<<
>>

Демоны, которым мы достались по жребию.

Демоническое у Про- кла, как мы видели, занимает в прямом смысле центральное положение между богами и космосом. Поскольку всякий бог трансцендентен (dμεθεκτoς∙, εζτ]pεμμεvoς∙), он нуждается в посреднике для осуществления своего действия в мире становления.

Такими посредниками и являются демоны. Рассмотрим более подробно их место и роль в космосе.

На вершине демонической иерархии расположены божественные демоны (θl θεΐοί δαίμονες·), которые часто являются (φανταζόμενοι) в виде богов благодаря своему чрезвычайному подобию им. Это — следствие из общего онтологического положения, гласящего, что первый член любого разряда сохраняет форму того, что ему предшествует (πάσης· τdξεως,τά πρώτιστα μορφήν ^χεL των πρό αυτών)[313]. Этот разряд демонов единовиден и божественен. Затем следуют демоны, причастные мыслящему (τfjς, Vθεpaς,Ιδιότητος*), которые ответственны (προϊστάμενοι) за восхождения и нисхождения и являют всему творчество (ποίησίν) богов. Третьи распределяют действия божественных душ на вторичное и обеспечивают между ними связь (τ∂v σύνδεσμον). Четвёртый разряд демонического передаёт деятельные проявления (τάς· δυνάμεις* τάς* δραστήριους*) общих начал (τών δλων φύσεων)возникающему и погибающему, вдыхая в разделённые природы
жизнь, порядок, устроение (λόγου?) и разнообразное совершенство. Пятый разряд имеет телесный вид (σωματoειδε?) и связывает противолежащее (άκροτήτων) в телах, и только благодаря ему божественные тела образуют единство со смертными телами, а творящее — со своими творениями. Именно этот разряд обеспечивает телесными благами и отвечает за физические свойства. Наконец, шестой разряд демонов связан с материей, он содержит в себе потенции, исходящие в материю свыше из небесной материи, хранит материю и смутное изображение видов в ней (σκιαγραφίαν των ειδών)198 [314][315].

Итак, демоны обеспечивают в мире становления действие всех основных прин­ципов: единого, ума, души, природы, тела, материи. Кроме того, они связаны с человеческими душами (ψυχών μερικών): «ведь каждый бог предводительствует вначале демонами, а затем и частичными душами^®» посредством демонов.

Отношение человеческой души и демона, присущего ей, в платонизме обсужда­лось с самого начала. Скорее всего, стимулировал вопрос о демоне (δαιμόνιον Tl) Сократа. Уже у Платона в «Федоне» мы читаем: «демон каждого человека, который получил в удел живое существо» (δ έκάστου δαίμων, ⅛πεp ζώντα είλήχει)[316][317][318]. Плотин своим трактатом ПІ 4 (3), в котором речь идёт ΊΤερΙ του εlλτ∣χ6τo? f∣μd? δαίμονο?, т.е. о демоне, получившем нас в удел, поставил перед своими последовате­лями проблему индивидуального демона-хранителя более определённым образом.

Перед Проклом её рассматривал большой поклонник демонов Ямвлих^.

По Проклу, божественные демоны, первый разряд демонической иерархии, по сущности (κατ’ ουσίαν) восприняли в удел души, соединяя их со своими богами (тої? άρχουσι, тої? εαυτών ήγεμόσι θεοί?), и любая душа, даже если она сопровождает (συμπεpL7Tθλfj) своего бога, нуждается в таком демоне^. Второй
класс демонов обеспечивает восхождения и нисхождения душ и их выбор жизненного жребия^®^.

У душ, возвращающихся в прежнее состояние, т.е. к своим причинам (τα,LS, dπoκaτaστaτLκaιs ζ(3σaις, ψυχaιs,), один и тот же демон и в горнем мире (dvω), и в здешнем (ένταυθα), тогда как у несовершенных душ один демон сущностный, другой — в этой жизни (κατά, τδv προβεβλημένον βίον).

Для Прокла было очень важно защитить свою иерархию бытия, и особое по­ложение в ней демонического, от различных возражений, направленных на то, чтобы психологизировать демоническое, отнимая у него самостоятельную онтологическую функцию в универсуме. Первая попытка такого рода была предпринята Ксенократом: «καθάπερ Ξεvo κpdτης∙ φησlv εΰδαίμονα είναι τδν τήν ψυχήν δχοντα σπουδαίαν ταύτην γάρ έκάστου εΐναι δαίμονα», т.е. «Ксенократ называл счастливым того, кто обладает добродетельной душой, ибо она — демон для каждого^». И у самого Платона в «Тимее» разум, обитающий в живом существе, — это демон^®^. Однако для Прокла демоны имеют своё собственное бытийное положение между богами и людьми. Разум же может быть назван демоном лишь по аналогии: «один есть демон по сущности, другой — по аналогии, третий — акцидентально (κατά, σχέσίν^®?. Демоном по аналогии «привыкли называть того, кто непосредственно пребывает над нижестоящим^®®», «кто непосредственно осуществляет своё провидение ..., будь то бог, или же следующая за богами сущность^®9». Демоном в относительном смысле может быть назван тот, кто благодаря своему подобию и сходству с демоническим родом производит действия (εvεpγεias'), превышающие человеческую меру, или тот, кто сделал свою жизнь целиком зависящей от демонического^®. Сущностный же демон сам по себе имеет [319][320][321][322][323][324][325]
данное качество (быть демоном человека), и определён в своём существовании (∈^v UTrdp^∈L TLPL), в своих потенциях и способах действия^.

Кроме того, демон не может быть отождествлён ни с ведущим принципом души (τό evepγoυv eπl της ψυχή?), т.е. с разумом в разумных душах, с волей (θυμός·) — в волевых, ни с вожделением — в вожделеющих. Не может он быть отождеств­лён и с высшим принципом души (τό πpoσ∈χως, i∏repκeiμ∈vov του ∈v∈p^ γouvτoς)[326][327][328][329][330], τ.e, cразумом для волевых и волей для желающих. Первого взгляда держались, по Брейе2^, «des platoniciens stoicisants» (стоизирующие платоники, второго — сам Плотин.

Наконец, Прокл отвергает взгляд, по которому демон тождественен с челове­ческим умом (τ0V V0υv τδv μ∈pLK0v)2^, взгляд, которого держались стоики эпохи империи и Порфирий2^, поскольку демоническое, пребывая в душевной плоскости (πλάτος), не может совпадать с мыслящим порядком (ή vo∈pα τdζiς∙). Наконец, ум по отношению к целому человеку представляет всего лишь частный принцип, от которого зависит лишь разумная душа (ή λογική ψυχή), ум ведёт душу лишь тогда, когда она к нему возвращается, он примет «тамошний свет и соединит свою энергию с ним»[331][332]. От ума мы зависим лишь в качестве душе, но определение человека по Проклу другое: « душа пользующаяся телом» (ψυχή σώματι χpωμ∈vη)21^. Кроме того, человек, по Проклу, предстаёт составленным из принципов, не связанных друг с другом в одно целое: «уму причастна разумная душа, но не тело, и природе причастно тело, но не рассудок, и разумная душа властвует над волей и желанием, но не над телом, которое приносит случай»21®. И принципом, который обеспечивает единство человеческого существа, связь его с собой и с миром является его демон. И Прокл в комментарии доходит до возвышенной патетики: « Только демон всё движет, всем

138

управляет, всё наше располагает. Он и разум совершает, и страсти умеряет, и природу вдохновляет , и тело укрепляет (συυ∈χci), и случайным управляет, и судьбоносное исполняет, и промыслительным одаряет. И он — единственный царь надо всем, что в нас и вокруг нас, руководящий всей нашей жизнью» .

3.8.2.

<< | >>
Источник: Бугай Дмитрий Владимирович. Прокл Диадох как комментатор Платона. Диссертация на соискание учёной степени кандидата философских наук. Москва - 2001. 2001

Еще по теме Демоны, которым мы достались по жребию.:

  1. Демон Сократа.
  2. 3.8.1. Демоны и их иерархия.
  3. 3.8. Учение о демонах.
  4. 3.8.4. Демонические потенции.
  5. 3.7. Учение Прокла об βpocei^7.
  6. Античная традиция истолкования «Алкивиада I».
  7. 3.9. Диалектическое познание.
  8. ГЛАВА I Псевдопифагорика
  9. 2.4. О природе космоса и души. Философский комментарий к трактату
  10. 1.1. Жизнеописание Прокла у античных авторов.