желание (τώ δ'άλόγω θυμον) оставалось в покое, а чувственное вожделение гасило свои порывы (επιθυμίαν δε εν άρεμήσει) и не двигалось без рассудительности, прав­да, и бездвижным не оставалось, когда ум призывает его к деятельно­сти или к наслаждению. Таково определение рассудительности: с од­ной стороны послушание, с другой терпеливость.

83. Понимание и почтеннейшая (α πρεσβίστα φιλοσοφία) фило­софия освобождали от обманчивого мнения и вводили научное по­знание; они отзывали ум от великого неведения и освобождали для восприятия божественного, и заняться этим, удалившись от всего че­ловеческого (ποττάνθρώπεια) и пребывая в добром здравии на отве­денное время жизни, - значить обрести счастье. Кому даймон[235] вручил такую участь, тот на основе истинного мнения направляется к счастли­вейшей жизни.

84. Но когда кто-то остается упорным (σκλαρος) и непокорным (άπειθής), того по закону и постановлению (εκ τών λόγων) надо под­вергнуть наказанию, вызывающему сильный страх и под небесами и, в Аиде, там, где беспощадные наказания предназначены для несчастных жителей подземного царства, за что я и восхваляю ионического поэта, который приводит пораженных проклятием (τώς εναγέας) в ужас.

85. Как иногда мы оздоравливаем тела с помощью болезней, если они не поддаются оздоровительным процедурам, так и души мы удержи­
ваем выдуманными историями, если они правдивыми не управляют- ся.[236]

86. Нужно отметить и необычные наказания, когда души трусли­вых переодеваются в женские тела, предающиеся необузданности (ποθ' υβριν); осквернившие себя убийством в наказание одеваются в тела диких животных, похотливые обращаются в ослов или кабанов; легкомысленные и непостоянные в проносящихся по воздуху перна­тых, ленивые и бездельники, а также невежественные и неразумные - в живущих в воде.

87. Все эти виды разделяет Немесида в течение второго цикла (рождения), вместе с карающими подземными даймонами, надзира­ющими за человеческими делами. На них руководящий всеми бог возлагает управление космосом, 88 который заполнен богами и людь­ми и всеми другими живыми существами, и все управляется в соответ­ствии с лучшим прообразом, который заключается в нерожденной, вечной и умопостигаемой идее.

10 Stadele A. Die Briefe des Pythagoras und der Pythagoreer. Meisen­heim a.Glan, 1980. Отдельного внимания заслуживает издание писем 34

90 О душе, фр. 26 Финамор-Диллон: «Плотин, Порфирий и Аме­лий считают все души равными и низводят их из занебесной области в 154

<< |
Источник: АФОНАСИНА Анна Сергеевна. ПСЕВДОПИФАГОРИКА: ТИМЕЙ ЛОКРСКИЙ О ПРИРОДЕ КОСМОСА И ДУШИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук. Новосибирск - 2013. 2013

Еще по теме Приложение:

  1. Приложение.
  2. Дополнительная литература к Приложению
  3. Приложение I. Терминыυπόμνημα, υπομνηματίζω у Марина в Vita Procu.
  4. СОДЕРЖАНИЕ
  5. ГЛАВА I Псевдопифагорика
  6. 2.4. О природе космоса и души. Философский комментарий к трактату
  7. Корпус сочинений Прокла
  8. 2.2. Школа Аттика и комментирование Платона.
  9. 3.3. Онтологические предпосылки самопознания.
  10. Учение о красоте и триада благо-мудрость-красота.
  11. 3.10. Восхождение души.
  12. Специфика доксографии и краткий обзор академического изучения раннего пифагореизма
  13. В поиске мыслительного феномена повторения одинакового
  14. Терминологические и методологические проблемы
  15. Формулировка мыслительного феномена не-места и описание раннепифагорейского дуализма
  16. Индекс рисунков
  17. АФОНАСИНА Анна Сергеевна. ПСЕВДОПИФАГОРИКА: ТИМЕЙ ЛОКРСКИЙ О ПРИРОДЕ КОСМОСА И ДУШИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук. Новосибирск - 2013, 2013
  18. 2.1. Тимей Локрский. Биографические свидетельства
  19. Введение